1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Handelsblatt: Грузия может стать жертвой борьбы за кресло в Кремле

Соратники Путина знают, что при смене власти они могут многое потерять... Газета деловых кругов Германии комментирует внутриполитическую ситуацию в России.

default

До сих пор Путин исключал то, что задержится в Кремле на третий срок. Однако есть все основания усомниться в том, что расстаться с властью ему будет легче, чем Гельмуту Колю или Тони Блэру. Не только Путину есть что терять, но и многим его приближенным.

Большинство нынешних менеджеров и председателей правлений крупных российских компаний - это прошедшие тщательный отбор приближенные Путина. О переделе собственности, который сопутствовал переходу власти от Ельцина к Путину в Москве хорошо помнят. Это коснулось и некоторых олигархов, и многочисленных чиновников. Соратники Путина знают, что при смене власти они могут многое потерять. Поэтому в России весьма интенсивно продолжается перераспределение собственности.

Подтверждением тому может служить очередная серия заказных убийств. Наиболее ожесточенная борьба после смены главы государства в 2008 году будет вестись за контроль над полугосударственными энергетическими концернами "Газпром" и "Роснефть". Если во главе государства встанет нынешний вице-премьер Дмитрий Медведев, петербургский юрист, как и Путин, то победу одержит газпромовский лагерь.

Однако это не единственная угроза стабильности государства. Политик-либерал из партии "Яблоко" Сергей Иваненко выразил опасение, что преемник Путина может попытаться повысить свою популярность среди избирателей, совершив победоносный поход на Грузию, как это сделал в свое время Путин, развязавший войну в Чечне. На Кавказе видны признаки нового столкновения. Грузия и Россия постоянно провоцируют друг друга для того, чтобы первый выстрел был сделан с противоположной стороны, на которую можно было бы в последствии возложить ответственность. Сумеет ли Путин положить конец этому противостоянию?

Контекст