1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

GTZ помогает немцам в СНГ

16.03.2006

Сегодня в нашей программе:

- Германское общество по техническому сотрудничеству поддерживает российских немцев в Сибири.

- «Житие Даниила Хармса» на сцене кельнского «АРТеатре»

Начнем по-порядку.

Германское общество по техническому сотрудничеству (GTZ) с середины девяностых годов поддерживает этнических немцев в странах СНГ. По поручению Министерства внутренних дел Германии и под его контролем GTZ реализует в местах компактного проживания немцев в России, Казахстане и других странах СНГ проекты по поддержке их национальной культуры, немецкого языка и профессиональной переподготовке специалистов в условиях рыночной экономики. Особо важной в деятельности GTZ стала поддержка немецких национальных районов на территории Западной Сибири и Алтайского края. Мой коллега Андрей Бреннер задал несколько вопросов менеджеру по реализации проектов в Западной Сибири Дитеру Фрику (Dieter Frick).

- Господин Фрик, в апреле в Томске пройдут германо-российские межправительственные консультации на высшем уровне. Тем самым внимание немецкой общественности будет обращено к Томску в частности, и к Сибири в целом. Ваша организация уже давно представлена в этом регионе. В чём заключается её работа?

- С середины 90-ых годов Германское Общество по техническому сотрудничеству поддерживает своими программами и проектами этнических немцев в России. Наши мероприятия по возрождению немецкой культуры, языка и традиций мы проводим совместно с российским правительством, которое заинтересовано в нашей работе на территории Российской Федерации и осуществляет схожие проекты, особенно в Сибири. Ведь там, по последним данным, проживают более 300 тысяч российских немцев. В Сибири, в различных регионах, у нас более 260 партнёрских организаций Они помогают нам в реализации различных проектов, получая от нас финансовую поддержку. Большую работу мы проводим и с молодежью. Так как родной язык для немецкого национального меньшинства является неотъемлемой частью национального самосознания, мы организуем в местах компактного проживания немцев в России и, особенно в Сибири, курсы немецкого языка. В прошлом году в таких курсах приняли участие более 9 тысяч человек. А вообще, в мероприятиях, которые проводились в центрах встреч российских немцев в Сибири, - это фестивали культуры, семинары, курсы разных направлений и профилей, приняли участие в общей сложности 28 тысяч человек.

О каком объеме помощи из Германии идёт речь, и каково её соотношение с теми средствами, которые предоставляют российские власти?

- Этот вопрос требует развернутого ответа. Я могу только сказать, что для реализации проектов и программ в Сибири в области культуры, образования, профессиональной подготовки и переквалификации, а также на оказание гуманитарной помощи Германия ежегодно выделяет около 4 миллионов евро. Раньше средств выделялось больше, потому что осуществлялись инвестиционные проекты. Например, финансировались производственные предприятия, выделялись деньги и на поддержку малого и среднего бизнеса. В настоящее время мы вкладываем средства в развитие немецкого национального района Азово в Омской области. Здесь мы совместно с российскими партнёрами строим очистительные сооружения. В этом проекте инвестиции российской стороны составляет около 60 процентов, а мы оплачиваем сорок процентов расходов. Между тем, с середины и до конца девяностых годов подобные проекты финансировались почти полностью германской стороной, сегодня ситуация изменилась.

- Каким образом вы осуществляете контроль над использованием предоставленных Германией средств?

Это очень щекотливый вопрос. Этот контроль мы осуществляем через интенсивные контакты с нашими многолетними партнерами. В Сибири нас представляют три организации: одна находится в Новосибирске, с филиалом в Томске, другая – в Омске, а третье - в Алтайском крае, в немецком национальном районе Гальбштадт. С этими организациями у нас договорные отношения, которые предусматривают строгую отчетность по использованию средств из Германии. Только таким образом мы можем гарантировать контроль над использованием выделяемых средств по их назначению.

- Вы сказали, что Германское общество по техническому сотрудничеству (GTZ ) работает в Сибири с середины девяностых годов. Если сравнить ситуацию тогда и сегодня, работать стало легче или труднее?

- Я думаю, что работать стало легче, чем раньше. В нашем распоряжении, правда, сейчас намного меньше средств, выделяемых Германией, чем раньше, но работать стало легче, благодаря многолетнему уже сотрудничеству с нашими партнёрами. Меньше стало и бюрократических сложностей. В Томске, например, у нас два надежных партнёра: это Российско-немецкий Дом, с которым мы уже много лет сотрудничаем. А в Томском университете активно работает Русско-немецкий Центр, который занимается в первую очередь образовательной деятельностью и работой с молодёжью.

- Как долго ваша организация будет ещё работать над реализацией проектов в Сибири?

- В последние два-три года становится все более ясно, что средства, выделяемые Германией на проекты по поддержке российских немцев, будут и дальше сокращаться. Но, несмотря на это, результаты проделанной нами работы по поддержке российских немцев и их соседей будут ещё долгое время ощутимы. Я предполагаю, что проекты помощи Германии этническим немцам в Сибири будут реализовываться до 2010 года. Это зависит и от того, как себя поведет российская сторона. У российского правительства есть программа поддержки и развития немецкого меньшинства, которая рассчитана до конца 2006 года. Но если она будет продлена, то, по всей видимости, германская сторона в ней тоже примет активное участие. К тому же, не следует, на мой взгляд, забывать о том, какую важную объединяющую функцию в отношениях между Россией и Германией играют российские немцы сегодня, и какая роль они могут сыграть в будущем.

Андрей Бреннер беседовал с сотрудником Германского общества по техническому сотрудничеству, менеджеру по реализации проектов в Западной Сибири Дитером Фриком. А теперь к другой теме.

На днях в кельнском АРТеатре состоялась премьера спектакля «Житие Даниила Хармса». Автор постановки Светлана Фурер. Актерское и режиссерское образование Светлана получала в Петербурге и Москве, и вот уже 12 лет живет и работает в Германии. Сегодня она преподает актерское мастерство немецкой молодежи. ГА репетиции спектакля в АРТеатре побывала моя коллега Елена Байер.

«Житие Даниила Хармса»... так можно перевести название спектакля, репетиции которого полным ходом идут в кёльнском театре «АРТеатер». Столетний юбилей со дня рождения Хармса отмечался в январе... Но сам отец абсурда в литературе и на сцене так ухитрился всё запутать, что точную дату его рождения назвать трудно. О моменте собственно зачатия и рождения - и первый монолог главного героя спектакля...

«Дело было так... Мой отец женился на моей матери в 1902 году. Но я появился на свет лишь в конце 1905 года, потому что мой отец хотел, чтобы я родился под новый год. Отец высчитал, что для этого момент зачатия выпадает на первое апреля. Поэтому с предложением произвести меня на свет мой отец обратился к моей маме в первый раз первого апреля 1904 года. Моя мать долго ждала этого момента и несказанно обрадовалась. Но мой отец не смог удержаться от соблазна, превратить это предложение в первоапрельскую шутку»...

В этой пьесе много абсурдного и трагичного, как и в реальной жизни Даниила Хармса, подчеркивает автор – Светлана Фурер. Актриса и режиссер получала театральное образование в России – в Петербурге и Москве, и вот уже 12 лет живет и работает в Германии. Она преподает актерское мастерство немецкой молодежи, ставит спектакли для немецкой публики. Но спектакль «Житие Даниила Хармса» для Светланы – дебют. Она впервые выступает в роли драматурга. На вопрос, почему для своего дебюта она выбрала такую сложную тему, Светлана отвечает так:

«Хармс потому, что во-первых, мне интересна была его судьба. И коме того, мне было интересно понять, что такое абсурд. Это умение смеяться, как умел смеяться Хармс. Что такое свобода, когда ты, без того, чтобы быть грубым, скабрезным, циничным, видишь вещи и преломляешь их так, что они меняют свою суть...Что такое, парадокс? Вот Хармс это – парадокс, и отчасти для того, чтобы понять что такое парадокс, я взялась за пьесу о Хармсе».

В Германии знатоки литературы и театра открыли для себя Даниила Хармса уже более 20 лет назад, с удивлением узнав, что абсурд на сцену вывели не Ионеску и не Бекет, а неизвестный им ранее русский писатель, умерший в 1942 году... С тех пор произведения Даниила Хармса издаются на немецком языке и часто ставятся в театрах Германии. Но Светлане Фурер и её соавтору, публицисту и драматургу Ренате Айхмайер удалось найти новый ракурс: они соединили на сцене факты биографии Даниила Хармса и его литературное наследие. За счет этого становится ясно: многое из того, что современный западный зритель принимает за абсурд, в СССР 30-40-х годов было вполне реальными буднями. Авторам пьесы удалось показать, что абсурд советского тоталитаризма, душил не только отдельные таланты, но изуродовал целую нацию:

«Целую нацию использовали, обманули, оглушили... Вот ведь тоже интересно: мой соавтор, немка, в процессе работы часто говорила: «Света, это так, как было у нацистов»... А я же не знала этого, и меня это просто выбивало из колеи... И вот теперь, когда я уже поняла, что Сталин это, грубо говоря, такой же Гитлер, мне так мучительно думать о том, что в России многие этого и знать не хотят!»

Для немецкой публики сравнение нацизма и сталинизма, явно прослеживающееся в этой пьесе, тема не менее сложная, чем в России. Куда более сложная чем сам по себе конфликт художника с тоталитарным режимом. Но самое интересное в этом спектакле то, что авторам и режиссеру удалось уйти от конкретных ассоциаций со временем и местом происходящего на сцене и обозначить такие вечные темы, как любовь, дружба, предательство, а также разрушительное действие узаконенного насилия как на жертву, так и на палача:

«Тот генотип, который изменился с репрессиями 30-х годов, сейчас мучается от того, что в России не было того, что произошло в Германии после нацизма, где всё это выжигали каленым железом... А в России этого не было и все считают, что ну было и бог с ним, не дай бог, конечно, что бы повторилось, но – ушло... А на самом деле ничего не ушло. И сталинистов много, и нацистов. И это не уйдет само, если это не прорабатывать».

В поисках материала для пьесы о Хармсе Светлана Фурер много времени провела в архивах Петербурга. По её собственному признанию, в процессе этой работы она многое поняла и узнала: и о России, и о самой себе:

Wo treiben Sie sich rum? Studio ist frei!

«Как мне кажется, последние частицы совдепа из меня выходили, когда я писала эту пьесу».

Репортаж Елены Байер завершил очередной выпуск передачи «Мосты».

Всего вам доброго, где бы вы ни были!