1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Government Relations и лоббизм – это хорошо или плохо?

19.03.2008

Сегодня мы поговорим о «пи-аре» и о «джи-аре», о лоббизме и о лоббистах. Вы услышите репортаж о состоявшейся в Москве германо-российской конференции, посвященной Government Relations, то есть взаимосвязям между бизнесом и властью. Вы сразу подумали о коррупции? Но ведь существуют и цивилизованные, законные формы взаимодействия между крупными компаниями и политиками! И в Германии, например, к регулярным контактам между предпринимателями и депутатами население относится вполне одобрительно. О немецком опыте в этой области и пойдет сейчас речь.

Слова «пи-ар» и «пиарить» в русский язык вошли уже очень прочно. Образованы они от сокращенного варианта английского термина Public Relations – то есть «связи с общественностью». Так обозначают работу коммерческой фирмы с журналистами, представителями общественных организаций и вообще с потребителями. Куда менее известна аббревиатура GR, образованная от термина Government Relations – дословно: «связи с правительством». На самом деле понятие «джи-ар» - значительно шире: оно подразумевает связи бизеса вообще с любыми органами власти, в том числе, конечно, и c законодательными. Как правило, подобного рода взаимодействие обозначают словом лоббизм. Правда, с этим не согласен известный российский политтехнолог Игорь Минтусов, председатель Совета директоров группы компаний «НИККОЛО М». Он был один из организаторов состоявшейся в Москве германо-российской конференции, посвященной GR. Игорь Минтусов считает, что GR нельзя отождествлять с лоббизмом, поскольку Government Relations – понятие и явление куда более широкое. Тем не менее в ходе двух дней конференции ее участники чаще всего упортебляли все-таки именно слово лоббизм. Об идее этой конференции один из ее организаторов с немецкой стороны, профессор Института мировой экономики и и международного менеджмента Бременского университета Александр Крылов рассказал так:

(аудиофайл)

А вот как оценил актуальность темы, выбранной для германо-российской экспертной конференции, Павел Толстых, один из ведущих российских специалистов по GR и лоббизму – он выпустил на эту тему две книги:

(аудиофайл)

Впрочем, на растущую роль лоббизма в политико-экономической жизни своей страны указывали и немецкие участники конференции. Мы тут имеем дело с общемировой тенденцией, убежден Бела Анда, в прошлом - пресс-секретарь канцлера Германии Герхарда Шредера, а теперь сам лоббист – он является директором по корпоративным коммуникациям немецкого финансового холдинга AWD:

Лоббизм явно укрепляет свои позиции во всех столицах мира, фирмы все более настойчиво пытаются отстаивать в политических сферах свои интересы. Для этого они нанимают представителей, которые хорошо разбираются в политике. Их задача – в преддверии принятия какого-то закона донести до законодателей точку зрения своей фирмы и тем самым попытаться добиться для нее наиболее выгодного исхода дела.

...отметил Бела Анда, который сам совершил весьма типичный для данной сферы карьерный путь от пресс-секретаря главы правительства до лоббиста крупной финансовой компании. Растущая роль лоббизма в современном мире его лично не смущает.

С точки зрения фирм - это положительный процесс, ведь любая компания, которая действует на мировом рынке и стремится к лидирующему положению у себя в стране, старается отстаивать свои интересы и укреплять свои позиции. Этот процесс является положительным и для небольших предприятий, ведь им тоже необходимо отстаивать свои интересы во все более острой конкурентной борьбе. И до тех пор, пока данный процесс не нарушает закона и проходит без взяток, он, как я считаю, имеет право на существование в мире политики. Я не вижу в этом ничего плохого.

Самое удивительное, что и рядовые жители Германии тоже не видят в лоббизме ничего плохого. Об этом рассказал на конференции профессор Гюнтер Бентеле. Он с 1994 года возглавляет первую в немецкоязычных странах кафедру по связям с общественностью при Лейпцигском университете. Гюнтер Бентеле привел социологические данные, которые свидетельствуют о том, что такое весьма специфическое понятие, как лоббизм, уже прочно вошло в обыденное сознание жителей Германии.

Мы сами были весьма удивлены, когда три года назад в ходе репрезентитивного опроса выяснили, что в Германии каждому второму знакомы такие понятия, как лобби или лоббизм. Правда, тех, кто может объяснить, что это такое, на 15 процентных пунктов меньше.

Однако на участников конференции куда большее впечатление произвела другая цифра:

Весьма неожиданным было для нас и то, что примерно 80 процентов опрошенных с пониманием относятся к тому, что политики прислушиваются к советам бизнесменов, как, впрочем, и к советам профсоюзов или, скажем, церквей. Так что абсолютное большинство населения считает такое консультирование со стороны общественных организаций, какими являются, например, предпринимательские союзы, вполне разумным.

Но при этом население весьма четко и недвусмысленно заявляет, что лоббирование должно осуществляться только в рамках существующих законов. Отношение к любым махинациям и «закулисным делишкам» резко отрицательное.

...подчеркнул профессор Гюнтер Бентеле, говоря об отношении немцев к лоббистам. Правда, само слово «лоббист» в Германии, как и повсюду в мире, недолюбливают, поэтому лейпцигский ученый привел целый список синонимов, которые используют все те, кто доводит до политиков точку зрения бизнеса. Тут и представительства, и отделы по коммуникациям, и различные объединения. Например, Восточный комитет немецкой экономки.

(аудиофайл)

...рассказала Анья Куиринг, представлявшая на конференции в Москве руководство Восточного комитета немецкой экономики. По ее словам...

(аудиофайл)

И помогало немецким предпринимателям осваивать рынки тогдашних соцстран лоббистское по своей сути добровольное объединение фирм – объединение, весьма успешно действующее по сей день.

(аудиофайл)

Куда более скептически по отношению к лоббизму был настроен на конференции представитель «журналистского цеха» Вольфганг Каден - известный публицист, возглавлявший в прошлом еженедельник Spiegel и журнал для бизнесменов Manager Magazin. Вольфганг Каден тоже отмечает явное усиление «пи-ровских» и «джи-аровских» подразделений крупных компаний, но видит в этом достаточно серьёзную опасность для общества, которое может оказаться без объективной информации и критического взгляда на происходящее.

Мы, журналисты, всегда должны быть очень внимательными. Мы всегда должны помнить, что фирмы, преподнося нам определенную информацию, тем самым нередко пытаются повлиять на освещение тех или иных тем. Поэтому мы всегда должны оставаться беспристрастными и критичными. Мы всегда должны опасаться того, что фирмы будут использовать нас в собственных интересах.

Усиление позиций «пи-ара» в ущерб классической демократической журналистики известный немецкий публицист объясняет так:

Примерно с 2000-го года в наших средствах массовой информации начался крупнейший перелом со времен Второй мировой войны. До этого все шло хорошо: прибыль росла, и редакции, соответственно, расширялись. А в 2000-м году, когда произошел обвал на фондовом рынке и к тому же резко возросла конкуренция, многие немецкие СМИ столкнулись с серьезными экономическими проблемами. Финансовые трудности испытали даже такие известные и солидные газеты, как Frankfurter Allgemeine Zeitung и Süddeutsche Zeitung. В результате в редакциях были проведено широкомасштабное сокращение штатов.

Особенность ситуации в том и состоит, что редакции газет ослабели, а пресс-отделы фирм, наоборот, расширились, к тому же многие из них стали активно пользоваться услугами PR-агентств. Таким образом, в этой сфере образовалась явная диспропорция: неблагоприятная для медиа и выгодная для фирм.

И тем не менее ни о каком всесилии лоббистов в современной Германии не может быть и речи, с явным удовлетворением отметил Вольфганг Каден. И привел три весьма убедительных примера, показывающих, что даже самые мощные лоббисты не способны побороть такие силы, как общественное мнение и независимые средства массовой информации.

Первый пример, который я хотел бы привести, касается энергетики. Эта отрасль имеет в Берлине просто замечательные представительства. К тому же энергетические концерны обладают огромными средствами, которые они могут пускать на масштабные рекламные кампании. И тем не менее этой отрасли не удалось перетянуть средства массовой информации на свою сторону! Медиа сохранили критической настрой и в отношении ценовой стратегии этих концернов, и в отношении их стремления одновременно сохранить за собой как производственные, так и транспортные мощности, против чего выступает ЕС.

Второй пример бессилия лоббистов связан с фармацевтической промышленностью.

Немецкая фармацевтическая отрасль когда-то была одной из крупнейших в мире. А сегодня она в мировом масштабе выглядит весьма скромно. Представители отрасли частично объясняют этот тем, что ее «задушили» законодатели, которые настаивают на весьма низких фиксированных ценах. Но немецкие средства массовой информации с этим аргументом так никогда и не согласились. Они всегда утверждали, что фармацевтическая промышленность в Германии хорошо зарабатывает и что деградация отрасли в мировом масштабе связана отнюдь не с немецкими законами.

Весьма убедительным оказался и третий пример, который привел бывший главный редактор журналов Spiegel и Manager Magazin Вольфганг Каден.

А вот, пожалуй, самый поразительный пример: табачная промышленность, у которой вот уже многие десятилетия имеется просто превосходное лобби! И тем не менее закон о запрете курения в ресторанах и других общественных местах был принят. Это означает, что лоббисты в конце концов оказались бессильны. Медиа с самого начала встали на сторону так называемых пассивных курильщиков и до самого конца не сдавали своих позиций.

Именно эту силу общественного мнения и недооценивают те крупные российские предприятия, которые работают на немецком рынке. Они очень увлеклись «джи-аром» и упустили из виду «пи-ар», считает бывший пресс-секретарь Герхарда Шредера Бела Анда.

Это – ошибка. Ведь то, как общество воспринимает ту или иную компанию, зависит главным образом от работы ее PR-службы. А политики, естественно, скорее готовы сделать что-то для фирмы, которая хорошо зарекомендовала себя на рынке, чем для компании с негативным имиджем.

Вот и подошёл к концу сегодняшний «лоббистско-джи-аровский» выпуск радиожурнала „Рынок и человек“.