1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Туркмения

Global Witness: В политическом развитии Туркмении наметился регресс

Ситуация в Туркмении развивается в худшую сторону. К такому общему мнению пришли участники конференции - представители туркменской делегации и международных организаций.

Гурбангулы Бердымухамедов

Гурбангулы Бердымухамедов

Ежегодная конференция, на которой собираются эксперты, наблюдающие за ситуацией в Туркмении, 12 ноября завершает свою работу в Берлине. На итоговой встрече участники пришли к мнению, что декларируемая официальными властями Туркмении приверженность пути демократическим реформам не что иное, как популистский ход. Говоря об общей ситуации с правами человека в Туркмении, присутствующие на конференции отметили, что в последнее время в стране наблюдается несколько тревожных тенденций. Это – возрастающий культ личности нового президента Гурбангулы Бердымухамедова, выдавливание из страны инакомыслящих, охота на правозащитников с целью их физического устранения и возросшая безнаказанность спецслужб.

Представители международных организаций Bankwatch и Global Witness, которые наблюдают за доходами в странах, занимающихся добычей энергоресурсов, в один голос заявляют о том, что энергодобыча в Туркмении – это наиболее коррумпированая отрасль, абсолютно непрозрачная для общественности и международного сообщества. В интервью Deutsche Welle исследователь международной организации Global Witness Том Майн поделился своим видением сегодняшней ситуации в Туркмении.

Deutsche Welle: Том, расскажите, какие исследования в отношении Туркмении делала ваша организация в последнее время? Были ли новые доклады ?

Том Майн: После доклада "Это все газ!" наша организация пыталась получить точную информацию о стабилизационнном фонде, созданном президентом Бердымухамедовым, то есть, проще говоря, мы хотели выяснить, где находятся государственные доходы. Но, к сожалению, информации почти нет, поэтому мы продолжаем вести исследование в этой области.

- Как вы можете охарактеризовать политико-экономическую ситуацию в Туркмении на настоящий момент ?

- Ситуация конечно не стала лучше. Особенно это стало заметно после прошлогоднего взрыва на туркменском участке газопровода в Россию. Москва больше не закупает у Туркмении прежние объемы газа, а это означает, что государственные доходы значительно уменьшились. Единственным надежным партнером Туркмении в энергетических вопросах сейчас является Китай, но объемы закупок тоже невелики, то есть национальный бюджет Туркмении находится в достаточно плачевном состоянии.

Дворец президента, Ашхабад (фото из архива)

Дворец президента, Ашхабад (фото из архива)

- Испытываете ли вы трудности при получении информации? Когда было легче работать - в "ниязовское" время или сейчас при новом президенте Бердымухамедове?

- Можно сказать, что нам было легче работать над этой темой во время Ниязова, сейчас труднее. Ниязов открыто заявлял, что государственные деньги хранятся на счетах в Deutsche Bank. Бердымухамедов не высказывался на эту тему. Мы провели независимое расследование и знаем, что у Туркмении есть счета не только в Deutsche Bank, но и в других европейских банках. Но получить информацию, в каких именно, мы не смогли. Вокруг стабилизационного фонда тоже много тайн. Где он находится и как много денег на его счету – неизвестно, нам только удалось выяснить, что он управляется лично президентом. Именно по причине того, что получить официально информацию из Туркмении невозможно, страна была поставлена на последнее место в отчете Revenue Watch Institute о прозрачности государственных доходов от реализации нефтегазовых ресурсов.

- Насколько доступна информация о семье Бердымухамедова и их доходах, а также о доходах ведущих туркменских чиновников?

- Хороший вопрос. В сравнении с информацией о семьях других лидеров - Каримова, Назарбаева и даже прежнего президента Ниязова, мы так мало знаем о семье Бердымухамедова. Где они живут, где работают? Нам известно, что один из родственников Бердымухамедова живет в Лондоне и работает в каком-то государственном проекте, и что у Бердымухамедова есть дочь и сын. Но где они находятся, мы не знаем.

- Как вы оцениваете тот факт, что ведущее мировое рейтинговое агентство Moody's прекратило вести рейтинг Туркмении?

- Я считаю это хорошим решением. Ведь Туркмения никогда не представляет даже самые базовые данные, а так как нет информации, то Moody's совершенно разумно прекратил вести рейтинг Туркмении. Всемирный Банк тоже не включает Туркмению в список стран, благоприятных для ведения бизнеса. Я думаю, что решения этих фондов показывают нам, что Туркмения – закрытая страна и одна из худших для ведения бизнеса, с наиболее высокими рисками для инвесторов. Это не очень хороший имидж для Туркмении на международной арене.

Беседовала Айша Бердыева
Редактор: Михаил Бушуев

Контекст