1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Frankfurter Allgemeine: Правда о пожарах заблудилась в спирали безответственности

Немецкая печать снова пишет о пожарах в России. В том, почему чиновники на местах скрывают размеры бедствий, а жесткие речи Путина и Медведева уходят в песок, попыталась разобраться газета Frankfurter Allgemeine.

Немецкая пресса

Даже защитники природы из организации Greenpeace считают маловероятным, что горящие леса в регионе Брянска привели к серьезному радиоактивному загрязнению. Однако что именно происходит там, в регионе, пострадавшем от Чернобыля, сказать трудно, потому что российские власти превратили информацию о том, что и где горит, чуть ли не в государственную тайну. Стоит ли удивляться слухам о том, что правительство скрывает новый очаг радиации на западе России.

Глава МЧС Сергей Шойгу возмущен этими слухами. Он потребовал найти клеветников и привлечь их к ответственности. Проверка слухов о радиации, заявил он, заставила оторвать от работы специалистов, которые были нужнее в другом месте. Неужели проверка на радиоактивное загрязнение не является нормой в такой ситуации? Как будто МЧС заставили взяться за счетчики Гейгера не пожары, а сообщения журналистов.

Российская элита ведет себя подобным образом не только при пожарах. Любое событие оценивается по его влиянию на статус властей. Что будет с гражданами - не имеет значения. Неприятная информация утаивается, пока есть возможность. Если скрыть ее уже нельзя, начинается имитация бурной деятельности. Ну а тот, кто принес плохую новость, сам становится ее виновником.

Этот прием особенно распространен среди чиновников второго ранга вроде министра по чрезвычайным ситуациям или губернатора Нижегородской области. Тот долго уверял, что пожары - не повод для беспокойства, пока огонь, который никто не тушил, буквально за час не сжег целую деревню. Погибли не менее 19 человек. И только после этого началась борьба с огнем - сообщениями, как из зоны боевых действий.

Для такого поведения есть две причины. Их зовут Владимир Путин и - с оговорками - Дмитрий Медведев. Премьер-министра и его президента нельзя упрекнуть в том, что они замалчивают проблемы России. Оба говорят о них едва ли не более резко, чем заклятые враги режима. Говорят об устаревшей инфраструктуре, технической отсталости, бедности, коррупции, произволе чиновников и правовом нигилизме.

Вот только тот же Путин спустя 11 лет после прихода во власть говорит и выглядит так, словно не несет никакой ответственности за все эти неприятные явления. Виноваты те, кто неправильно выполнял его указания. Возникает спираль безответственности: из-за того, что вина за промахи спускается вниз по иерархической лестнице, внизу делают все возможное, чтобы замолчать все неприятности: не дай бог, узнают наверху.

Если не происходит чего-нибудь чрезвычайного, то ответственные лица в регионах, армии и службах безопасности чувствуют себя отлично, ведь обвинения сверху в коррупции и плохой работе остаются довольно абстрактными. Путин сам фактически выписал разрешение чиновникам на обогащение и произвол. Это он заставил замолчать или превратил в маргиналов контрольные органы: парламент, свободную прессу, суды, оппозицию, гражданское общество. Опасаться чиновникам приходится, только если происходит что-то действительно серьезное, например сгорит полстраны, покуда чиновники из лесного ведомства отдыхают на Канарах.

С точки зрения пропаганды такие чиновники - подарок для режима, который много говорит о модернизации и укреплении, но на деле подмывает устои государственности. В своих поездках по стране Путин и в обычные дни отчитывает региональных чиновников перед камерами, как школьников, к удовольствию населения, которое этих чиновников по праву не любит. Парадоксальным образом слабости системы помогают ее создателю повысить свою популярность. Цену придется платить самой стране и ее соседям.

Подготовил Дмитрий Вачедин
Редактор: Сергей Вильгельм

архив

Контекст