1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

E.ON и "Газпром" уже здорово досадили немцам

Немецкие еженедельники комментируют проблему энергетической безопасности Германии, а также предстоящую 20-ю годовщину аварии на Чернобыльской АЭС.

default

Еженедельник Rheinische Merkur пишет о проблеме энергетической безопасности Германии:

Если бы в Германии присуждался титул "энергетического барона", то наиболее подходящим кандидатом на него был бы Вульф Бернотат. Председатель правления электрического и газового гиганта, концерна E.ON, повелевает почти 80 тысячами сотрудников в США и практически по всей Европе. В Германии он контролирует 60 процентов импорта природного газа. Сравниться с империй Бернотата может, пожалуй, один только "Газпром". Российский государственный концерн, который используется президентом Путиным во внешней политике, готовится приступить к завоеванию "старого континента". Уже сейчас он поставляет в местную трубопроводную сеть 70 процентов необходимого Европе природного газа. Теперь же он намерен приобрести часть акций важнейшего европейского поставщика газа, фирмы Ruhrgas, которая является 100-процентным дочерним предприятием концерна E.ON.

E.ON и "Газпром", Бернотат и Путин. Эти два тяжеловеса уже здорово досадили немцам. Многие немецкие семьи получают сейчас неимоверно высокие счета за газ. Зачастую отправителем этих счетов являются E.ON или Ruhrgas. Впрочем, не стоит забывать и о роли "Газпрома" в формировании цен. Россияне выставляют счета за газ, как им заблагорассудится. Поэтому о Владимире Путине будут говорить и на много раз переносившемся и намеченном теперь на следующий понедельник в ведомстве федерального канцлера совещании ведущих политиков и менеджеров, которое откроет канцлер Ангела Меркель. Приглашение на это совещание получил и шеф концерна E.ON Вульф Бернотат. Идея провести такую встречу капитанов политики и экономики родилась во время кампании по выборам бундестага, когда на настроения избирателей очень сильно повлияло резкое повышение цен на электричество и газ. Так дело не пойдет, решила Меркель и выступила с инициативой проведения энергетического саммита в случае своей победы на парламентских выборах. А тем временем Владимир Путин перекрыл нефтяной кран Украине, что также заставило немцев обратить внимание на тему энергетической безопасности, о которой они не думали двадцать с лишним лет.

Еженедельник Die Zeit публикует статью, посвященную предстоящей 20-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС. Авторы публикации считают, что это катастрофа положила начало развалу Советского Союза:

Катастрофа в Чернобыле со всей очевидностью показала, что советской системе не хватает открытости, дискуссий и критики. Логическим выводом из осознания этого факта стала горбачевская политика гласности и общественной открытости, которая, однако, неминуемо привела к развалу системы. Попытка открыть доступ к информации и одновременно управлять этой информацией потерпела провал. Разоблачения недееспособности и лживости государства в дни чернобыльской катастрофы, ставшие возможными в годы политики гласности, окончательно разрушили легенду о социалистическом рае. Отныне в любом официальном заявлении властей граждане стали подозревать неправду. Кроме того, гласность укрепила силы, которые недооценил Горбачев: речь идет о национальных движениях. Поначалу они выступали против загрязнения окружающей среды, но очень скоро стали требовать права на участие в принятии политических решений или даже независимости. Многие усматривали в аварии на Чернобыльской АЭС такое же проявление политики подавления, проводимой Москвой, каким был массовый голод в тридцатых годах прошлого столетия. Один из первых призывов к организации украинского демократического движения прозвучал в 1988 году на конференции, посвященной проблемам охраны окружающей среды.

Чернобыльская катастрофа ускорила развал Советского Союза и своими экономическими последствиями. Урон, нанесенный ядерной аварией, никогда открыто не подсчитывался. Согласно имеющимся оценкам, только в период с 1986 по 1988 годы проведению горбачевской программы реформ мешали дополнительные расходы на сумму 30 миллиардов марок в пересчете на прежнюю валюту ФРГ. А в 1989 году бюджетный дефицит Советского Союза составлял уже 300 миллиардов марок. Политика Горбачева превратилась из перестройки в "катастройку" и создала дефицитную экономику, которая не могла удовлетворить даже элементарные потребности граждан. Сельское хозяйство в год чернобыльской аварии еще глубже скатилось в болото кризиса, а цены на дефицитные продовольственные товары выросли в четыре раза. Из-за отключения Чернобыльской АЭС и реакторов такого же типа для технического переоснащения возник дефицит электроэнергии, который свел прирост в экономике страны в 1987 году практически к нулю.

Обзор подготовил Геннадий Темненков

Контекст