1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Die Welt: Польша оценит широкий жест Медведева

Обнародовав документы о Катынском преступлении, Россия сделала широкий и весьма неожиданный жест. И в Польше это оценят, считает Die Welt.

Немецкая печать

Некоторым странам лишь с большим трудом даются меры по укреплению доверия в отношениях с тем или иным государством. Здесь, как правило, мешает история. Так было долгое время в отношениях между Германией и Францией и в отношениях между Германией и Польшей.

До недавнего времени такая ситуация сохранялась и в отношениях между Польшей и Россией. Россия с недоверием наблюдала за действиями своего прежнего сателлита, бросившегося, к неудовольствию российской элиты, в объятия Запада, в частности США. А Польша, помня историю разделов страны, не видела никаких оснований проявлять какую-либо доброжелательность к России.

Российско-польскому взаимопониманию особенно препятствовало Катынское преступление. Распоряжение о бойне, отданное российскими властями, являлось частью проекта по уничтожению всей польской элиты. Позже Советский Союз взвалил вину за преступление на германский вермахт. В итоге родные и близкие убитых поляков в течение полувека не могли указать на истинных преступников.

И только в 1990 году Горбачев нехотя признал, что убийство было совершено по распоряжению советских властей. Это признание, однако, не вызвало никакой публичной дискуссии в России, а тем самым и никакого шока у общественности. Поэтому никто не выразил никакого сожаления, никто не принес извинений. Так было до недавнего времени.

Через несколько недель после авиакатастрофы под Смоленском, в результате которой погибла часть польской элиты, президент России Медведев распорядился обнародовать в интернете электронные копии документов о Катынском преступлении, в том числе пресловутое письмо Берии, в котором автор предлагает Сталину уничтожить польских военнопленных без суда и следствия.

Тем самым Медведев обратился не столько к польской или мировой общественности, сколько к своим соотечественникам: посмотрите, какая вина лежит на советском государстве, предшественнике нынешней России.

Разумеется, за этим жестом (как и за любым политическим жестом) скрывается расчет. И, конечно же, это не означает, что российско-польские отношения немедленно нормализуются. Тем не менее, это широкий жест, к тому же весьма неожиданный. И в Польше это оценят.

Подготовил Анатолий Иванов
Редактор: Евгений Жуков

Контекст