Die Welt: Какова главная миссия нового папы римского? | Немецкая печать | DW | 14.03.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Die Welt: Какова главная миссия нового папы римского?

Имя, которое выбрал себе новый понтифик, крайне символично. Оно напоминает о святом заступнике бедных и неимущих и о церковной реформе. От Франциска исходит импульс, в котором так нуждается католическая церковь.

Римско-католическую церковь впервые возглавил папа-неевропеец. Выбор конклава стал глубоко символичным жестом Старого Света в адрес Латинской Америки, где католицизм представляет собой внушительную силу. И то, что иезуит Хорхе Марио Бергольо взял себе имя Франциск, напомнив тем самым о святом заступнике бедных и неимущих, о смирении, но и о церковной реформе, также очень символично. Новый папа ближе к простым верующим, чем к церковной иерархии.

Несомненно, он уже не молод: понтифику 76 лет, так что во главе Святого престола вновь встал человек преклонного возраста. Но это обстоятельство можно расценивать как сигнал того, что кардиналы не побоялись сделать свой выбор, исходя из личности кандидатов на пост папы римского.

И эту практичность - при всей сенсационности того, что папой выбрали латиноамериканца - хотелось бы увидеть у всех членов конклава. Кардиналы заседали почти что до неприличного мало, так что напряжение не успело как следует вырасти. Заседание конклава завершилось, едва успев начаться.

Это, несомненно, означает, что 115 кардиналов способны принимать решения. Многие опасались блокады в конклаве, парализующей неуверенности, но все закончилось очень быстро. Священники подошли к выполнению возложенной на них задачи крайне трезвомысляще. И это тоже стало новостью: руководство католической церкви дееспособно.

Собственно говоря, миссией нового папы римского является следующее: будучи служителем влиятельной церкви, он должен показать всему миру (и не в последнюю очередь - европейцам), какая сила заключена в радости веры. Возможно, от этого непритязательного человека исходит новый импульс, в котором так нуждается церковь. Ведь главное - это не иерархия, из-за которой так ссорятся европейцы, а вера в бога.