1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Die Welt: В Германии появилась женщина-раввин

В Германии впервые с 1945 года появилась женщина-раввин. Этот факт свидетельствует о развитии еврейской культуры в Германии. Можно лишь желать, чтобы евреи считали эту страну своим домом, пишет газета Die Welt.

Немецкие газеты

Алина Трейгер - это имя войдет в анналы истории. Впервые с 1945 года раввином в Германии стала женщина. Уже ее биография свидетельствует о многогранности еврейской религиозной культуры в Германии. Раньше еврейская община была единой и придерживалась одного направления в иудаизме. Сегодня в этой общине можно увидеть приверженцев самых различных течений - от ортодоксальных до реформаторских. И это опровергает существующие предрассудки - ведь считать, что все евреи отращивают себе пейсы, это все равно, что полагать, будто все немцы носят баварские кожаные шорты. Можно только надеяться, что Алина Трейгер будет не единственной женщиной-раввином в Германии. Можно только желать, чтобы еврейская культура в Германии становилась еще более многообразной и чтобы евреи считали эту страну своим домом.

Сегодня Берлин гордится своими девятью синагогами. Но ведь еще до Второй мировой войны в городе действовали 170 синагог, причем в двенадцати из них было по две тысячи сидячих мест. Сегодня Берлин гордится тем, что в городе живут десять тысяч евреев. А ведь до 1933 года там жили 172 тысячи евреев. Тогда Германия вообще и Берлин в частности были духовными центрами иудейства. Ведь идеи и еврейских неоортодоксов, и еврейских реформаторов зародились именно в Германии. Не говоря уже о широком богословском изучении иудаизма. Так что по сравнению с теми временами, сегодня еврейская жизнь выглядит довольно бедной. Впрочем, после 1945 года никто и не думал, что в Германии будет вообще возможна какая-то еврейская культура. Уже поэтому тот факт, что Алина Трейгер стала раввином, можно считать чудом.

Подготовил Анатолий Иванов
Редактор: Марина Барановская

архив

Контекст