1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

„Bonner Tafel“ помогает малоимущим иммигрантам

06.04.2006

Среди тех, кто собирается переселиться в Германию в качестве поздних переселенцев или контингентных беженцев нередко бытует мнение, что жить в Германии на социальное пособие куда лучше, чем на зарплату в странах СНГ. Это утверждение не всегда соответствует действительности. В Германии стремятся экономить на всем, в том числе и на социальной поддержке, которая кроме социального пособия раньше включала дополнительные выплаты на сезонную одежду, обновление мебели и финансирование других нужд первой необходимости. Сегодня дело дошло до того, что многие получатели социальных пособий вынуждены обращаться в благотворительные фонды или организации, поддерживающие бедных и малоимущих. В большинстве городов Германии существует благотворительные организации, которые организуют бесплатную раздачу продуктов питания для тех, кто в них нуждается. Моя коллега Валентина Меерсон побывала в боннской благотворительной организации «Bonner Tafel».

В трамвае, который вёз меня к месту раздачи продуктов питания, многие пассажиры говорили по-русски. И мне не нужно было спрашивать дорогу. Я просто шла за ними.

У небольшого складского помещения уже выстраивалась очередь. Большинство русскоговорящих старше пятидесяти. Немецкая речь была слышна лишь изредка. У меня сложилась впечатление, что многие люди друг с другом уже знакомы. Они активно общались, и довольно долгое ожидание на холоде их ничуть не смущало. Когда я представилась и рассказала о том, что готовлю к эфиру репортаж о благотворительной организации, некоторых пожилых людей охватило чувство неловкости. Они не хотели рассказывать о цели их визита. Лишь несколько человек, которые постоянно сюда приходят, согласились поговорить со мной:

- Мы получаем бесплатные продукты, вот они нас сюда и привели.

- А кто такие мы?

- Ну, «социальщики», люди, которые находятся на социальной оплате.

- Не хватает социальной помощи на продукты питания?

- Вы знаете, бывает и не хватает.

- Как часто вы сюда приходите?

- Приходим один раз в неделю.

- А какие продукты здесь можно получить?

- Разные: овощи, фрукты, хлеб.

- Среди ваших знакомых много людей, которые сюда приходят?

- Много, в основном все ходят, кто на социальной оплате.

В наш разговор вступает мужчина:

«Привело сюда то, что с каждым годом немножко тяжелее живётся, потому, что социальная помощь, пособие по безработице, оно немножко не соответствует действительности. То есть цены растут, продукты питания выше и выше, а денег стало не хватать. Не всегда, но иногда приходим, когда есть время. Здесь в основном постоянный контингент. Право получают, которые живут за нижней чертой бедности, то есть люди, которые неимущие».

Сотрудники „Bonner Tafel“ получают продукты питания в небольших магазинах, супермаркетах или на рынках. Это так называемые излишки, которые по разным причинам не могли быть проданы и срок годности которых подходит к концу. Магазины добровольно отдают эти излишки благотворительным организациям, зная, что их получат малоимущие. Иначе им пришлось бы уничтожить этот товар: непроданный сегодня хлеб, завтра станет черствым, потеряют свою свежесть фрукты и овощи.

Подобных благотворительных организаций в Германии уже около пятисот. Каждую неделю в течение прошлого года эти организации бесплатно обеспечивали около полмиллиона человек четырьмя килограммами продуктов питания. Всего за год помощь составила около ста тысяч тонн товаров первой необходимости. Цифры, согласитесь, внушительные.

Как показывают социальные исследования, бедность в Германии растет с каждым годом. В тяжелую финансовую ситуацию чаще всего попадают матери – одиночки, многодетные семьи и одинокие старики. При этом, говоря о бедности, социологи часто подчеркивают, что бедность в Германии – понятие относительное. Её нельзя сравнить с ситуацией в некоторых странах Африки или латинской Америки. В Германии дети не умирают от голода и, как правило, каждая семья имеет крышу над головой. За чертой бедности здесь оказываются те, чей доход ниже шестидесяти процентов от среднего дохода на душу населения. И таких людей в Германии уже более одиннадцати миллионов.

Мужчина:

«Большая семья у меня, шесть детей, работы нет, не могут обеспечить, не могут найти», - рассказывает мужчина 40 лет, инвалид по зрению. –

«И вот эта вот палочка показывает, что есть недостатки. Это является подспорьем для того, чтобы немножко сэкономить. Это немного, видите сами: хлеб, овощи, фрукты бывают».

Девяносто процентов клиентов «Bonner Tafel» - иммигранты из стран СНГ. По разным причинам они приходят сюда. Для одних получение продуктов и встреча с соотечественниками - моральная и материальная поддержка, для других, как выяснилось, это уже стало привычной необходимостью..

Женщина из очереди рассказывает:

«Уже привычка такая выработалась: четыре часа, четверг, идешь, как на работу, что дадут, то дадут, спасибо на этом. Чтобы сказать, что я не могу купить эти продукты – я так не скажу. Это как бы большая тяга советских бывших людей к халяве. Но есть и принципиально люди, которые не хотят, не ходят – я таких тоже знаю».

Только лишь несколько пожилых людей из длинной очереди захотели со мной поговорить. Другим было неловко. Некоторые рассказали при выключенном микрофоне о том, что раньше они были инженерами или учителями, что социальное пособие в Германии небольшое. Чтобы купить себе зимнюю одежду, им приходится как-то экономить – вот и приходят сюда за бесплатными продуктами питания. Но в России было бы ещё тяжелее. А единственная немка, согласившаяся ответить на мои вопросы, рассказала следующее:

«Я прихожу сюда уже четыре года. По профессии я собственно художник и терапевт, но в данный момент безработная, а значит, отношусь к незащищенным слоям населения. Вот и прихожу сюда. Вообще - то это очень унизительно. И стоило мне огромных усилий, чтобы сказать себе: не я виновата в том, что случилось, а государство».

Руководитель благотворительной организации в Бонне Едит Тритлер рассказала, что количество людей, приходящих за продовольственными пайками, растет с каждым годом. Сегодня это примерно 1.200 жителей Бонна, которые один раз в неделю выстаивают очередь за бесплатными продуктами питания. Большим спросом эти продукты пользуются в некоторых детских садах, домах для подростков или столовых для людей без определенного места жительства. Эдит Триттлер работала многие годы в Африке и знает не понаслышке, что такое голод. Её помощники – 60 добровольцев-единомышленников, которым не безразличны судьбы малоимущих людей.

«Большинство помощников – пенсионеры, которые хотят быть полезными для общества. Они все старше шестидесяти, а значит, пережили войну и послевоенное время. Они знают, как много сегодня продуктов питания уничтожается. Я думаю, что для большинства из них главным аргументом является то, что они говорят себе: я пережил в детстве очень тяжелые времена, и я не хочу допустить сегодня варварского отношения к продуктам питания», – подчеркивает Эдит Триттлер.

Это был репортаж Валентины Меерсон. А мы продолжаем передачу.

Фонд Hertie поддерживает одаренных школьников из семей иммигрантов.

Ни для кого не секрет, что дети мигрантов в Германии учатся значительно хуже местных школьников. Причина, в основном, одна и та же – плохое знание немецкого языка и, как следствие этого, – неуверенность в себе. Родители часто не в состоянии материально поддерживать развитие детей – оплачивать репетиторов, уроки музыки, компьютерные курсы. Поэтому способности ребят остаются часто незамеченными. В 2002 году немецкий фонд Hertie-Stiftung создал специальную программу для детей иностранцев. Прилежные школьники получают ежемесячную стипендию, посещают образовательные семинары и тем самым готовятся к будущей карьере. Рассказывает Надежда Баева.

Юлия Санькина приехала со своей семьей в город Вупперталь на западе Германии четыре года назад. Немецкий язык дался бывшей отличнице из Днепропетровска легко, и ее сразу же приняли в 9-й класс гимназии. Вот уже два года Юлия получает стипендию программы СТАРТ, организованную фондом Hertie. Проект был создан в 2002 году для поддержки одаренных детей из семей иностранцев. Юлия совершенно случайно услышала о программе СТАРТ в еврейской общине Вупперталя. И поначалу отнеслась к ней недоверчиво:

Юлия Санькина:

«Я себе очень плохо представляла, для чего нужен этот проект, потому что, в первую очередь, мне описали все достоинства: «Ты будешь получать премию, тебе подарят компьютер». Но я не очень понимала, как я могу это получить, ничего не делая, за то, что я делала раньше, то есть за мои какие-то достижения. Я не чувствовала за собой потенциал, потому что я подумала, что я живу здесь совсем недолго и в этом городе есть несколько тысяч детей, которые ходят в школу, как и я, и которые намного лучше, чем я».

Юлия решила рискнуть и подала заявление на стипендию. Каково же было ее удивление, когда пришел положительный ответ. Вот так школьница из Вупперталя стала одной из 45 стипендиатов программы СТАРТ в земле Северный Рейн-Вестфалия. Все они, как и Юлия, – из малоимущих семей мигрантов, все хорошо учатся в школе, все мечтают получить в будущем высшее образование. Одним из важных условий программы было активное участие в общественной жизни.

Юлия Санькина:

«То есть человек должен пытаться не только брать то, что ему дают здесь в Германии, не только, скажем, жить, ничего не делая, человек должен как-то показать, что он хочет отдать каким-то образом то, что получит. Если я, предположим, хорошо учусь, то я могу помочь своим одноклассникам, если они не поняли школьного материала или у них проблемы с домашним заданием, то я пытаюсь как-то им объяснить, рассказать. Еще я занимаюсь с одной девочкой из Китая, у нее проблемы с языком, поэтому мы с ней готовимся к контрольным или делаем вместе уроки».

Ежемесячно каждый стипендиат программы СТАРТ получает 100 евро. Ребята сами решают, на что потратить эти деньги: купить книги, пойти в театр, заплатить за уроки музыки. В подарок от фонда каждый получает и компьютер с выходом в интернет. Два раза в год школьники могут воспользоваться бесплатными образовательными семинарами. На них ребятам рассказывают о законодательстве Германии, правилах хорошего тона, учат риторике – то есть тому, что им пригодится в будущем. А планы у стипендиатов программы СТАРТ серьезные.

Юлия Санькина:

«Я хочу делать что-то связанное с иностранными языками, но не так, чтобы это было чисто профессия переводчика, но что-то, где необходимо иметь какие-то профессиональные навыки, но также с применением иностранных языков, например, что-то в международной сфере. Например, я хочу заниматься дизайном и хочу также устанавливать с другими странами контакты, то есть какую-то интернациональную деятельность вести».

С тех пор, как Юлия Санькина получает стипендию фонда Hertie, жизнь ее сильно изменилась. Она познакомилась с интересными людьми, узнала много нового. Но самое главное – Илия почувствовала себя в Германии своей, убедилась, что и у иностранцев есть шансы добиться успеха.

Юлия Санькина:

«Главное – почувствовать себя нужным, что ты приехал сюда и не брошен на произвол судьбы, что есть люди, которые заботятся о тебе, которые считают, что тебе нужно помочь, тем более если у тебя самого или у твоих родителей для этого нет возможности. Мы также нашли помощь и поддержку друг в друге. Мы активно между собой общаемся, дружим, помогаем. Это не носит образовательный характер, а просто укрепляет наши отношения».

Надежда Баева передавала из Вупперталя. Прежде, чем завершить очередной выпуск передачи «Мосты» я познакомлю вас с итогами одного интересного исследования.

Итоги исследования гамбургской полиции, которое развенчивает сложившиеся стереотипы о криминальности переселенцев в Германии.

Немецкая общественность твердо убеждена в том, что среди поздних переселенцев, особенно молодых, много правонарушителей и преступников. Что, дескать, они импортируют криминогенность в Германию. Этому способствовала и пресса, постоянно подчеркивая, что тот или иной преступник – выходец из бывшего СССР или сегодняшних стран СНГ. Опроверг сложившиеся стереотипы начальник управления гамбургской полиции Вернер Янтош, который дал своим подчиненным указание отдельно фиксировать правонарушения «поздних переселенцев» и направлять эти сведения в 11 отдел ведомства криминальной полиции. В течение года, с начала июля 2004 по конец июня 2005 года эти сведения накапливались и анализировались. Полиция исходила из данных, что переселенцы в Гамбурге составляют 3,9 процента населения, то есть 67 тысяч человек. Специалисты пришли к выводу, который опровергает сложившиеся стереотипы. В докладе, в частности, говорится о том, что переселенцы совершают не больше преступлений и нарушений, чем иностранцы, проживающие в Гамбурге. В интервью газете «Hamburger Abendblatt“ Вернер Янтош выразил надежду, что итоги доклада смогут разрушить сложившиеся стереотипы по отношению к переселенцам.

Вот некоторые статистические данные анализа гамбургской полиции. За основу было взято определенное количество населения в сто тысяч человек. В течение года в числе подозреваемых в правонарушениях и преступлениях оказалось 3 670 граждан. Среди переселенцев эта цифра составила 3ю 356 человек. Заметим, речь идет о подозреваемых в правонарушениях и преступлениях. Картина меняется в зависимости от вида преступлений. Оказалось, что есть виды правонарушений и преступлений, в которых лидируют выходцы из бывшего СССР. Скажем, по ограблениям, кражам и по нанесении телесных повреждений. В большинстве же других правонарушениях выходцы из бывшего СССР замешены в меньшей степени, чем другие группы населения. Большинство политиков приветствовали итоги исследования, проведенного гамбургской полицией. Теперь у полиции Гамбурга есть хоть какие-то реальные цифры, опровергающие сложившиеся стереотипы по отношению к выходцам из бывшего СССР. Остается только надеяться, что страсть к статистике в Германии не обойдет переселенцев и в других сферах жизни в Германии. Это касается спорта, науки, культуры и экономики. О вкладе переселенцев в этих областях пресса, увы, нередко умалчивает.