1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Attac

03.10.2002

«Дайте нам достойно жить! Мы можем жить по-другому!». Под этими лозунгами в Кёльне прошла демонстрация, созванная антиглобалистской организацией Attac и поддержанная профсоюзами, а так же всевозможными течениями и движениями левого толка: от ультралевых «автономов» и троцкистов до экологических инициатив. По данным организаторов на улицы вышли около 40 тысяч человек, преимущественно молодёжь. Достаточно разные по своей структуре и численности, все эти группировки объединила одна цель: сказать своё громкое НЕТ войне в Ираке, НЕТ неолиберальной политике США и Евросоюза. Сегодня Attac имеет 60 тысяч членов в более чем 40 странах мира и на глазах становится партийным ядром всемирного антиглобалистского движения. После кровавых стычек демонстрантов с полицией на улицах Генуи, Гётеборга, Сиэтла у многих сложилось представление, что Attac – это сборище хулиганов и анархистов, для которых лозунги борьбы с глобализацией – это только удачная ширма для прикрытия вандализма и слепой ненависти к богатым. И вообще – название говорит само за себя – «атака». Нет, говорит Петер Валь, один из лидеров Attac в Германии...

«Политика Attac заключается не в том, что мы принципиально отрицаем конференции, или дискуссии как метод борьбы. Мы считаем, что давление на политиков должно исходить из общества, с улицы, если хотите. Это давление способно сделать будущие конференции более продуктивными. Кстати, не мы выбрали такой метод - он сложился исторически и доказал свою действенность».

Демонстрация в Кёльне проходила за неделю до парламентских выборов в Германии. Можно ли это расценивать, как попытку мобилизовать население на голосование?

«Проведение демонстрации за неделю до выборов, конечно, не было случайностью. Во время последней фазы предвыборной борьбы всегда возникает своеобразный общественно-политический климат, в котором отдельные вопросы уже не принято обсуждать. Мы же считаем, что это именно те вопросы, которые важны для нас всех. Вопросы справедливости и перераспределения средств. Мы считали необходимым именно в преддверье выборов открыто заявить о нашей критической позиции. Attac не принадлежит ни к какой политической партии. Мы критикуем все политические течения, идеология которых отлична от нашей. А та партия, которая находится в настоящий момент у власти, должна нести наибольшую ответственность. Ей, соответственно, достаётся больше остальных. Но это ещё не значит, что мы выступаем «за» или «против» какой-либо партии».

Attac появился во Франции в 1998. Attac – это сокращение французских слов, означающих "Объединение граждан за справедливое обложение налогами финансовых трансакций" Изначально это была организация, разоблачающая международные финансовые спекуляции.

«Глобализация финансового мира усиливает социальное неравенство и тем самым экономическую неуверенность. Глобализация мешает самоопределению народов, вмешивается в демократизацию государственных институтов власти, заменяя её логикой спекуляций в интересах крупных предпринимателей»,

- сказано в уставе Attac.

«Attac – это структура с чётким уставом. Необходимо официально вступать в организацию, платить взносы. Многих это отпугивает, а потому нас, конечно же, нельзя сравнить с движением за мир в 80-ые годы. Но если всё-таки сопоставлять эти два движения, то нельзя ограничиваться только Attac - надо принимать в расчет все антиглобалистские группы и течения. А здесь много всего. Attac - это только одна из многих организаций. Но, если взять даже все наши силы и сравнить их с силами борцов за мир 80-ых, легко заметить, что мы уступаем им в количестве. Однако, вспомните, сколько сторонников мира было в самом начале. Их количество окажется тоже совсем незначительным. Как движение мы ещё только зарождаемся и находимся в самом начале нашей «карьеры». Из, так сказать, движения за одну цель мы уже выросли в движение многоцелевое. Но наш взгляд на проблемы базируется на антиглобалистской концепции. Это отличает нас от профсоюзов и других организаций».

Шон Циглер, специальный советник ООН подчёркивает особую роль германского отделения Attac. Он уверен, что Германия способна играть лидирующую роль на европейском континенте.

«Германия представляет собой сильнейшую экономическую державу. У этой страны большие традиции всевозможных массовых движений: церковных, политических, профсоюзных, социальных, интеллектуальных, движений за мир».

«Мы являемся составной частью международного движения. Вспомните Сиэтл, Геную. Становится очевидным, что проблематика везде одинакова. Сейчас невозможно справедливо организовать экономику в какой-то одной стране, не обращая внимания на другие государства. Однако сейчас самое время попытаться изменить что-то на международном уровне. Только так можно ставить вопрос перераспределения финансовых потоков, только так можно добиться гармонизации налоговой политики. Сейчас остро необходима реформа мировой финансовой системы. Мы выступаем против ныне существующей политики, построенной на том, что у социально слабых (у людей с малым и средним достатком) государство берёт больше, чем у тех, кто находится на вершине айсберга. Они, пользуясь системой, существующей в Германии, платят всё меньше и меньше налогов. Крупные концерны в ФРГ налогов вообще не платят. Это просто скандальная ситуация. Мы требуем, чтобы деньги брали у тех, у кого их много».

В Кёльне на демонстрации были в основном молодые люди. Правда, она мало была похожа на политическую акцию. Скорее, всё напоминало некую смесь Вудстока с первомайскими поздниками. Музыка, флаги самых разнообразных расцветок... Не привлекает ли молодежь именно эта сторона движения? Не приходят ли они сюда только музыки и веселья ради?

«Даже и не знаю, что и сказать. Меня бы, наверное, скорее отпугнула эта музыка. На других она производит обратное впечатление. Но дело не в этом. Мне кажется, что сейчас это важно. Конечно, не столько для молодёжи, сколько для эффектности, для средств массовой информации. Политика не должна преподноситься серо и скучно. Определённая доля авантюризма и развлечений обязательно должна присутствовать на демонстрациях. Это мы вынесли из ошибок других социальных движений, где всё было более определённо и более жёстко. Мы же хотим, чтобы это также доставляло удовольствие. Посмотрите вокруг. Около 85 процентов всех присутствующих моложе 30. И я считаю, это очень важно для Attac. Это новое поколение, не поколение Х, не поколение «Гольф», или как они все там называются. Это новое поколение. Оно интересуется политическими вопросами. Оно требует политических изменений и ждёт их. Именно такие люди остаются с нами».

40 тысяч демонстрантов! И это только в одном городе Кёльне. Доказательство массовости движения. Но есть ли шанс у этой массы хоть как-то повлиять на политику сильных мира сего? Йохан Гальтунг эксперт ЕС по проблемам мира, настроен оптимистично

«Если случится война с Ираком, то будет затронута большая часть земного шара. Война поднимет против США и их союзников - интервентов около 300 млн. жителей в арабских странах и полтора миллиарда мусульман во всём мире. Это будет иметь катастрофические последствия. Как известно, в Америке живут более 5 млн. мусульман. Посмотрим, как они отреагируют на это. Я не говорю сейчас о насилии. Есть вещи посущественней, чем насилие. Это не силовое противостояние. Если это преподнести талантливо, эффект будет очень чувствительным. Возьмём самый простой способ – бойкот товаров американского производства, например. Это будет иметь катастрофические последствия, потому что люди, о которых мы говорили, составляют одну четвёртую всего населения. А это очень много».

Бросим взгляд в историю. Гражданское общество имеет в своём активе три больших заслуги: создание Международного суда, договор об уничтожении противопехотных мин и предложение списать долги стран третьего мира. Реализация этих международных соглашений способна открыть новые перспективы. Это та сила, которая производит первый толчок. Если гражданское общество находится в авангарде, то правительство через какое-то время волей-неволей вынуждено догнать его. Клеменс Ронефельд, член инициативной группы борцов за мир, считающих себя авангардом, рассказывает о том, как он намерен заставить государство обратить внимание на свои требования.

«Я являюсь членом инициативной группы, которая в свою очередь состоит из восьми организаций борющихся за мир. Вместе с антиглобалистами из Attac и организациями, борющимися против применения атомной энергии, мы выработали своего рода ответный шаг на возможную американскую интервенцию в Ираке. Мы намерены в случае военной агрессии со стороны США и ЕС блокировать все подъезды к американским военным базам на территории Европы. Мы заявляем об этом открыто уже сейчас. Следующим шагом станет давление на правительство Германии с целью заставить его отказать американским военным самолётам в праве пролёта над территорией Европы, и отозвать германский батальон химической разведки с места его теперешней дислокации в Кувейте».

Есть ли шанс у европейской политики ещё хоть как-то повлиять на ход событий? Или она всегда будет только придатком и исполнителем воли американского правительства?

«ЕС может сейчас сделать две вещи. Первое, стать посредником между США и арабскими странами. Попытаться хотя бы понять, в чём собственно причина конфликта. США требует для себя свободы действий, а арабский мир - уважения к своей религии. Существует несколько возможностей объединить эти два противоположных полюса. Но никто не ведёт подобных дебатов. Во-вторых, ЕС как представитель европейских государств уже играла однажды миротворческую роль. Германия и пять её соседей создали содружество европейских государств. Почему бы не перенести этот опыт на арабские страны. Израиль и пять стран: Сирия, Ливан, Палестина, как страны Бенилюкса, Иордан как Италия, и Египет вместо высокомерной Франции. Египет уже достаточно высокомерен, чтобы играть эту ответственную роль. Это тоже было бы выходом, такое своеобразное содружество государств на Ближнем Востоке. Это возможные пути решения конфликта. То, что ЕС делает на настоящий момент - это попытка как бы увеличить размеры здания. Своеобразные архитекторы, у которых есть дом с 15-ью комнатами, а им хотелось бы 27. Я считаю, что всякая духовная энергия в этом доме уже, к сожалению иссякла. И ещё я хотел бы отметить, в ЕС сейчас нет достойной личности типа Моне или Шумана во Франции 40-ых годов. Или хотя бы как Аденауэра в Германии. Людей, такого масштаба в Европе сейчас нет, а поэтому мы сейчас в таком жалком положении. Но с другой стороны гражданское общество обладает достаточной силой. Мы не говорим о мире во всём мире, как это делал Кант. Это всё метафоры. Мы говорим о возможностях решать конфликты без насилия, путём мирных преобразований».

«Хочешь мира, готовься к войне!», - говорили древние римляне. Неужели мы живём всё ещё по этим принципам? Неужели мы так и не научились на примере двух мировых войн, Холокоста и железных занавесов решать свои проблемы другими способами? Или не хотим?