1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

9 ноября в истории Германии

06.11.2008

Приближается 9 ноября. Для Германии это, как нынче говорят, символическая, знаковая, судьбоносная дата.

default

9 ноября для немцев - день радости и, одновременно, день национального стыда и позора. 9 ноября 1918 года была провозглашена Веймарская республика. 9 ноября 1938 года нацонал-социалисты устроили в Германии «хрустальную ночь» положившую начало холокосту. И, наконец, 9 ноября 1989 года пала Берлинская стена:

Стены нет! Стены больше нет! Радовались восточные немцы, хлынувшие через открытые контрольно-пропускные пункты на Запад. Ну, казалось бы, вот она, идеальная дата для национального праздника? Однако 9 ноября в новейшей истории Германии - не только день радости, но и день стыда и позора. Слишком много исторических событий выпало на эту дату. Давайте, начнём по порядку. 9 ноября 1918 года - день свержения монархии и провозглашения Веймарской республики. С балкона берлинского Рейхстага социал-демократ Филипп Шайдеманн взывал к собравшимся внизу толпам:

«Рабочие и солдаты, осознайте историческое значение этого дня! Свершилось несбыточное! Перед нами стоит гигантская и необозримая задача. Всё для народа, всё волею народа! Нельзя допускать действий, позорящих рабочее движение. Единство, верность и сознательность! Старая, прогнившая монархия рухнула! Да здравствует будущее, да здравствует германская республика!»

Будущее продержалось недолго. Парламент тут же превратился в арену пустопорожней политической говорильни и потасовок. Беспомощные и безответственные правительства сменяли одно другое. Уже 9 ноября 1923 года штурмовики национал-социалистической немецкой рабочей партии во главе с Адольфом Гитлером устроили шествие в Мюнхене. А 10 лет спустя, на волне массовой безработицы и глубокого разочарования в демократических ценностях, Гитлер вполне легально пришёл к власти в Германии. Мир оказался на пороге самой страшной катастрофы за всю историю: Второй мировой войны. Но на пути к войне надо было уничтожить общественную мораль, сплотить немцев вокруг преступной национальной идеи, то есть, найти врагов внешних и внутренних. Эту роль национал-социалисты отвели международному еврейству в целом и немецким евреям в частности. Как и всем психически неполноценным людям, Гитлеру повсюду мерещилась «мировая закулиса», заговор «международной еврейской плутократии» против прекраснодушного немецкого народа. Но был у этой фобии и вполне практический политический аспект: Ничто так не сплачивает толпу, как активное или пассивное соучастие в коллективном преступлении. И вот 9 ноября 1938 года по всей Германии загорелись синагоги. Улицы городов были усыпаны осколками разбитых витрин магазинов, принадлежавших евреям. Поэтому этот погром и был цинично назван «Хрустальной ночью». Около 100 евреев были убиты, 26.000 - отправлены в концентрационные лагеря. Главарь национал-социалистического немецкого рабочего фронта Роберт Лей орал под восторженный рёв толпы:

«Еврейство должно пасть и оно падёт! Еврейство должно быть уничтожено, и оно будет уничтожено! Это - наша святая вера!»

«Хрустальная ночь» стала своего рода генеральной репетицией Холокоста, массового уничтожения европейского еврейства. 9 ноября 1938 года стало для немцев днём стыда и позора. И вот, что за странная лотерея судьбы? именно на этот день выпало и самое радостное для немцев событие послевоенной истории. 9 ноября 1989 года пала Берлинская стена - символ холодной войны, символ раздела Германии и всего мира на враждующие лагеря. Крах социалистического режима назревал давно. Тысячи жителей ГДР бежали через тогдашнюю Чехословакию и Венгрию на Запад. Уже и Михаил Горбачёв попенял геронтократам в ГДР-овском ЦК на их железобетонную твердолобость, мол, «кто опаздывает, того наказывает жизнь». Уже и многотысячные демонстрации в городах восточной Германии проходили под лозунгом «Мы - один народ!» И всё-таки падение Берлинской стены пришлось именно на 9 ноября 1989 года совершенно случайно, как бы по ошибке. Власти ГДР в те дни решили задобрить население послаблениями в поездках на Запад. И вот на пресс-конференции в Берлине один из партийных функционеров среди множества бессмысленных и бестолковых заявлений и постановлений зачитал и такое:

«И поэтому мы приняли решение ввести правила, позволяющие каждому гражданину ГДР выезжать через пограничные контрольно-пропускные пункты ГДР».

Мало того, что это сообщение предполагалось огласить только на следующий день, но и сами правила выезда, и день вступления этих правил в силу ещё предполагалось установить. Но в полной неразберихе тех дней на вопрос итальянского корреспондента, а когда же можно выезжать на Запад, вконец растерявшийся партийный босс промямлил что-то вроде, да вот прямо сейчас, пожалуй, и можно. Вот так, совершенно случайно, падение Берлинской стены и выпало на «судьбоносный» для Германии день - 9 ноября, когда десятки тысяч восточных немцев двинулись пешком и на трескучих «Трабантах» на Запад. Кстати, для молодых, которые толком не помнят, что такое социализм, и уж совсем не знают, что такое «Трабант». «Трабант» - это был такой убогий пластмассовый автомобильчик с мотоциклетным двигателем, рядом с которым даже «Жигули» казались верхом комфорта. Дымил и тарахтел «Трабант» ужасно. Но он сумел въехать в немецкую историю как символ развитого социализма.

Es geyt a yeke - называется эта шутливо-сатирическая песня. «Yeke» - это прозвище немецких евреев. После войны и холокоста евреев в Германии остались считанные единицы. И с полным правом звучал вопрос: а можно ли, допустимо ли вообще еврею жить в этой стране, которая породила нацонал-социализм и концентрационные лагеря? Как общаться с немцами, которые, возможно были соучастниками или молчаливыми пособниками этих преступлений? Поэтому еврейская жизнь в новой демократической Германии возрождалась медленно. И только в 80 и 90 годы, с наплывом так называемых «контингентных беженцев», евреев-переселенцев из Советского Союза, в еврейских общинах в Германии началась более активная жизнь. Открываются еврейские школы и рестораны, строятся новые синагоги и культурные центры. Сегодня в различных городах Германии действуют 107 еврейских обществ, в которых зарегистрировано 104.000 человек. Их интересы представляет Центральный совет еврейских общин в Германии. Президент Центрального совета Шарлотте Кноблох - одна из немногих уцелевших свидетелей так называемой «хрустальной ночи» и террора. В интервью Deutsche Welle госпожа Кноблох делится своими воспоминаниями и рассказывает о сегодняшней жизни евреев в Германии:

Госпожа Кноблох, в этом году исполняется 70 лет со дня погрома 9 ноября 1938 года, который называют «хрустальной ночью». Вы тогда были ребенком. Какие воспоминания у Вас сохранились?

Я помню, как в этот день отец вел меня за руку. Мы шли по Мюнхену. Нас предупредили, что в этот день что-то затевалось против евреев, и посоветовали не оставаться дома, а выйти на улицу. Мы шли от нашей квартиры по направлению к конторе моего отца. Он был адвокатом в Мюнхене. Он тогда из телефонной будки позвонил в свою контору, но ему ответил чужой мужской голос. Отец тогда сделал вид, что он клиент, а ему сказали: мы тоже этого адвоката ждем. Отец сразу понял, в чем дело и мы пошли дальше в сторону улицы герцога Рудольфа. Но она была перекрыта. Единственное, что я увидела, так это дым над синагогой . Это навсегда врезалось мне в память. Мы пошли к старому другу отца, я его называла дядя Ротшильд. Но у него перед подъездом уже стояла эта машина, которой все боялись. Двое людей его вывели из подъезда, голова у него была забинтована. А на бинте - кровь. Он только глянул в нашу сторону, и тут же отвернулся, чтобы нас не опознали. Его пинками загнали в машину. Отец тогда из телефонной будки позвонил другому знакомому и спросил, можно ли оставить меня у нег ночь. Этот знакомый жил в предместье, и мы шли туда пешком полтора или два часа, точно я не помню. Нам все время приходилось сворачивать с больших улиц, потому что там стояли полицейские патрули.

С тех пор прошло 70 лет. Насколько важно напоминать об этих событиях молодым людям?

Надо смотреть на вещи трезво. Да, 70 лет прошло, и может быть, сейчас еще есть последняя возможность поговорить с живыми свидетелями. Но говорить об этом надо не только в дни этого печального юбилея, чтобы молодые знали об этих событиях, чтобы они осознали свою ответственность за сохранение этой памяти.

Госпожа Кноблох, вот уже два года вы возглавляете Центральный совет еврейских общин, представляете интересы 110.000 евреев в Германии. Эта работа для Вас - вызов или тяжкая ноша?

Ни то и ни другое. Я просто радуюсь, что на моих глазах возродилась и развивается еврейская жизнь в Германии. Это, надеюсь, понятно, при моей-то биографии.

Но жизнь в еврейских общинах развивается в основном благодаря притоку евреев из стран бывшего Советского Союза. Это пополнение и, в то же время, проблема. Как вам удается с ней справиться?

Я считаю, что нам надо еще активнее заниматься этой проблемой. К нам приходят переселенцы, которые сталкивались в бывшем Советским Союзе с открытым антисемитизмом. С другой стороны, многие из них и представления не имели об иудаизме, потому что наша религия была под запретом. Теперь здесь, в Германии, они приобщаются к религиозной жизни. И одновременно им надо интегрироваться в общество, познакомиться с историей, традициями, укладом жизни в Германии. Если бы не было этого притока переселенцев, то у нас не было бы и возможность радоваться новым зданиям, новым синагогам и культурным центрам, которые каждый месяц, если не каждую неделю появляются в Германии.

Госпожа Кноблох, Вы неустанно предостерегаете от латентного, срытого или даже открытого антисемитизма в Германии. На чем основывается Ваше убеждение в том, что вражда по отношению к евреям существует до сих пор?

Давайте возьмем расхожие предрассудки, я постоянно с ними сталкиваюсь. Иногда в открытой, иногда в косвенной форме. Или вот тема Израиля. В тот самый момент, когда правительство Израиля начинают сравнивать с национал-социалистами, с Гитлером, для меня это уже откровенный антисемитизм. Я не устаю повторять: конечно же можно критиковать страну, можно критиковать её правительство, конструктивная критика порой даже помогает. Но подспудный антисемитизм с его расхожими предубеждениями существует. Когда молодые люди меня спрашивают - а что разве евреи тоже платят налоги? - я уже знаю с какой стороны ветер дует.

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить Марсель Фюрстенау и Корнелия Рабиц.

Аудио- и видеофайлы по теме