1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

365 дней и 370 событий: год русской культуры в Германии стучится в дверь

04.02.2003

В ближайшее воскресенье, 9 февраля в Берлине торжественным актом в старинном городском театре Шаушпильхаус, что на Французской улице, откроется год русской культуры в Германии. Президенты двух стран – Йоханес Рау и Владимир Путин, федеральный канцлер Герхард Шрёдер и тысяча избранных гостей будут внимать звукам бессмертного Чайковского в исполнении одного из лучших коллективов России – оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением Михаила Плетнёва. Именно в головах Путина и Шрёдера – такие вот плоды порою приносит дружба на высшем государственном уровне – родилась мысль о проведении двухлетия интенсивнейших культурных обменов, которые поспособствовали бы ликвидации взаимных стереотипов и предрассудков, и придали бы новый современный блеск многовековой традиции культурного взаимодействия. Каким именно образом это должно произойти – на этот вопрос лидеры ответа не дали, оставив его на откуп специалистов в области культурного менеджмента.

Итак, год русской культуры – что это? По мнению организаторов, адресаты этой беспрецедентной по объёму и размаху программы культурного десанта не должны задавать себе этого вопроса. Цель года – сделать русскую культуру естественной частью жизни любого жителя Германии, независимо от его возраста, места жительства и образовательного ценза – ну, или почти независимо. Это 370 крупных и ещё несколько тысяч мелких локальных и зачастую не поддающихся учёту мероприятий. Год русской культуры – это как бы общая крыша, под которую попадают и гастроли Мариинского и Большого театров, и скромный школьный спектакль по русской пьесе, и фестиваль Русского кино в рамках «Берлинале», и любительский вечер по поэзии Мандельштама. Крупные мероприятия – так называемые «хай-лайты» – финансируются за счёт немецких и российских бюджетных средств (общая стоимость мероприятий – порядка 120 миллионов евро) и преследуют цель, стать, так сказать, паровозом, который потянет за собой вереницу частных инициатив. Однако именно за крупные мероприятия несут ответственность руководители министерств культуры двух стран. В конце января министр культуры РФ Михаил Швыдкой и его германская коллега, уполномоченная федерального правительства по вопросам культуры и СМИ Кристина Вайсс, провели в Москве очередную рабочую встречу.
«Какие из событий считает вы для себя наиболее важными?», - этот вопрос мы задали госпоже Вайсс в Москве.

- В программе есть несколько прекрасных мероприятий – настоящих хай-лайтов. Наиболее значительные из них пройдут в столицах – Берлине и Москве. Помимо одноимённой выставки – «Берлин-Москва» - лично мне хотелось бы упомянуть фестиваль русского кино в рамках Берлинале (будут показаны как ретроспективы классиков, так и совсем новое кино из России) и музыкальный фестиваль в Саарланде, где, вдали от столиц, пройдёт целая серия концертов русских композиторов и коллективов из России.

«Немецко-российские культурные встречи», которые будут продолжены годом немецкой культуры в России, станут нашим «лейтмотивом», по крайней, мере, на ближайшие 24 месяца. А пока – к другим темам.

Что знают немцы об Армении?

Да почти ничего. Многие считают ее одной из азиатских республик, другие и вовсе относят ее к мусульманским государствам. Лишь два года назад, в год празднования армянами 1700-летия принятия христианства, большинство немцев узнали о том, что Армения – первое государство в мире, официально принявшее христианскую религию. Что говорить о культуре, о таких именах, как Абовян или Туманян, Сарьян или Айвазовский, Комитас или Хачатурян. Что касается знаменитых современников, то здесь любой, скажет, что Шарль Азнавур – это французский шансонье, а Атом Эгоян – канадский режиссер. По-своему они правы, ведь под этим немцы подразумевают гражданство. Но родившиеся и выросшие за пределами Армении Азнавур и Эгоян знают, что такое армянин по крови. Иначе они бы не создали такой фильм, как «Арарат».

Показанную в прошлом году на фестивалях в Каннах и Москве картину теперь сможет увидеть, по крайней мере, кёльнская публика. Ее показ пройдет в начале февраля в рамках 4 недельного фестиваля армянской культуры. Карина Кардашева рассказывает.

Фестиваль армянской культуры такого масштаба проводится в Германии впервые. Армянские общины в разных немецких городах периодически устраивали культурные мероприятия, но, как правило, они собирали довольно узкий круг армянских эмигрантов. Целью же проходившего в Кёльне фестиваля было познакомить с армянской культурой как можно более широкий круг людей.

Организаторы задумали по возможности показать все искусства –классическую и народную музыку, живопись и скульптура, литература, театр, кино. Рассказывает председатель Немецко-армянского общества

Раффи Кантян:

- Инициатива этого фестиваля принадлежит армянской стороне, но лишь благодаря поддержке немецкой стороны, прежде всего, городских властей Кёльна и других культурных организаций, удалось осуществить этот проект. Так что речь идет о настоящем joint venture – совместном предприятии.

Уже первая неделя фестиваля показала, что интерес у немецкой публики к Армении большой. Даже несмотря на минимальную рекламу – одну статью в кёльнской газете и пару десятков плакатов – все мероприятия проходили при переполненных залах. Тут, надо сказать, организаторам крупно повезло. За два дня до открытия фестиваля Кёльн посетил сам президент Армении Роберт Кочарян. Его приезд накануне выборов в Армении воспринимался как политический шаг с целью укрепления контактов с Германией, и своего рода ауфтакт к фестивалю армянской культуры. Но это оказалось чистым совпадением, которое сыграло на руку организаторам фестиваля. Рассказывает его инициатор Джорджио Баваи:

- Кочарян встречался с обер-бургомистром Кёльна Шрамой, и тот рассказал президенту Армении о готовящемся фестивале. Лучшей рекламы и не придумаешь!

Что ж, вполне вероятно, что кельнский обер-бургомистр Шрама побывает в Ереване и тогда уже на уровне городов, а может быть и стран будет устроен фестиваль армянской культуры в Германии и немецкой культуру в Армении. Нынешний же фестиваль держится на одном энтузиазме.

Как и за всяким утопическим на первый взгляд проектом, за феноменом фестиваля армянской культуры стоит фигура безнадежного альтруиста: Джорджио Баваи – инициатор и организатор фестиваля, немец итальянского происхождения, - как говорится, влюблен в Армению. Разбудила в нем эту любовь его жена – внучка публициста Пуала Рорбаха, который в 1914 году в Берлине организовал немецко-армянское общество (вместе с евангелическим священником Йоханнесом Лепсиусом и армянским писателем Аветиком Исаакяном).

При выборе участников фестиваля его организаторы ставили довольно высокие критерии. Но в тоже время они не располагали достаточными средствами, чтобы приглашать знаменитости специально на фестиваль. О том, как удалось провести такой большой фестиваль с минимальными затратами, рассказывает Джорджио Баваи.

- Камерный оркестр из Еревана планировал в это время провести в Германии гастроли, и мы попросили их принять участие и в нашем фестивале. В Аахене проходила выставка двух армянских художников из Санкт-Петербурга, и мы воспользовались возможностью показать эти работы и у нас. Одна боннская гимназия пригласила в рамках собственного проекта двух армянских художников из Гюмри, так и они оказались у нас.

Для проведения фестиваля был создан Культурный комитет при Армянской епархии и торжественное открытие, как впрочем, и все мероприятия фестиваля, проходили при отеческой опеке Архиепископа армянской церкви в Германии Карекина Бекджана.

- Я надеюсь, что за эти недели наши мероприятия посетит много людей, что они познакомятся с армянской культурой и задумаются об истории армянского народа, которому довелось испытать столько страданий.

Каждый вечер фестиваля демонстрировал не только армянское искусство, это были настоящие культурные встречи. О концерте камерного оркестра из Еревана «Серенада» рассказывает Джорджио Баваи.

- В программе концерта - произведение молодого армянского композитора Халаджяна, который получил образование в Ереванской консерватории, а затем в Цюрихе, где он сейчас и живет. Этому современному произведению были противопоставлены старинные итальянские арии в исполнении Сурена Шахи-Джаняна, известного армянского певца, живущего сейчас в Париже.

Да, знакомство с армянской культуры – это еще и знакомство с армянами и их судьбами. Еще одна судьба – меццо-сопрано Ильда Симонян. Родилась в Стамбуле, где закончила консерваторию по классу вокала. Сегодня живет в Амстердаме, и почти полностью посвятила себя исполнению армянских песен. На концерте в Армянской церкви в Кёльне, резиденции армянской епархии в Германии, она исполняла среди прочего песни Саят-Новы, Бабаджаняна и Комитаса.

Большой резонанс получил проходивший в рамках Недель армянской культуры в Кёльне литературный вечер с Догоном Аканли. Аканли - турок, который живет в Германии, который написал роман, где затрагивается тема геноцида армян 1915 года. Это первая книга, написанная на эту тему турком.

Тема геноцида поднималась также и в пьесе «Предсмертная сказка» по роману немецкого автора еврейского происхождения Эдгара Хильзенрата, показанной немецким театром Полигон.

- Это было давно... В 1915 году... Тогда с лица земли был стерт целый народ.

- Просто стерт с лица земли?

- Да. Стерт с лица земли.

- Я, кажется, слышала об этом, но я думала, что это лживые сказки наших врагов.

- Это не сказки.

- Геноцид? Спонтанная волна насилия со стороны турок?

- Нет.

- Это не было инициировано снизу?

- Нет. Это было организовано сверху...

Недавно, кстати, роман Хильзенрата был опубликован на русском.

Тема геноцида красной нитью проходит через судьбы всех армян без исключения. Но сегодня основной вопрос, который волнует разбросанных по всему свету представителей армянского народа – признание этого факта, в том числе и со стороны Турции. Вопросы, которые задавали председателю Немецко-армянского общества Раффи Кантяну во время его необычайно интересного доклада об истории и сегодняшнем дне Армении, привели, в конце концов, к проблематике вступления Турции в ЕС. Раффи Кантян выразил такую точку зрения:

- Если в Турции что-то должно измениться, то наверняка со вступлением в ЕС. В Турции проживает 50-60 тысяч армян, и они сталкиваются в этой стране с определенными трудностями. С вступлением в ЕС права меньшинств в этой стране должны будут строго соблюдаться. Кроме того, если Армения, таким образом, будет граничить с ЕС, то есть надежда, что будет снята блокада на границе между Турцией и Арменией, что несказанно облегчит экономическое положение Армении.

«Европа пишет» - в Гамбурге решили объединить пишущую братию континента в одну дружную семью

В течение ближайшего десятилетия число членов Европейского союза увеличится почти вдвое. Самое время задуматься о том, а существует ли идейная, культурная, литературная общность по имени Европа? В гамбургском Литературном Доме и Фонде поддержки культурных инициатив Курта Кёрбера озаботились этой проблемой и предложили 33-м писателям из 33-х европейских стран предложили написать эссе - о европейской литературе, о ее корнях и о будущем. Эссе, которые будут изданы отдельной книгой в мае, на минувшей неделе писатели прочитали в Гамбурге на симпозиуме под названием "Европа пишет".

На симпозиуме побывала Екатерина Филиппова.

Забавно и наводит на размышления то, что принять участие в проекте отказались 15 современных английских классиков. И ни один так и не приехал... Зато остальные приехали охотно. Известные и уважаемые на родине и за ее пределами. Мара Цалите из Латвии и Дурс Грюнбайн из Германии. Поэт и диссидент Томас Венцлова, друг Иосифа Бродского и добрый знакомый Анны Ахматовой, с тремя родными европейскими языками - литовским, польским и русским, говорил по-английски с пафосом профессора Йельского Университета - "Писатели - биографы Еропы". В своем эссе Томас Венцлова рассуждал о национализме и национальном самосознании:

- Национальное самосознание - это самосознание открытое, которое принимает к сведению существование других точек зрения, скажем так. Национализм - это то, что не принимает к сведению другие точки зрения, точнее считает их враждебными. Это ощущение, что ты окружен врагами, которые готовы тебя уничтожить, и ничто другое их не интересует. В этом смысле, национализм свойственен и "большим" народам. Он свойственен, в частности, русским. В том смысле, что Россия считает, что весь мир находится в некоем заговоре против России. Не все, конечно, но существуют группы русских интеллигентов, которые проводят именно такую точку зрения. Это конечно не так. И преодоление этого национализма, который в истории Европы приводил к очень тяжелым последствиям - очень важная задача в наше время.

- Скажите, после 91-ого года в Литве не было такого подъема национализма?

- Вы знаете, пока народ не может выразить свою волю свободно, как это было в Литве при советской власти, ни эстонский, ни латышский, ни эстонский, ни, в конце концов, русский народ, они не могли выражать свою волю свободно, через свою интеллигенцию, через свою сознательную часть. И такая ситуация способствует росту отрицательных националистских тенденций. После 91-ого года, когда оказались возможными столкновения и борьба различных взглядов, это постепенно стало уходить в прошлое.

О космополитизме, национализме и об историческом единстве европейских народов, связанных общим прошлым и будущим, говорил и поэт Алеш Дебельяк из Словении, где писателям сегодня приходится нелегко.

- Когда в 1991 году Словения стала независимой, в нашей столице - Любляне не было ни одного памятника погибшим воинам, зато множество памятников писателям и поэтам. Партизанские отряды носили имена любимых писателей, и культура была единственной возможностью национального поиска и самовыражения. Но последние 10 лет оказались горькими для многих словенских литераторов. Почему? - Раньше мы думали, что поэт - как автомеханик должен владеть своим ремеслом. А теперь все решили, что альфа и омега человеческой экзистенции - это продукция и законы рынка. И людям оказались нужны автомеханики, а не поэты. Разделение политики и эстетики привело нас в духовное гетто, где свободная словенская литература занимается описанием повседневности и не имеет никакого социального значения. Это, конечно, то, что приближает ее к современной европейской литературе Запада.

Россию на симпозиуме представлял Андрей Битов, который в очередной раз напомнил о ее вселенской роли:

- Вот, говорят, отсталая, а между тем, Россия - преждевременная страна. Россия - это не страна, а идея. И спасти ее может только то, что она это поймет, и мир это поймет. Понимаете, мир! Вот сейчас говорят "глобализация-глобализация". Мир, действительно, стал маленьким шариком... Вот, мы не можем вообразить наше тело без печени, без мозга или без желудка. Я не буду распределять сейчас роли по менталитетам, кто какой орган. Но факт тот, что одно без другого не живо. Россия - это огромный орган мира, работающий на соединение, по крайней мере, трёх миров. Россия - это не география, а - поза. Но это поза - мировая, а не русская.

Культура и политика. Говоря о едином пространстве Европы, многие писатели явно сердились на брюссельское, по мнению многих, бюрократическое руководство. И кто их выбирает? - возмущался грек Никос Тэмелис, политик, ставший писателем после того, как он два года сам проработал в Европарламенте. По мнению романиста и журналиста, итальянца Марио Фортунато, сегодня еще полностью отсутствует единая европейская политическая позиция, к примеру, относительно иракской проблемы.

- У меня такое чувство, что Европе необходимо более, я бы сказал, чистое и ясное руководство. Общей европейской политике необходимы идеи, которые существовали бы независимо от экономики. К, примеру, в отношении предстоящей войны американцев против Ирака. Нужна четкая позиция: да или нет! Мне не нравится в Брюссельском руководстве то, что они слишком пугливые и нерешительные. Что касается будущей единой европейской культуры... правительства могут реформировать что угодно, но я не думаю, что в людях, в общественном мнении и самосознании будут происходить какие-либо изменения.