1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

31.10.2001 Коррупция в России

Сегодня мы поговорим о коррупции в России. Этой проблеме был посвящён состоявшийся в Берлине германо-российский семинар, в название которого был вынесен вопрос: «Дикий капитализм или правовое государство?» Бизнесмены и учёные двух стран спорили о том, что же ждёт сегодня и в обозримом будущем немецких предпринимателей, собирающихся открыть своё дело в России: чиновничьи - бандитский беспредел или торжество закона, и пытались найти ответ на вопрос, как бороться со взяточничеством и казнокрадством. За ходом семинара следила Мария Копыленко. Вот её репортаж:

В Германии время наивно-восторженного отношения к возможностям ведения бизнеса в России давно уже прошло: здешние предприниматели, не говоря уже об экспертах, прекрасно осведомлены о том, что немецкому, да и российскому бизнесмену приходится сталкиваться со всевозможными трудностями, начиная от регистрации нового предприятия и заканчивая проблемами с вывозом продукции и уплатой налогов. Поэтому, как считает Манфред Цибальски, немецкий менеджер, являющийся председателем наблюдательного совета открытого акционерного общества «Сибфризия» в Кемерово:

    - В начале немецкий предприниматель исходит из того, что все российские чиновники – коррумпированы. И он приятно удивлен, почти шокирован тем, что это не так. Затем немецкий предприниматель искренне надеется, что эти не коррумпированные чиновники будут долго оставаться на своих местах. К сожалению, так получается не всегда, и зачастую приходится начинать всё с нуля.

    Манфред Цибальски работает в российских регионах с 1995 года. Он на собственном опыте пережил все те трудности, которые являются типичными для всей страны:

      - Неповоротливая администрация, волокита при принятии решений и неразбериха в распределении обязанностей. Потенциальному немецкому инвестору приходится общаться с целым рядом все более высоких чиновников в районных, городских, областных администрациях. А это очень нервирует.

      По мнению же сотрудника Международной организации труда в Женеве Франка Хоффера, много лет проработавшего в России, большую роль играет то, с каким настроем приезжает иностранный предприниматель: Хоффер:

        - Если он приезжает только с целью быстрого обогащения, если он думает, что это все равно страна жуликов и нужно просто быть самым хитрым жуликом, если он с самого начала начинает давать взятки - это одно дело. Если же предприниматель говорит себе: тут работает много честных и добросовестных людей, с которыми можно сотрудничать. Если этот предприниматель испытывает симпатию к новой для себя стране, если он старается не платить взяток - то это уже совсем другое дело. Крупным фирмам, конечно, легче. У них совершенно иной уровень отношений с властными структурами, и они могут позволить себе навязывать собственные правила игры.

        Сами же российские предприниматели оценивают свое положение так:

          - Предприниматель в России существует в ситуации, когда он всегда виноват.

          Таково мнение директора Уральского агентства поддержки малых и средних предприятий Светланы Маковецкой. Поэтому малые и средние предприятия нуждаются в поддержке. И если эту поддержку не в состоянии оказать государство, то ее должны оказывать неправительственные организации, в том числе и зарубежные. Такую точку зрения разделяет и представитель Восточного комитета немецкой экономики Оливер Вик:

            - Восточный комитет немецкой экономики, а также Объединение немецкой экономики в Москве, Делегация немецкой экономики в Москве и все филиалы этих организаций в российских областях видят свою задачу как раз в том, чтобы поддерживать малых и средних немецких предпринимателей. Именно их небольшие фирмы чаще всего и оказываются в России в сложном положении, поскольку у них нет ни достаточного персонала, ни опыта, ни иных возможностей.

            Среди событий последнего времени, коренным образом повлиявших на ситуацию в российском предпринимательстве, все участники семинара практически в один голос называли кризис 1998 года и приход к власти Владимира Путина. Вот оценка Светланы Маковецкой:

              - Капитализм в России изменился. В начале 90-х годов это был действительно очень специфический капитализм, в котором прав был тот, кто успел ухватить у государства как можно больше. На этом делались состояния. В середине девяностых прав был тот или получал тот, кто имел доступ к уху, кто умел использовать неразбериху, сложившуюся в государстве. А сейчас появилась целая категория реально существующих яппи (Yappy) – людей, которые после кризиса 98 года стали делать деньги на реальном производстве. Соответственно, в силу изменения самого капитализма, традиционная коррупционная его составляющая будет уменьшаться. Мы меняемся, мы меняемся очень быстро. Но в нас так много старого, что это-то и обеспечивает нынешнее странное кентавровое состояние – с одной стороны, мы боремся с коррупцией, с другой стороны, мы ее активно используем.

              О коренном изменении экономической ситуации в России после кризиса 98 года говорят и немецкие эксперты – например, Оливер Вик:

                - Как раз за последние полтора года представители немецкой экономики стали активнее работать в России, поскольку ситуация очень изменилась, причем в положительную сторону. Наблюдается настоящий экономический подъем, который, среди прочего, объясняется и тем, что при президенте Путине достигнута определенная стабильность, началось осуществление экономических реформ, создание необходимых экономических структур. Этот процесс, конечно, еще далеко не закончен, но те отзывы немецких предпринимателей, которые доходят до нас из России, свидетельствуют: эта страна начинает снова привлекать внимание зарубежных предпринимателей, и они активизируют свою деятельность.

                В то же время сотрудник Международной организации труда в Женеве Франк Хоффер высказывает опасение, что централизация государственной власти, происходящая сейчас в России, может помешать развитию гражданского общества:

                  - Я не вполне уверен, не питают ли в России иллюзии, будто можно восстановить центральный государственный административный контроль, каким он был раньше, и при этом развивать частную собственность и рыночную экономику. К сожалению, предпринимается очень мало попыток создать действительно прозрачные федеральные структуры с прозрачной финансовой системой. Неясно также, в какой мере централизация государственной власти может нанести ущерб гражданскому обществу. Я имею в виду не только средства массовой информации.

                  И все же у меня складывается впечатление, что в России сейчас гораздо больше людей, осознающих себя частью гражданского общества, чем ещё несколько лет назад. Однако необходимо учитывать длительность общественных процессов. В Восточной Германии, например, сами институты гражданского общества были созданы практически сразу, но их укоренение в общественном сознании длится до сих пор. Что же говорить о России, которой самой приходится сейчас создавать все необходимые рамочные условия. Я припоминаю один судебный процесс, когда рабочий подал в суд на генерального директора крупного завода. Директор приходит в зал суда и думает, что все просто сошли с ума, если осмеливаются вызывать его в суд. Нужно быть очень мужественным человеком и, кроме того, ощущать возможности гражданского общества, чтобы решиться на такое. Поэтому очень важно, чтобы в процессе укрепления государственной вертикали не выплеснули с водой и младенца, чтобы не пропали те семена свободы, которые уже начинают давать всходы.

                  Говоря о роли профсоюзов в сегодняшней России, Франк Хоффер отмечает, что это, по его мнению, наиболее массовая и действенная неправительственная сила в стране. К тому же профсоюзы выполняют очень важную функцию, выступая рупором тех, кто несет на себе социальный груз трансформационного процесса в России. Что же касается возможностей профсоюзов в борьбе с коррупцией, то они, по мнению Франка Хоффера, достаточно ограничены:

                    - Есть примеры того, как профсоюзы или трудовой коллектив препятствовали незаконной приватизации какого-то предприятия. Но для этого нужно иметь большое мужество. Таким людям угрожают, угрожают лишить их не только имущества, но и жизни. Я думаю, что роль профсоюзов должна состоять в другом. Они должны еще до начала приватизации добиваться того, чтобы она проходила открыто. Ведь в таком случае приватизацию гораздо легче контролировать. Если же приватизация проходит за закрытыми дверями, если идёт мафиозная приватизация с перестрелкой, то тут должна подключаться милиция.

                    В работе берлинского семинара принимали участие представители международной организации по борьбе с коррупцией «Трансперенси интернешнел», что на русский язык можно перевести как «Международная прозрачность». Говорит представитель Московского филиала этой организации Борис Демидов:

                      - Коррупция существует везде, это явление универсальное и не является характерной особенностью стран переходного периода, в частности России. Даже в самых развитых странах мы находим ее примеры.

                      С этим тезисом согласились и немецкие эксперты, которые указывали на то, что Германия за последние годы перестала быть для российских предпринимателей неким образцом непорочного ведения бизнеса. Участники семинара были едины и в том, что коррупция – это вовсе не явление только постсоветского периода. Научный сотрудник Свободного университета в Берлине Ханс-Эрих Граматцки подчёркивает, что это иллюзия – полагать, будто в сильном тоталитарном государстве коррупции быть не может.

                        - Я много лет занимался вопросами теневой экономики в Советском Союзе и могу утверждать, что коррупция в СССР была весьма значительной. В Советском Союзе существовала разветвлённая теневая экономика, а коррупция – это оборотная сторона любой теневой экономики.

                        Организация «Трансперенси Интернешнел» проводит чёткую грань между так называемой низовой и верхушечной коррупцией. С низовой коррупцией большинство граждан России сталкиваются ежедневно, давая взятку работнику дорожной патрульной службы или налоговому инспектору, чтобы избежать более серьезных проблем. А верхушечная коррупция - это, скорее, элемент политической жизни, когда речь идет о миллионах и даже миллиардах долларов. К явлениям низовой коррупции граждане относятся с определенным пониманием – проще дать взятку, чем доказывать свою правоту, хотя при этом очень осуждают такие порядки.

                        А коррупция верхушечная многим представляется чем-то, с чем справиться просто нереально. Такое положение особенно опасно, поскольку чиновники, пользуясь терпимостью, сложившейся в обществе, пытаются легитимировать всю эту порочную систему. Речь идет о разработке и внедрении в жизнь законодательства, позволяющего процветать коррупции. Что же нужно делать для того, чтобы эффективно бороться с коррупцией в России? Вот мнение Оливера Вика из Восточного комитета немецкой экономики:

                          - Правовая безопасность - это основа основ. Правительству России нужно обеспечить независимость судов и добиться, чтобы все предприниматели – малые, средние и крупные – могли получить полноценную правовую защиту.

                          А вот точка зрения Манфреда Цибальски, который успешно занимается бизнесом в Кемерово:

                            - Необходимо изменить ситуацию в управленческих структурах. Все управленцы, с которыми мне приходилось разговаривать, повторяли, что Германия является для них примером. Они понимают, что малые и средние предприятия составляют основу немецкой стабильности. Но они должны, наконец, осознать, что то же самое может быть и в России. Малые предприятия могут создать миллионы рабочих мест, но за этими предприятиями нужно ухаживать, как за слабым растением. Если российские управленцы поймут это и будут соответственно действовать, Россия пойдёт по правильному пути.

                            По мнению Томаса Бауша из Немецкого объединения по экономической этике, выражение «предпринимательская этика» должно быть не абстрактным понятием, а писаным или неписаным сводом определенных правил, которым должны следовать все честные предприниматели и их партнеры. А честность должна быть неотъемлемым свойством предпринимателя, так же как, скажем, деловая смекалка. В России уже есть конкретные примеры такой предпринимательской сознательности. В Санкт-Петербурге уже несколько лет действует Центр этического бизнеса, который в свое время выступил с инициативой противостояния коррупции. К призыву присоединились уже свыше 200 организаций предпринимателей, которые заявляют о том, что следуют определенным принципам. В частности, они отказываются давать взятки, они отказываются нечестно вести свое дело и открыто заявляют о том, что те или иные чиновники вымогают у них мзду.

                            По мнению же научного сотрудника Немецкого института международной политики и безопасности Роланда Гётца, непременные условия эффективной борьбы с коррупцией – это прозрачность, открытость и гласность:

                              - В принципе, противопоставить коррупции можно только контроль со стороны общества, но не со стороны государства. И президент Путин, по-моему, это еще не вполне осознал. Журналисты и средства массовой информации являются самым сильным оружием против коррупции. В том числе и в Германии.

                              Напомню, что репортаж о состоявшемся в Берлине семинаре под названием «Дикий капитализм или правовое государство?», на котором обсуждались проблемы борьбы с коррупцией в России, подготовила Мария Копыленко.