1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

31.07.2001 Что несет для России вступление в ВТО

Сегодня мы поговорим о намерении России вступить во Всемирную торговую организацию. В прошлую пятницу этот вопрос обсуждался на закрытом заседании российского правительства. После заседания министр экономического развития и торговли Герман Греф сообщил журналистам, что «переговорный процесс по вступлению в ВТО близится к завершению». Это – весьма неожиданное заявление, поскольку большинство западных экспертов так не считает. Возникает вопрос: насколько реалистичны планы российского руководства добиться присоединения своей страны к ВТО в самое ближайшее время? И вообще: какие преимущества даёт вступление в эту организацию, и с каким экономическим риском связано членство в ней?

По словам Германа Грефа, президент Владимир Путин уделяет большое внимание вопросу вступления России в ВТО. Чем он при этом руководствуется: экономической целесообразностью или соображениями политического престижа? Ведь членами Всемирной торговой организации в настоящее время являются уже 142 страны мира, в том числе и бывшие советские республики Литва, Латвия и Эстония, а также Грузия, Кыргызстан и Молдова. А вот ни Китай, ни Россию, ни Украину в ВТО пока не приняли. Чем же занимается эта организация и по каким критериям она отбирает своих членов? Об этом я попросил рассказать экономического обозревателя «Немецкой волны» Вольф-Дитера Михаэли:

    «Задача Всемирной торговой организации состоит в том, чтобы обеспечивать максимальную либерализацию мировой торговли. Конечная цель ВТО состоит в создании условий, при которых экспортно-импортные операции между различными странами осуществлялись бы абсолютно свободно, без каких-либо таможенных пошлин и прочих прямых или косвенных преград вроде обязательной сертификации продукции. Идея, положенная в основу деятельности этой организации, достаточно проста: свободная мировая торговля, в конечном счете, идёт на пользу всем странам, – в том числе и тем, которые на первых порах страдают от наплыва на свои внутренние рынки более дешевой или более качественной продукции из других государств».

    Какие преимущества даёт членство в ВТО? Почему многие государства, проводящие рыночные реформы, так стремятся попасть в эту организацию?

      «Потому что эти реформируемые страны сразу же получают неограниченный доступ к рынкам развитых индустриальных государств, являющихся членами ВТО. Заключение отдельных двусторонних торговых соглашений в таком случае, как правило, уже не требуется».

      Это, безусловно, огромный шанс для подобных стран. Однако там, где есть шансы, всегда имеются и риски. В чём состоит риск при вступлении в ВТО?

        «Риск, действительно, имеется, и состоит он в следующем: страна, вступающая в ВТО, в свою очередь, открывает собственный внутренний рынок для иностранных компаний, и они могут просто оттеснить те местные фирмы, которые выпускают неконкурентоспособную продукцию или предоставляют некачественные услуги. Иными словами, членство в ВТО оказывает дисциплинирующее воздействие на всех участников рынка в данной стране, заставляет их заниматься рационализацией и модернизацией производства».

        В настоящий момент на пороге Всемирной торговой организации стоит Китай. Вступление этой страны в ВТО вызывает повышенный международный интерес и весьма подробно освещается в средствах массовой информации. Как вы оцениваете предстоящее присоединение Китая к ВТО, и почему Пекину пришлось добиваться такой возможности полтора десятилетия?

          «Китайский рынок – это, безусловно, самый перспективный рынок на нашей планете. С другой стороны, экономика Китая всё ещё управляется государством, и в этой стране по-прежнему имеется огромное количество предприятий, которые не выдерживают конкуренции со стороны западных компаний или фирм из соседних азиатских государств. Поэтому китайское руководство с самого начала отказывалось принимать все условия, связанные со вступлением в ВТО. В результате многие годы ушли на длительные переговоры, в ходе которых Пекин добивался для себя определённых послаблений или исключений. Китай, возможно, ещё в нынешнем году вступит, наконец-то, в ВТО, однако это не будет означать, что все товары тут же беспрепятственно хлынут на китайский рынок. Полной либерализации этого рынка пока что не будет – Пекин выторговал для себя достаточно длительный переходный период».

          А что могло бы дать членство в ВТО сегодняшней России? На этот вопрос отвечает профессор Финансовой академии при правительстве Российской Федерации Борис Зарицкий:

            «Для России вступление в ВТО имеет свои как положительные стороны, так и несёт некие достаточно очевидные риски. Прежде всего, о положительных сторонах. Российская сторона рассчитывает, что вступление в ВТО, во-первых, даст возможность упростить всю договорно-правовую базу, которая регулирует сегодня внешнеторговый оборот за рубежом. На самом деле это целый ряд соглашений с каждой отдельной страной, и это горы документов. Для того чтобы в этом разобраться - нужна целая армия юристов. Вступив в ВТО, мы получаем некий универсальный режим в торговле со всеми странами, то есть упрощение всей договорно-правовой базы. Это уже неплохо.

            Второе, на что рассчитывает российская сторона – это снятие всех тех дискриминационных, или проблематичных, скажем, мер, к которым прибегают часто и западные, и не только западные партнеры в торговле с Россией. Речь идет, прежде всего, о так называемых антидемпинговых процедурах, то есть обвинений в адрес России в том, что она продаёт свои товары на зарубежных рынках по заниженным ценам.

            В целом возбуждено против российских экспортеров более 30 антидемпинговых процедур, на чём, по оценкам, Россия теряет где-то от миллиарда до полутора миллиардов долларов в год. Речь идёт об экспорте российской стали в США, об экспорте целого ряда российских продуктов на европейские рынки. Сейчас, по примеру западных партнеров, антидемпинговые процедуры активно возбуждаются даже и в азиатских, и в латиноамериканских странах.

            Если мы вступаем в ВТО, то здесь значительно усложнится процедура доказательства факта наличия демпинга. Потому что сегодня доказывание факта демпинга и сама юридическая процедура разбирательства дела происходят по национальному законодательству США, Германии и т. д. в национальных судах этих стран. Выиграть здесь процесс практически невозможно. Если же мы вступаем в ВТО, тогда будут применяться значительно более либеральные процедуры, предусмотренные в рамках ВТО, и доказать факт наличия демпинга будет значительно сложнее».

            Это – положительные стороны присоединения к ВТО. Но у членства в ВТО есть ведь и отрицательные стороны...

              «Отрицательные стороны заключаются в том, что мы, вступив в ВТО, приобретаем не только права, но и обязанности. А обязанности заключаются в том, что Россия должна либерализовать свои рынки для иностранных товаров. Что касается готовой продукции, то здесь особых сложностей сегодня нет, потому что пошлины в России высоки не на столько, чтобы здесь были какие-то действительно большие проблемы.

              Реальная трудность заключается в том, что придётся либерализовать сельскохозяйственный рынок. А здесь российские производители априори неконкурентоспособны, и, в общем-то, это может привести к неприятным последствиям в плане разрушения так сказать и без того крайне слабого сельскохозяйственного производства.

              Второй вопрос – это рынок услуг, всего комплекса услуг, начиная от банковских услуг, страховых услуг, услуг связи и т. д. В этой сфере мы тоже на сегодняшний день абсолютно неконкурентоспособны. Есть подсчёты, которые свидетельствуют о том, что если Россия завтра вступает в ВТО, то, в конечном счете, в выигрыше остаются где-то не более 5% российских экспортеров. Здесь самый главный вопрос – баланс рисков и потенциальных выигрышей.

              На сегодняшний день он очень не однозначен. Многие считают, что форсировать этот процесс опасно. По этому модель переговоров с ВТО, которую практиковал Китай – переговоры шли более полутора десятков лет – более приемлема для России. Нужно обговорить все подробности, все детали, выторговать себе максимально льготный переходный период».

              Видимо, российское руководство исходит сейчас из того, что сможет повторить китайский опыт и в сжатые сроки выторговать у партнёров по ВТО различные льготные условия и послабления. Однако экономический обозреватель «Немецкой волны» Вольф-Дитер Михаэли сомневается в эффективности такой тактики:

                «Я хотел бы предостеречь от преувеличенных ожиданий. Ситуации, при которой Россия воспользуется всеми преимуществами членства в ВТО, однако при этом не станет пускать на свой рынок других членов этой организации, точно не будет. России придётся пойти на уступки и хотя бы частично открыть свой рынок».

                Насколько реалистичным является намерение российского руководства добиться вступления в ВТО в самое ближайшее время?

                  «Я настроен достаточно скептически. Если я правильно оцениваю ситуацию, российское руководство ещё не в состоянии гарантировать на всей территории страны упорядоченной торговли, а это является одной из важнейших предпосылок членства в ВТО».

                  Весьма скептически настроен и Юрген Конрад, возглавляющий восточноевропейский отдел в Аналитическом центре „Дойче банк„ во Франкфурте-на-Майне. На вопрос, как он оценивает развёртывающуюся в России дискуссию о вступлении в ВТО, он отвечает так:

                    «Саму дискуссию о вступлении в ВТО мы оцениваем положительно. Мы вообще приветствуем любое общественное обсуждение проблем, связанных с внедрением в России международных стандартов и норм. Ведь Россия должна интегрироваться в мировую экономику, должна участвовать в международном разделении труда! В этом смысле дискуссия о том, в какой мере Россия могла бы следовать правилам ВТО, - явление, безусловно, положительное. Однако ни о каком вступлении России в ВТО в ближайшие годы не может быть и речи – подобные планы абсолютно нереалистичны! У этой организации весьма строгие требования к кандидатам, которым приходится менять большое количество своих законов. На это уходит много времени. Много времени уходит и на двусторонние переговоры с отдельными членами ВТО, и с Россией такие переговоры хотели бы провести 60 стран мира. Так что вступление в ВТО – это долгосрочная цель. Совсем другой вопрос, отвечает ли эта цель интересам России. Если Россия останется экспортёром сырья, то целесообразность членства в ВТО кажется нам весьма сомнительной».

                    Аналогичной точки зрения придерживается и профессор Финансовой академии при правительстве Российской Федерации Борис Зарицкий. Он считает, что самое главное сейчас – это не форсирование вступления в ВТО, а поиски ответа на стратегический вопрос: с какими товарами и услугами Россия сможет выходить на мировой рынок в ближайшие годы и десятилетия?

                      «Вот это самый ключевой вопрос, который независимо от вступления в ВТО для России является вопросом по существу выживания в долгосрочном смысле. Россия, как известно, является, прежде всего, экспортером сырьевых товаров. А сырьевые рынки и без того либерализованы, и здесь вступление в ВТО ничего нового не даст. Речь идет о том, что Россия может предложить сегодня на зарубежных рынках. По существу предлагать нечего. Из готовой продукции, кроме военной техники и продукции металлургической с низкой степенью обработки, России предложить нечего. Нужно думать о том, как будет выглядеть экспортная стратегия России в будущем, и связывать эти размышления со скоростью переговоров с ВТО».

                      Итак, судя по комментариям экспертов, у нас ещё будет время вернуться к теме «Россия и ВТО».