1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

31.01.2001 Экономическая политика Владимира Путина / Кризис в концерне "Опель"

Здравствуйте, дамы и господа, в студии - Андрей Гурков!

Сегодня мы поговорим об экономической политике Владимира Путина и о кризисе автомобилестроительного концерна «Опель». Вы услышите интервью с бывшим председателем того самого Парижского клуба, которому Россия задолжала десятки миллиардов долларов. Это Жан Лемьер, возглавляющий ныне Европейский банк реконструкции и развития . Что этот авторитетный финансист думает о проблеме российского долга? Как он оценивает деятельность президента России? Верит ли он в желание Владимира Путина проводить реформы? Об этом - в первой части передачи. Ну, а во второй мы расскажем о том, почему выпуск «опелей» приносит сплошные убытки.

Итак, несколько дней назад обозреватель «Немецкой волны» Томас Киршнинг взял во Франкфурте-на-Майне большое интервью у Жана Лемьера. Мы публикуем ту часть беседы, которая касалась России.

- В январе Россия отказалась обслуживать свои долги Парижскому клубу, объединяющему государства-кредиторов России. Как Вы, глава Европейского банка реконструкции и развития, а в прошлом - председатель Парижского клуба, оцениваете случившееся?

    - Должники обязаны платить. При этом задолженность необходимо погашать в оговоренные сроки. Мы начали обсуждать эту тему с российской стороной уже давно. Ещё в 1999 году была достигнута договорённость о реструктуризации российского внешнего долга. Россияне говорили нам тогда, что хотели бы пойти в переговорном процессе ещё дальше. Собственно, именно в этой ситуации мы сейчас и находимся. Однако я должен сделать существенную оговорку: в результате роста цен на нефть и газ положение в России сейчас иное, чем было ещё несколько месяцев назад. Доходы российской стороны возросли. Тем не менее переговоры с Парижским клубом следовало бы начать уже в ближайшее время - после того, как полностью прояснятся позиции и кредиторов, и должника. Однако хотел бы отметить, что для любых переговоров с Парижским клубом есть одно предварительное условие: достижение договорённости между Россией и Международным валютным фондом.

    - Если Россия не будет платить по долгам, то возможно ли повторение кризиса 1998 года?

      - Я не думаю, что может разразиться кризис, похожий на кризис 1998 года. Общая обстановка с тех пор кардинально изменилась. Тем не менее, должен подчеркнуть: авторитет государства, его привлекательность для иностранных инвесторов и иностранного капитала зависит от его поведения на международной арене. Я с пониманием отношусь к тем проблемам, которые возникли сейчас между Россией и Международным валютным фондом, а также между Россией и Парижским клубом. Однако последние события в Москве показывают, что российское руководство прекрасно понимает ситуацию. В данном случае важнейшим партнёром по переговорам является Германия. Она занимает ключевую позицию, если учесть её долю в общем объёме выданных кредитов. Но я полон надежд, что в конце концов переговоры закончатся успешно. Все заинтересованные стороны должны сделать шаги навстречу друг другу. Это, прежде всего, касается российской стороны.

      - Добиваясь реструктуризации долгов бывшего Советского Союза, Россия ссылается на то, что эти долги мешают процессу реформирования страны. Почему Запад отказывается уменьшить это финансовое бремя?

        - Тут несколько причин. Но главная из них мною уже упоминалась: из-за роста цен на нефть и газ Россия располагает достаточными ресурсами, чтобы платить по долгам. А если должник в состоянии платить, он должен платить. Россия может платить, Россия должна платить. Сегодня России не требуется списание долгов. Правда, сама она придерживается в этом вопросе иной точки зрения. Россия ссылается на напряжённую ситуацию с бюджетом, на необходимость закладывать основы для своего будущего развития, на желательность ежегодного уменьшения долгового бремени. Но именно поэтому «Большая семёрка» и Парижский клуб и проявляют готовность рассмотреть вместе с Россией самые разные варианты решения проблемы. Хочу ещё раз подчеркнуть: самое важное - это прийти к такой договорённости, которая обеими сторонами воспринималась бы как вклад в развитие России и в укрепление стабильности в мире. Вот и всё.

        - То есть Вы исходите из того, что, в конце концов, долги будут сокращены?

          - Слово «сокращение» звучит двусмысленно. Я предпочёл бы говорить об «уменьшении долгового бремени» - тут есть существенная разница. Можно дискутировать о списании долгов или об их реструктуризации. Но в центре внимания будет реструктуризация, а не списание.

          - А что Вы думаете об идее погашения части внешнего долга путем передачи кредиторам акций российских предприятий?

            - Это новая, амбициозная идея, вызывающая множество вопросов. Как обеспечить равноправие всех кредиторов? Как всё это будет технически осуществляться? О каких предприятиях, собственно, идёт речь, и по какой цене они будут предлагаться? Прежде чем пытаться ответь на этот вопрос, надо дождаться договорённости между Россией и Парижским клубом. Это - новая идея, которая нуждается в подробном и откровенном обсуждении всеми партнёрами по переговорам. Европейский банк реконструкции и развития к их числу не относится.

            - Давайте несколько отвлечёмся от проблемы долгов и бросим общий взгляд на политику Владимира Путина. Каково Ваше ощущение: хочет и может ли он проводить реформы?

              - Мой ответ очень чёткий: да. Если вы посмотрите на нынешнюю ситуацию в Россию, то убедитесь в том, что господин Путин обеспечил стране ощутимую политическую стабильность. Я вижу, что между господином Путиным и его правительством, с одной стороны, и Думой , с другой стороны, сложились хорошие взаимоотношения, а это имеет ключевое значение для осуществления реформ. Принятый в прошлом году сбалансированный бюджет - это очень важный шаг вперёд. К тому же господин Путин в известной мере восстановил порядок в российской экономике, что тоже крайне важно. Я не буду утверждать, что Россия уже сделала всё необходимое, но начало было хорошим.

              Мне хотелось бы добавить, что высокие цены на нефть и газ очень помогли российскому правительству. Но никто не знает, что будет дальше. Цены на нефть могут и упасть. Это приведёт к серьёзным изменениям в России. Поэтому необходимо воспользоваться нынешней благоприятной ситуацией, чтобы претворить в жизнь намеченные реформы. «Претворение в жизнь» - вот что самое главное. Высказываться в пользу реформ - это очень хорошо. Но самое главное - их реализация. Инвесторы хотят быть уверенными в том, что преобразования идут быстро и что они необратимы.

              - Вы говорили о благоприятной ситуации, возникшей благодаря росту цен на нефть. Сумел ли Владимир Путин воспользоваться ей?

                - В конце прошлого года я слышал несколько громогласных комментариев, в которых утверждалось, что он не воспользовался этой ситуацией. Мне кажется, это преувеличение, более того - это неправда. Некоторые, давно ожидавшиеся реформы были осуществлены. Другие находятся в процессе обсуждения. Видимо, сейчас важно ускорить этот процесс и - я повторюсь - претворить в жизнь намеченные реформы, например, в области налогового законодательства. Для меня не столь важно, начались ли в 2000 году реформы, - а они, действительно, начались. Для меня самое важное, как они будут претворяться в жизнь в 2001 году.

                Такова точка зрения Жана Лемьера, президента Европейского банка реконструкции и развития. Хотел бы отметить, что беседа с ним была записана до того, как появились сообщения о возможном участии банка в покупке части акций российской телекомпании НТВ.

                А теперь перейдём к кризису в компании «Опель». В минувшем году её убытки составили 982 миллиона марок. Обнародовав на пресс-конференции эту шокирующую цифру, глава фирмы, американец Роберт Хэндри, тут же объявил о своём решении подать в отставку. О ситуации в знаменитом автоконцерне рассказывает Павел Лось.

                В кресле председателя правления компании «Опель» в последние годы не засиживаются: за минувшие пять лет в штаб-квартире в Рюссельсхайме сменилось уже три руководителя. Роберт Хэндри (фото) возглавил «Опель» около двух лет назад. До этого он весьма успешно санировал шведскую компанию «Сааб». Она тоже является дочерней фирмой крупнейшего в мире автоконцерна - американской корпорации «Дженерал моторс». Под руководством Хэндри компания «Сааб», изменив имидж марки, сумела в сжатые сроки значительно увеличить число проданных автомобилей. Успехи Хэндри в Швеции навели руководство «Дженерал моторс» на мысль возложить на него куда более сложную задачу: вывести из кризиса компанию «Опель», самую большую зарубежную «дочку» корпорации. Однако с этой задачей американский менеджер явно не справился. Впрочем, не только по собственной вине. Кризис «Опеля», одной из двух старейших автомобилестроительных фирм Германии, нарастал с начала 90-х годов. Именно тогда в штаб-квартире «Дженерал моторс» в Детройте было приняло несколько ошибочных стратегических решений. Руководствуясь принципом «автомобиль - это не роскошь, а средство передвижения», директора корпорации по сути дела сориентировали «Опель» на массовое производство дешёвых безликих автомобилей. А, например, «Фольксваген», важнейший конкурент «Опеля» не только на немецком рынке, пошёл по другому пути: его инженеры и дизайнеры стали придавать индивидуальные черты даже массовым моделям, поскольку осознали, что в современных условиях автомобиль отражает ещё и стиль жизни своего хозяина. Второй крупной стратегической ошибкой руководства «Дженерал моторс» стало превращение заводов «Опеля» в своего рода «базовый лагерь» для экспансии в Восточной Европе и Азии. Высококвалифицированные «опелевские» работники привлекались к участию в самых разных международных проектах, от чего в конце концов, стало страдать качество автомобилей, выпускаемых на их родных предприятиях. В результате доля «Опеля» на немецком автомобильном рынке всего за пять лет сократилась с 17 до 12 процентов. Этот процесс постепенной утраты позиций Роберт Хэндри (фото) так и не сумел остановить. Впрочем, ему ещё просто не повезло. Вот как он сам об этом говорит:

                - Должен признаться: соглашаясь занять этот пост, я верил, что смогу в более сжатые сроки переломить ситуацию в фирме «Опель». Однако я, подобно многим другим специалистам в области автомобилестроения, не ожидал такого обвала рынка, какой мы наблюдали в последние 18 месяцев.

                Действительно, вот уже полтора года в Германии сокращается число продаж новых автомобилей. Сдержанность покупателей вызвана прежде всего резким ростом цен на бензин. Впрочем, сказывается и отсутствие долгожданного экономического подъёма. В этих условиях немцы не спешат пускать свои сбережения на покупку нового автомобиля, тем более что на рынке подержанных машин сейчас царит невиданное изобилие. Сокращение спроса внутри страны другие немецкие автозаводы частично компенсировали с помощью экспорта, прежде всего в Соединённые Штаты, где в последние два года наблюдался подлинный автомобильный бум. Однако разработанная в «Дженерал моторс» концепция развития компании «Опель» не предполагала её выход на американский рынок. Вот вам ещё один стратегический просчёт, который в условиях кризиса сбыта в Германии привёл к тяжелейшим последствиям. Когда стало ясно, что убытки «Опеля» приближаются к опасной черте в 1 миллиард марок, Роберт Хэндри понял, что пора уходить:

                  - Учитывая нынешние убытки, я принял решение в конце марта, на очередном заседании наблюдательного совета акционерного общества «Адам Опель», подать прошение об отставке с поста председателя правления. Это место мог бы занять тогда европейский менеджер. Я знаю, что подходящие кандидатуры имеются. Своему преемнику я передам разработанные нами планы будущего развития фирмы.

                  Как видите, Роберт Хэндри, так и не выучивший за время работы в Германии немецкого языка, недвусмысленно намекает на то, что новым руководителем «Опеля» будет не американец, а представитель европейского автомобилестроения. Здешние наблюдатели даже называют уже конкретное имя - Карл-Петер Форстер. До марта прошлого года он был членом правления баварского автоконцерна БМВ, однако потерял этот пост из-за разногласий с председателем правления - речь шла тогда о дальнейшей судьбе компании «Ровер». В принципе Форстер мог бы приступить к исполнению своих новых обязанностей уже 1 апреля, если этому не воспротивится его бывший работодатель - концерн БМВ.

                  Баварцы могут потребовать от Форстера отложить переход к конкуренту на более поздний срок, ведь всего год назад он был посвящён во все производственные секреты БМВ. Наблюдатели предполагают, что в такой ситуации «Опель» возглавит временный управляющий из числа нынешних членов правления. Задачи, которые будут стоять перед этим менеджером, финансовый директор «Опеля» Вальтер Борст описывает так:

                    - Разработанная нами обширная программа снижения производственных расходов - это адекватная реакция на нынешнее состояние дел в отрасли. Но мы прекрасно понимаем, что одними лишь мерами экономии прибыльной компанию не сделаешь. Поэтому мы продолжим инвестиции в повышение качества наших автомобилей и в модернизацию наших заводов, чтобы и впредь удовлетворять потребности покупателей.

                    Ну, а когда придёт новый шеф, он займётся решением самой главной задачи: разработкой новых моделей и новых маркетинговых стратегий, с помощью которых «Опель» мог бы вернуть себе прежние позиции.

                    Ну что ж, на сегодня - всё. Жду вас у радиоприёмников ровно через неделю!