1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

30.01.2001 Европа, мы идём!

Не так давно Еврокомиссия и её эксперты представили в Брюсселе специальное заключение, в котором оцениваются шансы стран-претендентов на вступление в Европейский Союз. Желающих, как известно, много, ведь это даёт несомненные преимущества в самых разных сферах: от получения образования до получения рабочего места, от таможенных льгот до дотаций на сельское хозяйство.

Сейчас больше всего шансов первыми вступить в ЕС у Венгрии, Словении и Эстонии. Правда, судя по заключению Еврокомиссии, ни одна из стран-претендентов пока не соответствует полностью своеобразной «конституции» Европейского Союза. Это более 80 тысяч страниц законов, уложений и нормативных актов, которые регулируют работу ЕС. Тем не менее, Гюнтер Ферхойген (фото) - немецкий социал-демократ и европейский комиссар, отвечающий за расширение ЕС, - доволен:

"Мы должны констатировать, что в Центральной и Восточной Европе сложились стабильные демократические общества. Эти структуры уже так крепки, что можно не опасаться возвращения к авторитарным и тем более тоталитарным структурам. Я хочу особо подчеркнуть, что таких головокружительных перемен за столь короткий срок европейская история ещё не знала."

Некоторым из этих «головокружительных» перемен и тем ожиданиям, которые связывают со вступлением в Европейский Союз как страны-претенденты, так и нынешние члены ЕС, посвящена наша сегодняшняя передача.

Летом 1989 года в городе Шопроне на северо-западе Венгрии, у самой границы с Австрией, делалась европейская история. Здесь впервые за полвека был в буквальном смысле открыт «железный занавес»: венгерские пограничники разрезали и сняли колючую проволоку, отделявшую социалистический лагерь от остального мира. Сотни, тысячи гэдээровцев ринулись через эту открытую границу на Запад. Эта лавина смела Хонеккера и Берлинскую стену, похоронила под собой Чаушеску, польских, чехословацких, болгарских коммунистических правителей... С Шопрона мы и начнём.

Шопрон связывает большие надежды со вступлением страны в ЕС. До сих пор в этом городе, население которого составляет около шестидесяти тысяч человек, развивалась, в основном, швейная и текстильная промышленность. В последние годы несколько фабрик было куплено западными фирмами (прежде всего, австрийскими), затем модернизировано, и теперь здесь шьют модную одежду даже для Парижа. Но Алоиз Шварц, бургомистр небольшого австрийского городка Эйзенштадт, расположенного по другую сторону границы, очень надеется на высококвалифицированных венгерских специалистов в области компьютеров. В конце концов, Эйзенштадт расположен всего в десяти минутах езды от границы, так что даже место жительства менять не нужно. Бургомистр уже сумел заинтересовать инвесторов, которые строят здесь центр новых технологий - что-то вроде «Силиконовой долины» в миниатюре. Сразу несколько компьютерных фирм из разных европейских стран собираются открыть здесь свои филиалы. Однако об утечке мозгов всё же говорить не приходится. В конце концов, Алоиз Шварц не просто хочет переманить из Венгрии специалистов. Он намерен и готовить их в Эйзенштадте.

Речь идёт прежде всего о создании новых рабочих мест, выгоду от которых получат как венгры, которые их займут, так и австрийский город, в казну которого новые фирмы будут платить налоги.

Тем не менее, определённые опасения по поводу дешёвой рабочей силы, которая может хлынуть из бывших соцстран после вступления их в Европейский Союз, в ЕС всё же существуют. Сейчас получить разрешение на работу, например, для гражданина Чехии и Польши достаточно сложно. А для человека с паспортом любой из стран Евросоюза это - чистая формальность. Так что тревоги понятны. И, естественно, что представители стран-претендентов всячески стараются их развеять. Специальный уполномоченный Чехии по переговорам с ЕС Павел Теличка (фото) успокаивает:


"Когда говорят, что будут сотни тысяч иммигрантов, или называют цифры того же порядка, я отвечаю: нет, в это я не верю. Естественно, определённая миграция рабочей силы будет иметь место. Но, в конце концов, на то и свобода."


Разумеется, страны Центральной и Восточной Европы, которые вступят в ЕС, получат не только дополнительные свободы, но и дополнительные обязанности. С этим уже пришлось столкнуться претендентам, в частности, Чехии. Что-то пришлось менять, иначе страны-претенденты никак не соответствовали строгим критериям Евросоюза.

В октябре 1999 года городок Усть-на-Лабе в Северной Богемии стал притчей во языцех во многих западноевропейских странах. Газеты Германии, Великобритании, Франции сообщили о том, что здесь создаётся своеобразное гетто для цыган. Квартал, в котором они жили, решили отделить от домиков так называемых «белых» чехов высокой стеной. Ей предстояло пройти вдоль тротуара, чтобы уберечь «допропорядочных» граждан от цыган, поселившихся здесь в старых блочных домах, больше напоминающих руины военных времён. Возмущённая реакция из Брюсселя последовала мгновенно: с подобными стенами и новыми гетто Чехия может не рассчитывать на вступление в Европейский Союз.

Официальная Прага также отреагировала очень быстро: из госбюджета были выделены средства, чтобы выкупить частные особнячки у их хозяев (которые, собственно, и хотели возвести стену). Ценой люди остались довольны, тем, что им пришлось переезжать, наверное, тоже. Так была решена эта проблема. Но есть и другие. Немецкий журналист Кристоф Шеффер взял в Праге несколько интервью у прохожих. Он задавал всем один и тот же вопрос: "Что вы ожидаете от вступления Чехии в ЕС?" Вот ответ женщины средних лет, медсестры по профессии:

    "Цены наверняка вырастут, потому что нам придётся ориентироваться на уровень цен в других странах ЕС. Кому-то будет лучше, а кому-то и хуже. Уже сейчас всё дорожает: электричество, отопление, продукты... Только зарплата не растёт."

    Пражский пенсионер возмущён, как он выражается, «распродажей страны иностранцам»:

      "Уже сегодня они скупают всё. Здесь, на Коданской улице в Праге, например, восемь домов купили итальянцы. На том на углу был раньше русский ресторан «Распутин». Там собиралась русская мафия. Теперь там армянский ресторан. В общем, запишите: я категорически против вступления в ЕС!"

      При чём тут русская мафия и армянский ресторан, не совсем понятно, ну да ладно... Главное - в другом. В том, что старшее поколение чехов если даже и не настроено по отношению к Европейскому Союзу столь же радикально, как этот пенсионер, то, во всяком случае, в большинстве своём не ожидает от вступления страны в ЕС ничего хорошего. Другое дело - молодёжь. Судя по опросам общественного мнения, чешское студенчество почти поголовно в восторге от открывающихся перспектив. Университетская преподавательница Моника Пайерова говорит:

        "Студенты представляют новое поколение Чехии. И это очень хороший знак, что они торопятся в Европу. Ребятам по двадцать лет или чуть больше, то есть они родились ещё при социалистическом режиме. Тем более поразительно, с какой ясностью они смотрят в будущее, с каким оптимизмом, с каким точным пониманием того, что ожидают сами от этого будущего и что это будущее ожидает от них. Когда сравниваешь этих ребят со старшим поколением, то видишь, как сильно они отличаются друг от друга."

        Именно на молодёжь больше всего надеются и западноевропейские политики, которые с оптимизмом оценивают перспективы расширения Европейского Союза. Канцлер Германии Герхард Шрёдер провозглашает:

          "В конце этого десятилетия мы будем жить уже в другой Европе. Она будет больше!.."

          Так-то оно так, но что же всё-таки делать со стариками? Да даже не со стариками, а с людьми старшего возраста, которым до пенсии ещё далеко, а работы нет и жить не на что? Для комиссара ЕС Гюнтера Ферхойгена, оценивающего перспективы кандидатов на вступление в Европейский Союз, это одна из главных забот.

            "Высокий уровень безработицы в большинстве стран-претендентов по-прежнему нас тревожит. В таких странах, как Болгария, Латвия, Литва, Польша и Словакия, где процент безработных особенно высок, необходимо провести безотлагательные структурные реформы и создать солидный фундамент для экономического роста и для создания новых рабочих мест".

            В пример Ферхойген ставит здесь прежде всего Эстонию. Он не скупится на комплименты, подчеркивая, что именно благодаря экономическим реформам Европейский Союз уже в 1997 году официально начал переговоры с Эстонией по поводу вступления в ЕС. Об этом с гордостью говорит и эстонский президент Ленарт Мери (фото):

            "Нам удалось переориентировать всю нашу экономику. Это свидетельствует, среди прочего, и о том, что жители Эстонии смогли за столь небывало короткий срок выработать в себе настоящее гражданское самосознание, что они научились брать ответственность на себя, а не перекладывать её на плечи государства."

            Ни в одной из бывших республик СССР нет такого количества молодых руководителей экономики и государства, как в Эстонии. Средний возраст эстонских предпринимателей - чуть больше тридцати лет. Естественно, что их динамизм, активность, честолюбие (и профессионализм, конечно) приносят свои плоды. Специальный каталог требований, предъявляемых Европейским Союзом к кандидатам на вступление в ЕС, включает 31 статью. По тринадцати из них Эстония уже получила «добро» Европейского Союза. Это больше, чем получила, например, Польша.

            Однако и претензий к Эстонии у Брюсселя остаётся ещё немало. Самые серьёзные претензии были связаны все эти годы с правовым положением так называемого «некоренного» населения республики. Законодательство о гражданстве и языке вызвало немало нареканий со стороны Евросоюза. Эстонии пришлось внести определённые коррективы, и сейчас ситуация улучшилась. Однако те регионы республики, где, в основном, сосредоточено так называемое «некоренное» население, по-прежнему остаются самыми бедными, самыми неразвитыми регионами. Именно это, по мнению Ленарта Мери, является главной причиной всех конфликтов. Но Мери твёрдо уверен в том, что через два годы все этим конфликты будут разрешены.

              "В конце 2002 года мы будем по всем критериям соответствовать требованиям Европейского Союза. Вот будет ли Европейский Союз готов нас принять? Это уже другой вопрос. Надеюсь, что да. Потому что страны-члены ЕС должны понять: этот союз останется жизнеспособным лишь в том случае, если будет расширяться, если в него вольётся свежая кровь".

              Определённый скептицизм, звучащий в словах эстонского президента, вполне обоснован. Некоторые западноевропейские политики (в том числе, кстати, и немецкие) явно не склонны торопиться с принятием в Евросоюз бывших соцстран, тем более - бывших республик СССР. В частности, и потому, что опасаются недовольства России, которая, таким образом может почувствовать себя в большей изоляции. Однако все признают, что процесс расширения Европейского Союза неизбежен. Чуть раньше или чуть позже, но это всё равно произойдёт. Так что, Европа, готовься!

Также по теме