1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

29.11.2001 Равные права для инвалидов / Большие заботы маленьких людей

А потом увидел, как Дитер - он работает в музыкальной редакции «Немецкой волны» - переходит через улицу. Нажмёт кнопку и прислушивается. Как только сигнал умолк - уверенно идёт на другую сторону, там автобусная остановка. Дитер - слепой.

Почему я Вам об этом рассказываю? А потому, что сегодня в передаче речь пойдёт об инвалидах, о том, что предпринимается в Германии, чтобы облегчить им жизнь. Начнём с нового закона, который сейчас обсуждается в Бундестаге. Сообщение об этом подготовила Сильвия Райхель:

В Конституции Германии записано: все люди равны перед законом. И только в 94 году в текст Основного закона было внесено добавление: права человека не должны ущемляться из-за его физических или умственных недостатков. И вот с тех самых пор различные организации инвалидов добиваются, чтобы эти несомненно нужные и важные принципы не остались на бумаге, а воплощались в реальную жизнь. В июне этого года вступил в силу закон о дополнительных социальных пособиях инвалидам. И вот теперь Бундестаг рассматривает проект федерального закона, который призван обеспечить инвалидам возможно большую свободу передвижения. Он касается всех федеральных учреждений. Например, все новые здания должны быть оборудованы рампами или лифтами для людей, передвигающихся в инвалидных колясках. Лифты должны быть снабжены указателями для слепых и акустическими объявлениями. Глухим гражданам все федеральные учреждения должны за свой счёт предоставлять переводчиков, владеющих языком глухонемых. Всё это звучит прекрасно. Но у законопроекта есть один основной недостаток: его действие будет распространяться лишь на федеральные учреждения. Для частных предприятий предполагается ввести иные правила. Вице-президент немецкого общества слепых Армин Каппалло объясняет:

«Для частных предприятий, например, для немецких железных дорог, которые, как Вы понимаете, чрезвычайно важны для нас, законопроект предусматривает целевые переговоры. На практике это означает, что мы, союз слепых, обращаемся с нашими предложениями к руководству акционерного общества «Немецкие железные дороги». Вступить с нами в переговоры они обязаны, а вот выполнять все наши требования - нет. Они могут заключить с нами договор о том, что в определённые сроки введут какие-то усовершенствования, а могут и отказаться. Нам тогда остаётся только оказывать на них общественное давление.»

На практике это может выглядеть так: Герхард Коциг стоит на площади перед Центральным вокзалом в Дюссельдорфе, и пытается с помощью палочки для слепых определить, где же вход в здание вокзала. Но поверхность мостовой везде гладкая, так что без чужой помощи ему не обойтись:

«Тут просто не хватает ориентира. Смотрите, я могу пройти всю эту огромную площадь вдоль и поперёк, и так и не найти входа в вокзал. А ведь так просто проложить дорожку с бороздками. Зрячие их просто не заметят, а слепой тут же сориентируется.»

Но в данном случае даже неясно, к кому обращаться с претензиями. Площадь перед вокзалом принадлежит уже не железной дороге, а городу. Однако на коммунальные службы и даже на учреждения, принадлежащие отдельным федеральным землям, действие нового закона не распространяется. Вот и получается, что если на бирже труда или в городском ведомстве здравоохранения оборудованы туалеты для инвалидов, то это инициатива самих сотрудников ведомства. Но многие коммунальные и городские управления находятся на грани банкротства, а все усовершенствования для инвалидов обходятся дорого. Между тем, инвалидам и без того уже приходится прилагать гораздо больше усилий, чем здоровым людям, чтобы вести самостоятельную жизнь и работать. Например, Карл-Вильгельм Рёсслер прикован к инвалидному креслу. Он закончил юридический факультет кёльнского университета, а теперь работает в деканате. Но за все эти годы многих аудиторий он даже не видел. Или вот ему нужно просмотреть электронную почту. Она приходит на компьютер в библиотеке. От рабочего места Карла-Вильгельма это всего-то полминуты - но надо подняться на две ступеньки. Карлу-Вильгельму приходится их объезжать через другие помещения, и на это уходит целых шесть минут:

«Если всё это сложить, то получается, что мне приходится тратить гораздо больше сил и времени, чтобы справиться с самыми простыми будничными задачами. Ну, вот смотрите, во многих зданиях я не могу пользоваться лифтом, потому что со своего кресла не дотягиваюсь до кнопки, скажем, десятого этажа. Ну, почему бы не сделать второй набор кнопок управления, но пониже? Мне даже выбраться в кино - целое мероприятие. Дело в том, что в Кёльне общественный транспорт не оборудован специальными подъёмниками для инвалидных колясок. Так что ни в автобус, ни в трамвай мне не попасть. А в некоторые кинотеатры инвалидов на колясках вообще не пускают. Аргумент простой: вдруг случится пожар, мы не можем гарантировать эвакуацию. Вы скажете, всё это мелочи, а я отвечу, да мелочи, но какие-то уж очень унизительные.»

Вот именно такие унизительные мелочи и призван устранить новый закон об инвалидах. Депутаты Бундестага рассмотрели законопроект в первом чтении и отправили на доработку. Исполнительный директор немецкого общества инвалидов Кристоф Нахтигеллер надеется, что действие закона будет расширено:

«Важно, чтобы это не осталось всего лишь выражением политической корректности, закон должен иметь обязательную силу. Надо же понимать, что все эти меры для облегчения жизни инвалидов стоят больших денег. И как частные предприниматели, так и коммунальные политики, естественно, пытаются сэкономить на всём, что не предписано законом. Но даже если нам не удастся реализовать все наши требования, новый закон всё-таки привлечёт внимание общества к нашим проблемам. Это уже хорошо.»

Положительный пример учёта проблем инвалидов подаёт Евросоюз: все монеты новой европейской валюты «евро» будут снабжены специальными опознавательными приметами для слепых. Ассигнации до 100 «евро» можно различать по длине. А купюры в 200 и 500 «евро» снабжены специальным рифлением, которое легко нащупать. Общества слепых уже сейчас проводят семинары, чтобы люди научились на ощупь распознавать новые деньги. А вот отрицательный пример: в Германии практически нет «говорящих» банкоматов, то есть автоматов, где с помощью банковской карточки можно в любое время дня и ночи получить наличные деньги. Так что слепые самостоятельно ими пользоваться не могут. Но теперь пора перейти к следующему репортажу.

Большие заботы маленьких людей

За реальное равноправие борется и «Немецкий союз низкорослых людей и членов их семей». «Низкорослыми людьми» в Германии называют карликов. По оценкам союза, их в стране проживает до 100.000. Вот, чтобы привлечь внимание общества к своим проблемам, «Союз низкорослых людей» провёл исследование о том, какие у них шансы на рынке труда:

Исполнительный директор «Немецкого союза низкорослых людей и членов их семей» Хайнц-Харальд Клингебиль предпочитает ко многим проблемам относиться с юмором:

«Вот такая смешная ситуация: в строительном управлении сидит на своём рабочем месте чиновник. Открывается дверь, заходит посетитель и спрашивает: а что, здесь нет никого? А чиновник на месте сидит, только он - низкорослый, иными словами, - карлик. Значит, его можно всерьёз не принимать.»

Исследование, проведённое «Союзом низкорослых людей» не претендует на репрезентативность. Скорее это просто опрос. В нём приняли участие 500 членов союза, в основном, в Бремене. Тем не менее, результаты оказались довольно интересными. Выяснилось, например, что уровень образования и профессиональной подготовки у «низкорослых людей» значительно выше, а уровень безработицы - значительно ниже, чем в среднем по стране. И, тем не менее, подчеркивает Хайнц-Харальд Клингебиль, опрос показал, что дискриминация, пусть и не всегда осознанная, сохранилась:

«Мы просто констатируем факт, что в среднем заработная плата у низкорослых людей, несмотря на хорошую профессиональную подготовку, в среднем на 350 марок ниже, чем у их коллег. И это несмотря на то, что среди опрошенных были и судьи, и адвокаты и государственные чиновники, то есть, люди с очень хорошими доходами. Просто у низкорослых людей меньше шансов продвинуться по службе, сделать карьеру.»

Но положение меняется достаточно быстро, и меняется к лучшему:

«Уровень образования у молодых низкорослых людей сейчас значительно выше. Они ни в чём не уступают своим «нормальным» сверстникам. И в обществе отношение к низкорослым существенно изменилось. При поступлении на работу их уже не рассматривают, как дополнительную нагрузку для фирмы или организации. Напротив, многие фирмы с удовольствием берут на работу низкорослых людей или инвалидов, потому что по опыту знают, что они особенно пунктуальны и старательны.»

Проблема только в том, что многие профессии для низкорослых остаются недоступными. И дело не только в их физических особенностях. Ведь и автомобиль и станок можно переоборудовать для низкорослых:

«Совершенно конкретно мы сейчас решили взяться за улучшение сотрудничества с биржами труда, с консультантами по выбору профессии. Дело в том, что сотрудники бирж труда в большинстве случаев тут же рекомендуют низкорослым людям конторскую работу, и даже не задумываются о том, что человек может мечтать о совсем другой профессии, например, механика. Технические решения, чтобы компенсировать малый рост, почти всегда найти можно. Главное, чтобы голова работала.»

Сенат города Бремена активно содействовал проведению опроса. Сенатор по труду Хильде Адольф говорит:

«Низкорослые люди часто сталкиваются с предрассудком, что у них квалификация ниже, чем у других. Я рада, что опрос убедительно доказал, что это не так. Вообще я призываю предпринимателей обращаться к нам: мы дадим исчерпывающую информацию о том, как переоборудовать рабочие места для низкорослых людей и инвалидов.»

  • Автор Александр Варкентин, Сильвия Райхель, Михаэль Киз
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1peQ
  • Автор Александр Варкентин, Сильвия Райхель, Михаэль Киз
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1peQ