1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

29.04.2001 Как русские имена переводятся на немецкий язык?

В очередном выпуске «Почтового ящика» речь пойдет о ваших письмах. Мы ответим на некоторые ваши вопросы. Любителей дальнего радиоприема ждет традиционная рубрика, а в музыкальной части передачи для вас будет петь Вольф Бирман.

Врач-стоматолог Элеонора Добриневская из города Бобруйска Беларуси в своем письме замечает:

    «Благодаря вашим передачам у меня такое ощущение, что я живу в Германии. Я знаю обо всех событиях, например, когда начинается и заканчивается кельнский карнавал, чем живет молодежь, как нелегко зарабатываются деньги. Спасибо вам за «маленькую Германию» по вечерам и ваше внимание к своим слушателям – за письма, учебники. Желаю вам успехов!»

    Юрий Никогосян из армянского города Арташата в своем письме спрашивает:

      «Моя бабушка несколько лет назад подавала прошение на переселение в Германию и получила отказ в связи с тем, что она не знает немецкого языка. По правде говоря, она действительно не владеет немецким языком, хотя в детстве они в семье говорили по-немецки. Ее родители немцы. У бабушки две дочери и два сына. Вместе с ней тогда подавала такое же прошение и одна из её дочерей, но тоже получила отказ по причине того, что в её паспорте не было записано, что она немка, хотя я думаю, что из-за того, что она тоже провалила экзамен по немецкому языку. В январе у вас прозвучала передача «Мосты», в которой вы рассказывали о федеральном законе об изгнанных. Из неё я понял, не знаю, правильно ли, что дети тех, кто получил отказ в статусе позднего переселенца имеют право подать прошение, если оно соответствует требованиям закона. Я очень прошу помочь мне в этом разобраться».

      Нет, уважаемый Юрий, ничего подобного в передаче не прозвучало. Вы не правильно поняли. Потомки поздних переселенцев, разумеется, могут подать заявление о приеме в Германии в качестве поздних переселенцев, но при условии, что они и претендуют на статус поздних переселенцев, а не потомков. Отдельно такого статуса не существует. Если у Вас в паспорте не записано, что Вы немец по происхождению, и немецким языком Вы не владеете, то даже не стоит подавать прошения. Это пустая трата времени. Повторяю, на статус поздних переселенцев могут претендовать только этнические немцы, которые могут доказать, не только документально, что они немцы. А это значит, что в их семье сохранились немецкий язык, культура и традиции. Отдельно статуса потомков поздних переселенцев не существует. И какое было бы название у этого статуса « очень поздний переселенец»? Такого, увы, статуса нет и, по всей видимости, не будет. Вот такая информация.

      У меня в руках так называемый рапорт министерства внутренних дел Германии. С некоторой радостью сообщаются статистические данные о приеме переселенцев в первом квартале текущего года. Вот послушайте:

        «За первые три месяца текущего года, - говорится в документе, - в Германию прибыло 17 тысяч 646 переселенцев. Это, по сравнению с прошлым годом, почти на три тысячи переселенцев меньше. Заявлений о приеме в Германии подано тоже меньше, чем в первом квартале прошлого года. Если за этот же период 2000 года заявителей было 39 тысяч 540 человек, то в перовом квартале нынешнего года их всего 24 тысячи 874 человека. Главным критерием в приеме переселенцев, по-прежнему являются знания немецкого языка кандидатами в переселенцы, немецкой культуры и традиций. Больше половины кандидатов на статус «поздних переселенцев» не выдерживают экзамена по немецкому языку. Успешно сдать экзамен можно только при условии, что кандидаты в переселенцы могут принять участие в простом и несложном разговоре на родном языке с экзаменаторами. Экзамен по немецкому языку будет, как и прежде, способствовать установлению достоверности указанных в заявлении сведений».

        У меня в руках письмо в рубрику „Политическая трибуна„. Иван Владелинович Лях рассуждает не только о сегодняшней ситуации в России, но и о недавнем прошлом.

          „Я видел по телевизору счастливого теленка, морду которого потрепал вялой рукой президент России Владимир Путин. Во время своего вояжа по Сибири он, президент Путин, очутившись в Омской области, забрел на подворье крестьянской семьи и на радость народу, усевшись в доме с хозяевами за стол, выпил шкалик самогона, похрустел соленым огурчиком. Походкой моряка, оказавшегося на суше, вразвалочку, он дошел до скотского хлева, где встретил теленка, который после знакомства со знаменитым гостем стал телезвездой. Не так, конечно, как Моника Левински, но все же. Хотя разница есть: одну телезвезду ждет сытая удовлетворенность и роскошные особняки, а другую – российская живодерня. Впрочем, судьбы этих звезд во многом символичны: Западу – западное, России – российское. Правительство России разродилось программой патриотического воспитания. Буквально несколько лет назад само слово „патриот„ накрепко было припаяно к определению „красно-коричневый„. Сколько миллионов тонн газетной бумаги обрушили издатели и учредители СМИ на слово „патриот„? И вдруг полегчало. Уже ветвится и пускает корни патриотическая программа – удобрение оказалось высококачественным. Члены КПРФ – в радости, как после детской болезни левизны, иные государственные деятели полны решимости и уже закатывают рукава для большой, ответственной работы, ортодоксальные „рашен„-демонстранты слегка в недоумении и в негодовании. А удивляться нечему: конечная станция – живодерня – прежняя. Вот только, якобы, демократический хаос порядком поднадоел: нужен конвейер. Избирательные технологии откатали: в Кремль – тот, кто нужен, в Госдуме – те, кто нужны. Верхняя палата федерального собрания разогнана: Кремль устал. И так будет теперь всегда. А был ли в России, крамольный вопрос, хаос 90-х годов прошлого века – демократическим? Возьму на себя смелость сказать, что российский хаос – это не демократия. Западные политики, на мой взгляд, допустили одну из самых существенных ошибок, когда отказ правящей советской верхушки от коммунистической риторики восприняли как «перековку» этих людей в демократов. Под трескотню о возможном возврате еще каких-то коммунистов к власти (а коммунисты никогда по существу и не уходили из российской власти) шел невиданный доселе передел собственности государства. Российская политическая элита в 90 годах («теневики» раньше) сообразила: откажись от коммунистических речей – и валюту можно набивать в чемоданы. Колоссальные деньги ушли в бездонные карманы неокоммунистов, которые избрали в качестве заклинаний другие догматы, которые на самом деле для них ничего не значили. И если кто-то раньше из элитных политиков, потеряв партийный билет и кое-какие привилегии, мог смириться, то сейчас, когда в руках тех же самых бонз оказались реальные миллионы долларов, с которыми они жестокой борьбы никогда не расстанутся! А патриотическая риторика станет той похлебкой, которой вскоре будут кормить всех целенаправленно, грубо и жестко. Если кто-то и поперхнется – не беда: одним меньше, одним больше. Российская большевистская революция, у которой, как известно, нет конца, будет набирать силу на почве патриотизма. Как и в 1917 году весь сыр-бор из-за капиталов. Только те забирали из частных рук, якобы, в общественную собственность, эти, нынешние, из якобы общественной собственности в свои, частные руки. Безжалостное истребление народа – характерная примета имперских большевистских движений„.

          Светлана Борисовна Шарагова и её дочь Лилиана написали нам очень доброе письмо, в котором благодарят за внимание к ним и к нашим слушателям. Есть в письме и вопрос.

            «Не могли бы вы пояснить, как русские имена переселенцев меняются на немецкие? Как этот процесс происходит документально? Просим назвать некоторые переводы русских имен на немецкий. С Иваном понятно – это Johan или Johannes. А как с другими, например, Светлана или Лилиана?»

            Вообще-то переселенцы, приезжая в Германию, имеют право изменить свое имя, так сказать, онемечить, если того захотят. Делается это в ЗАГСЕ, по-немецки: Standesamt. Если кого-то зовут Фомой, то получится Томас, Федор – Теодор и так далее. Много ведь приезжает людей с именами, которых в немецком языке нет, будь-то Геннадий, Артем, Дмитрий и так далее. Я пригласил в студию мою коллегу Элизабет Вибе с просьбой пояснить, переводятся ли русские имена на немецкий язык.

              „Любой человек, проживающий в Германии, имеет право изменить своё имя и фамилию. Это, правда, достаточно дорогая процедура, так как приходится переоформлять все личные документы. Если имя или фамилия меняются по причине того, что их звучание вызывает негативную реакцию окружающих или даже дискриминацию, то это стоит дешевле. Как, скажем, в Германии живётся человеку с фамилией Гитлер? Инженер с такой фамилией заявил, что менять он её не собирается. Во-первых, фамилия унаследована от предков, во-вторых, из-за того, что так называл себя Адольф Шикельгрубер, фамилия всегда вызывает повышенное внимание. Сантехник, которого вызывает Гитлер, никогда не придёт с опозданием. Конечно, в политике карьеру с такой фамилией не сделаешь.

              В загранпаспортах переселенцев, приезжающих на постоянное жительство в Германию, имена и фамилии часто искажены. Простая немецкая фамилия Weber латинскими буквами написана через «V„ и «E» на конце. «Фебере» читают немцы согласно немецкой орфографии, не ведая того, что в российском ОВиРе используют французскую орфографию. Посыпались жалобы переселенцев на то, что их дискриминируют, нарочно искажают фамилии, не желая признавать немцами. Тогда было принято решение, что чиновники должны писать имена и фамилии переселенцев так, как того желают сами переселенцы. Многие пользуются этим для того, чтобы из Ивана превратиться в Иоганна. Как переселенец захочет, так чиновник и напишет в немецком удостоверении. Никто не будет переводить имена Светлана и Лилиана на немецкий. Конечно, это иностранные имена. Но в наше время многие немцы называют своих детей иностранными именами. Встречается – хотя и редко – имя Иван, чаще Наташа, Катя, Аня. Причём многие и не знают, что Катя – это уменьшительное от Екатерина, что соответствует немецкому Катарина. Имени Светлана я у немцев не встречала. Думаю, что это связано с тем, что немцам трудно произносить в начале слова сочетание согласных «св». Загляните в словарь: нет немецких слов, которые бы так начинались. Стоит ли менять имя, которое родители дали при рождении? Когда хочется быть как все, не выделяться из-за экзотического имени, то это единственно правильное решение. Но следует учесть, что иногда с годами у выходцев из России появляется желание подчеркнуть своё русское происхождение. «Когда я училась в гимназии, - рассказывала мне пожилая эмигрантка, - незнакомые мальчики иногда просили моих подруг: «Познакомь нас с девочкой, которую зовут Наташа». Моих подруг звали Рената, Бригитта, Сабина. Наташа – это было очень романтично».

              А теперь письмо с другой просьбой. Николай Константинович Логинов из Новочеркасска пишет:

                «В апреле нынешнего года исполнилось сорок лет со дня полета в космос Юрия Гагарина. Уже сорок лет человек штурмует космос. Я хорошо помню этот исторический день, когда в СССР сообщили о полете Гагарина в космос. Мне хотелось бы, чтобы вы рассказали об участие Германии в освоении космоса. Чем сейчас занимается первый немецкий космонавт Зигмунд Йен?»

                Уважаемый Николай Константинович! Об участии Германии в освоении космоса мы рассказывали в передаче «Наука и техника». И будем к этой теме возвращаться. Что касается первого немецкого космонавта Зигмунда Йена, то о нем мы тоже сообщали в прошлогоднем выпуске «Почтового ящика». Сегодня для Николая Логинова и всех, кого интересует дальнейшая судьба первого немецкого космонавта, мы повторим сообщение Елены Байер на эту тему.

                26 августа 1978 года с Байконура стартовал космический корабль "Союз-31", на борту которого находились советский космонавт Валерий Быковский и гражданин ГДР Зигмунд Йен. "Из космоса видно, какая маленькая Земля," - рассказывал много лет спустя Зигмунд Йен. "Это радикально меняет твой взгляд на жизнь и ты чувствуешь себя землянином". То, что на первый взгляд кажется банальностью, обнаруживает при ближайшем рассмотрении глубокий философский смысл, особенно, если вспомнить, что происходило в те августовские дни 1978 года на Земле, разделенной невидимыми из космоса политическими границами. Газеты Восточной Германии были полны ликования - "Первый немецкий космонавт - гражданин ГДР!" - кричали заголовки, а партийные функционеры уже составляли списки школ, которым следовало присвоить имя Зигмунда Йена, заказывали скульптору бронзовый бюст героя, готовили документы на присвоение немецкому космонавту звания полковника, почетного гражданина Восточного Берлина, героя ГДР. В то же время в Западной Германии реакция была скорее пренебрежительной. Например, вспоминает Зигмунд Йен, в одном из комментариев "Зюддойче Цайтунг" тех дней было написано приблизительно следующее: "Пока на околоземной орбите побывал саксонец. Полет в космос первого немецкого астронавта еще впереди".

                Действительно, в ФРГ лавры космического первопроходца достались Ульфу Мербольду. К тому времени, когда он в 1983 году стартовал к звездам на борту американского космического корабля «Коламбия», в Западной Германии предпочитали не вспоминать о Зигмунде Йене и говорили о первом немце в космосе - гражданине ФРГ.

                Но и в самой ГДР люди быстро устали от пропагандистской шумихи вокруг Зигмунда Йена. Рассказывали анекдоты, как Йен, якобы, летал в космос со связанными руками, потому что русские боялись, что он станет нажимать на кнопки... О том, что летчик-космонавт Йен написал блестящую докторскую диссертацию было известно лишь немногим. И лишь близкие друзья знали, как трудно дается первому немецкому космонавту роль национального героя, которая была написана для него профессиональными идеологами ГДР.

                После объединения Германии, Зигмунду Йену пришлось расплачиваться за эту роль не только моральным дискомфортом: "2 октября 1990 года, в 12 часов ночи меня выкинули из армии". Эта короткая цитата говорит о многом. В ней - смесь военной четкости в указании времени и эмоциональное словечко "выкинули". В ней горечь и трагедия человека, в миг потерявшего не только генеральскую пенсию и привилегии "Героя ГДР", но и свое место в жизни.

                Однако время все расставило по местам. Сегодня никто уже не сомневается в том, кто был первым немецким космонавтом, а огромный опыт Зигмунда Йена, его безукоризненные знания русского языка и многочисленные контракты в "Звездном городке" сделали его незаменимым специалистом для Европейского центра подготовки астронавтов в Кёльне. Поэтому с начала 90-х годов и по сей день Зигмунд Йен большую часть времени проводит в Москве. А в тех немногих интервью, которые он согласился дать немецкой прессе в связи с 20-летним юбилеем своего полета, он наконец-то предстал перед миром таким, каким в действительности и был все эти годы - скромным, предельно вежливым, дисциплинированным и мудрым человеком, который смотрит на все происходящее на Земле глазами, видевшими нашу планету из космоса.

                Владимир Гудзенко из города Луховицы Московской области пишет:

                  «Как всегда, ваши передачи с берегов Рейна я слушаю с большим удовольствием. Сейчас почти все программы вашего двухчасового блока составляются живо и интересно. Особенно привлекают мое внимание программы, в которых вы рассказываете о повседневной жизни Германии. Это «Германия из первых рук», «Столичная студия», «Почтовый ящик» и «Дополнительный урок немецкого». Все же современная Германия с каждым годом стремительно меняется, и далеко не на все вопросы, которые меня интересуют, я нахожу ответы в ваших передачах. Поэтому сегодня я хотел бы узнать, как сложилась творческая судьба бывшего восточногерманского поэта и барда Вольфа Бирмана? Было бы здорово, если бы в «Почтовом ящике» прозвучала одна из его песен».

                  Вольф Бирман работает на газету «Вельт». Он по-прежнему поэт и бард. Для Владимира Гудзенко и всех поклонников творчества Вольфа Бирмана прозвучит одна из его песен.