1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

29.04.01 Фотороман с продолжением / «Пето» - политическая партия школьников

В немецком журнале для подростков «Браво» есть такая вещь - фотороман. Что-то среднее между комиксом и телесериалом. Точнее, это просто комикс, но только из фотографий. Как правило, это короткие истории на два или три номера. Персонажи – обычные подростки, но иногда, для большей занимательности, их делают солистами молодежных поп-групп. Вот, например, история Сары, певицы из преуспевающей гёрл-бэнд под названием «Эй-Ти–Си». В начале, как обычно, краткое содержание предыдущих серий.

    «Эй-Ти-Си» в шоке! Сару похитили! Похититель признается ей в любви. Она не разделяет его чувств, поэтому он хочет умереть вместе с ней, приняв яд, как Ромео и Джульетта. В это время знаменитый американский менеджер Фредди Грегори решил пригласить музыкантов на гастрольное турне по Соединенным Штатам. Он хочет встретиться с Сарой. Что же делать?
    Трейси, Джой и Ливио удается в последний момент спасти Сару и разоблачить негодяя. Это гример Карло, лучший друг группы...»

    О ужас, что же дальше–то будет? Мы видим картинку, на которой большими розовыми буквами написано: «Бегство в смерть». Разоблаченный Карло пытается выстоять под шквалом обвинений. «Я,-говорит Сара, которой только что сняли повязку с глаз, - любила тебя как брата». «Карло, - взывает Крис, менеджер группы, - мы так тебе доверяли!» «Ты разочаровал нас» - сокрушается Трейси, параллельно пытаясь врезать похитителю между глаз. Из головы Джой между тем поднимаются белые пузырьки. Это она думает. «О, нет!» - думает Джой. А Карло ничего не думает. Он стоит в белом плаще похитителя и прижимает к подбородку черную шляпу с широкими полями.

    Посмотрите, какая динамика! Мы вроде бы в сериале, но герои могут говорить и даже думать одновременно. Как в комиксе. Или, скорее, в опере. Там такая ситуация называется «ансамбль».Однако у фоторомана и перед оперой, и перед комиксом есть преимущество - пластическая выразительность, мимика. Причем, работа над мимикой происходит сразу в двух направлениях. Во-первых, мы возвращаемся к эстетике немого кино. К ситуации, когда уже до появления текста всем должно быть ясно, какие чувства овладевают героем. Поэтому если героиня пугается и удивляется, ее брови поднимаются вверх, а глаза вылезают из орбит.

    Во-вторых, фотороман превращает реальных людей, актеров, в персонажей комиксов. Это значит, что они обладают неизменным. характером. Если герой по сюжету злодей, то и лицо у него в течение всего романа будет мрачное и злобное. А поскольку актеры - живые люди, и большинство, к тому же, любители, то почти всегда возникает зазор между желаемой однородностью персонажа и способностью актера воплотиться в требуемый штамп. Обычно дети, которых снимают в фотороманах, безбожно переигрывают. Собственно говоря, в этом утрировании эмоций и состоит главное достоинство фоторомана, его шарм.

    Теперь вглядимся в другую картинку, из другой фотосерии Вот, что произошло до сих пор. Родители Бенни, владельцы клуба на Майорке, оставляют ему ключи, и он решает отпраздновать свой День рождения в кругу друзей на родительской яхте. Среди ночи яхта срывается с привязи и уплывает в открытое море. Все знают, что такого не может произойти, по крайней мере, незаметно, но это никого не волнует. Потом выясняется что и телефон сломан, и мотор не заводится. Короче, «чего у вас ни хватишься, ничего нет». Компанию вместе с запасом консервов и двумя бутылками минеральной воды прибивает к необитаемому острову. И тут начинается любовь. Вверху страницы - редакционная справка, чтобы не запутаться.

      «Симона поставила на карту всё, чтобы отбить Адриана у Тины. Адриан не может забыть Тину, хотя он вместе с Симоной. Тина простила Адриану и Симоне все, ведь есть еще и Бенни. Бенни нравится Тина, но он боится, что она все еще привязана к Адриану. Тим светится от счастья. Он по уши влюбился в Анннику. Аннике совершенно не мешает то, что Тим сбежал из детдома, но она подозревает, что Тиму нравится Тина».

      Чтобы читатели, знали, что всё это - не пустые слова, немедленно следует сцена: совращение Адриана Симоной. Дело происходит в прибрежных зарослях. На девушке светло-зеленый купальник, она полулежит на своем возлюбленном и ее наманикюренные ногти царапают его атлетическую грудь.
      При этом Адриан, если верить авторам, думает примерно следующее.

        «Simone ist eine echt scharfe Braut...“

        То есть «Симона – действительно крутая телка». Но авторам и этого мало. Чтобы разъяснить ситуацию тем, кто еще не разобрался, что к чему, сверху в розовой рамке добавляется авторский комментарий.

          «Страсть разгорается».

          Нам, вроде бы, и так ясно, что она разгорается. Но главная особенность фоторомана и состоит в том, что разные типы повествования дублируют друг друга. В комиксе такая вещь абсолютно естественна, поскольку изобразительный ряд стилизован, к тому же некоторые герои, Спайдермен, например, вообще лишены способности передавать свои эмоции при помощи мимики. В комиксе всегда необходимо пояснять, что мы видим: робкое пробуждение чувства или бытовое изнасилование. Фотороман унаследовал от комикса принцип дублирования разных коммуникативных кодов: визуального ряда, авторского комментария и пузырей с прямой речью героев (их еще называют филактерами). Хуже того, в каждом фоторомане есть такая институция, как «лучшая подруга героини». Ей известно все, даже то, что скрылось от всевидящего ока авторов. Когда Майке, едва оправившись от несчастного случая в горах, после которого она потеряла память, встречается с загадочным Марком и целует его, причем Марк не теряет при этом зверского выражения лица, мы все и лучшая подруга Эльза в том числе, понимаем, тут что-то не то.

            «Тут что-то не то. Этот парень какой-то фальшивый. Но Майке не поверит мне без доказательств».

            И она отправляется добывать доказательства. Таким образом, каждый фотороман состоит из четырех планов: визуального и повествовательного, который, в свою очередь, распадается на три повествовательных плана. Это филактеры с прямой речью, закадровый комментарий авторов и мысленный комментарий лучшей подруги, которая, не теряя времени, шпионит за главной героиней.

            Если продолжать сравнивать жанры, то получится, что фотороман расположен ближе всего не к комиксу и не к телсериалу, а к рекламе в её наиболее консервативной форме.

            Речь идет о таком типе рекламы, который Умберто Эко определял как избыточное сообщение. В его классическом анализе супа из спаржи отмечается, что суп, спаржа, упаковка даны как изображение трижды, и еще трижды – как текст. Это создает картину бесконечно сложную по обилию семантических регистров, но это, как отмечает Эко, отнюдь не мешает самым простым домохозяйкам разбираться в ней и покупать что следует.

            Так и фотороман. Но есть еще нечто замечательное в этом жанре, чего нет больше нигде. Это финальное вопрошание авторов о дальнейшем развитии событий, которым завершается каждая серия.

              «Переживет ли Анника падение со скалы? Сдастся ли Симона или есть у нее еще трюк в запасе, чтобы отвоевать Адриана?»

              И мир, затаив дыхание, ждет продолжения...

              Сергей Невский.

              Загадка: «Молодые, но никак не «зелёные», особенно в политическом плане. Кто это?»
              Ответ: «Члены партии «ПЕТО». В её рядах состоят одни из самых юных депутатов-школьников Федеративной Республики Германия. На латыни «ПЕТО» значит «я требую». Что же требуют шестнадцати-семнадцатлетние «слуги народа», заседающие в городском совете Мангейма, городка в земле Северный Рейн-Вестфалия? Поясняет казначей партии школьников Даниель Циммерманн:

                - Местные власти должны больше делать для молодежи. Необходимо больше мест отдыха для молодёжи, особенно в таких небольших населённых пунктах, как Мангейм, есть потребность в культурных и спортивных клубах.

                Образована мангеймская партия школьников была в декабре 1998 года, после понижения возрастного избирательного ценза в федеральной земле до шестнадцати лет. Вот тогда-то и решили ученики гимназии имени Отто Хана пытаться влиять на политическую жизнь города. В этой судьбоносной встрече участвовала и Мариам Дрешер.

                  - Нас собралось шесть человек, мы говорили о политике и пришли к выводу, что позиция городских властей в отношении молодёжи нас абсолютно не устраивает. Тогда в городе партия СДПГ не то, чтобы безраздельно властвовала, но социал-демократы уже очень долгое время стояли у руля и рассматривали Мангейм как свою вотчину. Мы посовещались и решили организовать избирательное объединение. Так и возникла «ПЕТО».

                  Сегодня, между прочим, партия насчитывает сто членов. На первых же выборах ей удалось с шестью и одним десятым процента, в абсолютном исчислении это - тысяча пятьдесят голосов, - прорваться в горсовет. К примеру, зелёные набрали тогда лишь на четырнадцать голосов больше. Однако избирательная кампания «политэкологов» обошлась куда дороже, а «ПЕТО» вложила в свою кампанию лишь какую-то тысячу марок. Говорит Даниель Циммерманн:

                    - Я думаю, что СДПГ и ХДС вложили от двадцати до тридцати тысяч. Мы же, в отличие от них, не печатали пестрых предвыборных плакатов, а ограничились простенькими листовочками, которые члены нашей партии на общественных началах рассовывали в почтовые ящики. Поначалу у нас даже не было партийной кассы. Правда, кое-какие пожертвования сделали мангеймские бизнесмены. Теперь же стало легче, поскольку депутаты от нашей партии вносят пожертвования из компенсаций, получаемых за работу в горсовете.

                    По мнению Даниеля Циммермана, для ведения политической деятельности на коммунальном уровне большие деньги иметь не обязательно. Главное полировать свой имидж в прессе и выполнять предвыборные обещания. А функционирует это примерно так. Партия отсылает сообщение для прессы в газету и если там, видят, что оно представляет интерес, то его тут же публикуют.

                    Интересно, что школьники из Мангейма в обставили в политической игре своего учителя, а точнее, директора гимназии. Ведь именно он до этого являлся бургомистром от СДПГ. С легкой руки «ПЕТО», за которую проголосовала часть традиционного электората социал-демократов, директор проиграл выборы демократам христианским, а полномочия директора гимназии ему пришлось сложить перед вступлением в должность бургомистра. Нынче политик-неудачник дает частные уроки по арифметике.

                    Не жалко ли ученикам своего директора? Даниель Циммерман прагматичен.

                      - Мы в этом не виноваты. Выборы-то он проиграл не нам, а кандидату от ХДС. Лично мне его немножко жаль, но это же ведь политика, и подобную вероятность всегда следует учитывать.

                      Учёбе политика не препятствует - на собрания и дискуссии уходит от трёх до пяти часов в неделю. Родители детишек рады, что те занимаются общественной жизнью, а не курят «траву»» и не глотают «колёса». Вместо «драг-партиз» «петовцы» устаивают задорные молодёжные карнавалы, где самый крепкий напиток - пиво «Кёльш». Кстати, по очень демократичной цене – стакан всего за одну марку.

                      За год удалось ребяткам добиться кое-чего и в политическом плане. Например, строительства велосипедных дорожек и открытия молодёжного кафе. Возраст для членства в «ПЕТО» не органичен, а месячный взнос - две марки. Кстати, в своё время в партию школьников вступил и ныне покойный дедушка Даниеля Циммерманна, которому тогда было восемьдесят девять лет.

                        - Идея организовать партию школьников очень понравилась моему дедушке и он присоединился к нам с целью моральной и материальной поддержки.

                        Окрылённая первым политическим успехом на коммунальном уровне, «ПЕТО» попыталась в прошлом году попасть и в ландтаг - земельный парламент в Дюссельдорфе. Однако, ей не удалось преодолеть пятипроцентный барьер. Даниэль Цимерманн анализирует причины неудачи своей партии на земельных выборах:

                          - Попасть в горсовет было для нас куда проще. Мангейм насчитывает всего тридцать тысяч жителей, многие из которых лично знакомы с членами нашей организации. Например, за нас голосовали наши учителя, друзья и знакомые. На выборах в ландтаг всё обстояло иначе. Там голосуют не по месту жительства, и нас не везде знали, а денег у нас на широкомасштабные предвыборные акции не было. Кроме того, наша партия концентрируется на темах коммунальной политики: строительстве велосипедных дорожек, улучшении работы транспорта и молодёжных центрах. На земельном же уровне поднимаются более глобальные вопросы, как, например, реформа системы образования.

                          А не боятся ли юные политики из Мангейма превратиться со временем из низовой «партии широких масс» в партию функционеров? Ведь подобная метаморфоза случилась с «зелёными»? Даниэль Циммерман считает, что данная проблема возникает при уходе людей в профессиональную политику. А для членов «ПЕТО» партийный активизм завершается вместе с окончанием школы.