1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

28.08.2001 О спиртовой монополии в Германии

Уровень потребления алкогольных напитков в Германии продолжает снижаться. Причём, что удивительно: немцы стали пить меньше пива! Согласно статистике, в первой половине 2001 года немецким пивоварам удалось продать лишь немногим более 53 миллионов гектолитров пенистого напитка. Это почти на четыре с половиной процента меньше, нежели за аналогичный период прошлого года. По объёму потребляемого на душу населения пива немцы давно уже не являются мировым лидером, уступая пока, правда, лишь чехам и ирландцам. Зато по количеству выпускаемых сортов (по разным оценкам, от пяти до шести тысяч) Германия всё ещё удерживает пальму первенства. Кроме того, три из четырёх пивоварен на территории стран ЕС находятся именно в ФРГ.

Но сегодня речь пойдёт не о немецком пиве: о нём мы уже подробно рассказывали в одной из наших прошлых передач ( «Европа и европейцы», 30.05.00 – прим.ред.). Этот выпуск радиожурнала посвящён другим алкогольным напиткам – итальянскому вину, португальскому портвейну, а также производимому в Германии спирту. С него-то мы и начнём.

Как это не удивительно, но в ФРГ вот уже на протяжении полувека существует государственная монополия на производство и продажу спирта из пищевого сырья. Правда, неоднократно её пытались отменить. Так, два с половиной года назад Федеральная счётная палата выразила своё недовольство тем, что госмонополия на производство спирта из пищевого сырья противоречит принципам рыночной экономики. Подробности – в сообщении Феликса Линке.

До середины 70-х годов монопольное право на производство, очистку и продажу спирта приносило государству солидный доход. Импорт спиртных напитков тогда также контролировался государством. Исключение было сделано только для рома, арака, коньяка и ликёров. Но в 1976 году – по решению Европейского суда – госмонополия на импорт крепких спиртных напитков была отменена. На немецкий рынок хлынул настоящий поток дешёвого алкоголя из-за рубежа.

С этого момента государство не только перестало получать доход от производства спирта, но и вынуждено было субсидировать целую отрасль. Чтобы снизить уровень расходов, германский бундестаг в ноябре 1999 года внёс поправки в закон о федеральном управлении госмонополией по производству и продаже спирта. В частности, крупные немецкие спиртзаводы скоро вообще будут лишены возможности получения субсидий. На поддержку государства в будущем смогут рассчитывать лишь небольшие предприятия, занимающиеся производством пищевого спирта-сырца. При этом общая сумма ежегодно выделяемых субсидий не должна теперь превышать 215 миллионов марок.

Кстати, одной из причин создания госмонополии 50 лет тому назад стала попытка немецких властей сделать невыгодным подпольное производство алкоголя. Ведь государство покупало пищевой спирт-сырец у производителей по гарантированным ценам. Кроме того, речь шла (да, собственно, идёт и сегодня) о поддержке традиционно субсидируемого в ФРГ аграрного сектора. Поскольку пищевой спирт-сырец в Германии производят, в основном, фермеры. Причём из выращенных на своих же полях картофеля, зерна, свеклосахарной мелассы и фруктов. Глава федерального управления госмонополией по производству пищевого спирта Курт Тайхнер считает проводимую сегодня политику субсидирования предприятий, занимающихся производством спирта-сырца, полностью оправданной:

    Интересной представляется связанная с производством региональная культура. Конечно, можно спорить о том, справедливо ли считать доход от продажи пищевого спирта жизненно важным для фермеров. Но ведь существование небольших предприятий, занимающихся производством спирта-сырца, – это часть нашей культуры. Это придаёт тому или иному региону свой особый колорит, делает его непохожим на другие. И поэтому эту отрасль следует субсидировать.

    По мнению Курта Тайхнера, без поддержки со стороны государства мелким производителям спирта-сырца в Германии просто не выжить. При этом глава федерального управления госмонополией добавляет, что и...

      ...в других государствах Евросоюза (и даже в Соединённых Штатах) также существует практика оказания поддержки производителям в этой отрасли. И поэтому можно сказать, что речь здесь идёт просто об обеспечении равных шансов для немцев, занятых в сельском хозяйстве. При этом стоит отметить, что в Германии пищевой спирт производят, в основном, из картофеля и зерна, в то время как в других странах ЕС широко используется и другое сырьё,

      - подчёркивает Курт Тайхнер. К тому же выделяемые фермерам субсидии с лихвой компенсируются за счёт взимаемого государством налога на алкоголь. Ведь речь идёт о нескольких миллиардах. Из 11 марок – а примерно столько стоит пол-литровая бутылка дешёвого шнапса в немецких магазинах – свыше половины идёт в карман государства.

      Если же монополию в Германии всё же решат полностью отменить, то пострадают прежде всего фермеры, производящие спирт-сырец из семечковых плодов. Он стоит примерно в два с половиной раза дороже, нежели спирт, полученный из картофеля. Соответственно, выше и размер субсидий, которые получают выращивающие семечковые плоды фермеры.

      Очищенный, то есть освобождённый от всяких примесей спирт идёт на продажу. Большая его часть расходуется при производстве алкогольных напитков (того же шнапса) и продуктов питания. Около четверти выставляемого на торги спирта идёт на нужды косметической промышленности. По десять процентов госмонополия продаёт фармацевтическим компаниям и предприятиям, использующим в процессе производства технический спирт.

      Шнапс немцы любят. Но национальным напитком в Германии считается, конечно, пиво; а в Италии – вино. И это отнюдь не клише. Многие жители Апеннинского полуострова действительно предпочитают любым другим блюдам спагетти и пиццу, которые принято запивать бокалом хорошего красного вина. Слово нашему корреспонденту в Риме Алексею Букалову:

      Многие радиослушатели, наверное, помнят яркие кадры популярной итальянской кинокомедии «Укрощение строптивого» с Адриано Челентано в главной роли. Там весёлые крестьяне под звуки разухабистой мелодии давят голыми ногами сочные, спелые виноградные грозди: густой ручеёк красного сока – сырьё для будущего вина – стекает по жёлобу... Сейчас такие патриархальные сцены можно увидеть разве что в сицилийских или сардинских деревнях, где делают домашнее вино старым дедовским способом. Причём считается, что из-под ног юных девушек вино получается лучше.

      Промышленное производство потребовало изменений технологии: придумано несколько типов прессов; однако по-прежнему высокими остаются требования к породам дерева, что применяется при изготовлении жбана пресса и бочек: особые сорта дуба, римской пинии и белого клёна. Впрочем, каждый уважающий себя винодельческий дом тщательно оберегает профессиональные секреты своего ремесла. Но главное правило остаётся неизменным, оно запечатлено в старинной итальянской поговорке: «Какой виноград давишь, такое и вино»...

      Когда говорят об итальянском вине, первым делом называют «Кьянти» – густой, рубиновый, как кровь, нектар, ставший символом виноделия на Апеннинах. Среди зелёных холмов Тосканы затерялась деревушка Кьянти, давшая название не только окрестным виноградникам, но и целой семье знаменитых сухих вин типа «Кьянти классико».

      «Кьянти» известно ещё со времён этрусков и древних римлян. Вино «Кьянти» прекрасно сочетается с мясными деликатесами тосканской кухни – бифштексом по-флорентийски, бараниной на углях, свиными отбивными. Несмотря на то, что принято пить «Кьянти» комнатной температуры, в летнюю жару иногда это вино охлаждают и подают в таком виде к лёгким закускам, сыру и овощам.

      Интересно, что в Италии – стране, славящейся своими тонкими виноградными винами, существует тем не менее целая армия пленников «зелёного змия». В стране насчитывается полтора миллиона хронических алкоголиков. Среднее годовое потребление вина в Италии составляет 58 литров на душу населения. Это второй показатель в Европе после французов.

      И в заключение – одна любопытная историческая деталь. Недавно рассекреченные архивы британской разведки дают представление о разнообразии хитроумных средств и оружия, входивших в экипировку агентов во времена Второй мировой войны. Подрывной арсенал, способный внушить зависть непобедимому Джеймсу Бонду, включал полые внутри брёвна (для хранения оружия), зажигалки-сейфы (для шифровок), ручные гранаты в форме клубня сахарной свёклы... Оружие с национальной спецификой было изготовлено для агентуры, действовавшей на территории Италии. Оно представляло собой флягу «Кьянти», наполовину наполненную вином, а наполовину – взрывчаткой.

      Во Франции к разряду национальных напитков помимо знаменитых сортов вина принято относить коньяк и шампанское. Дорогое игристое вино во всём мире принято закрывать пробками из пробкового дуба. По мнению знатоков, пластмассовые пробки портят вкус шампанского. Между прочим, мировым лидером по производству бутылочных пробок из пробкового дуба является... Португалия. Большая часть этого товара идёт на экспорт, но часть остаётся на Пиренейском полуострове. Ведь портвейн, который по праву считается национальной гордостью Португалии, также рекомендуется закрывать дубовыми пробками. Этот алкогольный напиток стал, по существу, основой существования целой области – района реки Дору, в устье которой находится город Порту, от которого, собственно, и пошли названия Португалия и портвейн. Подробности – в репортаже Виктора Черецкого.

      Портвейн – это национальная гордость Португалии и один из её основных экспортных продуктов. Он же – основа существования целой области, района реки Дору, в устье которой находится город Порту, от которого и пошло название «портвейн».

      История портвейна начинается в XVIII столетии. Его появление – это всего лишь результат поисков способа хранения вина и его транспортировки в Англию. Дело в том, что обычное вино, перевозимое в бочках, продолжало бродить и, в конце концов, портилось. А когда в те же бочки добавляли спирт, то брожение прекращалось, а оставшийся виноградный сахар делал напиток сладким, что нравилось его британским потребителям.

      Сейчас производством портвейна заняты около полусотни фирм. Солидная доля в производстве портвейна принадлежит иностранным, в основном, английским компаниям, обосновавшимся в Португалии много лет тому назад. Они, по традиции, занимаются и его экспортом. Кстати, даже терминология в производстве портвейна принята английская.

      Виноград для этого вина выращивается в долине Дору. Берега реки очень круты, а их высота порой достигает нескольких сот метров. Склоны сплошь покрыты искусственными террасами, на которых и выращивается виноград – всего около 80 сортов. Из них только половина пригодна для изготовления портвейна. На виноградниках общей площадью в 250 тысяч гектаров занято до 25 тысяч крестьян. Кстати, по своему климату эта зона уникальна.

      Виноград надёжно защищён от холодных и влажных ветров с Атлантики. Прогревание почвы днём не слишком глубокое, в ней сохраняется влага. В ночное время земля не успевает остыть, что также благоприятно сказывается на развитии лозы, корневая система которой достигает 12 метров. Самые знаменитые сорта винограда для приготовления портвейна – «торига насьонал» и «мальвазия фина». Правда, выращивать виноград на террасах непросто. Все приходится делать вручную, никакая техника здесь не применима. Даже тяжелые корзины с собранным урожаем приходится тащить на себе сотни метров по крутым склонам.

      Урожай собирают в конце сентября. Раньше грозди давили ногами, теперь это делает специальная машина. Отжатый сок закупоривается в огромной цистерне, где и начинает бродить. Когда виноградный сахар перебродит наполовину и содержание спирта достигнет примерно 8 процентов, содержимое цистерны перекачивают в бочки, где и происходит дальнейшее брожение. На этом этапе принимается решение, каким должен быть будущий портвейн: сладким, полусладким или сухим. Как только измерения показывают, что желаемый уровень достигнут, винодел брожение прекращает. В вино добавляется, в соотношении один к пяти, чистейший, без цвета и вкуса, виноградный спирт. Крепость смеси устанавливается на уровне 18-23 градусов. Неперебродивший сахар определяет природную сладость вина: от 1 до 10 процентов.

      Затем полученное сырье транспортируется в низовье Дору, в город Вила-Нова-ди-Гая, расположенный рядом с Порту, вернее на противоположном берегу реки. Здесь каждая винодельческая фирма имеет свои подвалы, где «дозревает» портвейн. Подвалы эти огромны. Порой речь идет о настоящих лабиринтах общей площадью до 30-40 тысяч квадратных метров.

      Но вначале к вину, которое составляет основу данного сорта портвейна, прибавляются другие вина – другого года и из других сортов винограда. Тайна такой смеси и составляет главный фирменный секрет. В подвале портвейн проводит не менее трёх лет. Здесь поддерживается постоянная температура и влажность. Но более дорогие сорта выдерживаются в бочках от 10 до 40 лет и более. Кстати, эти бочки изготовлены из так называемого «мемельского дуба», доставленного сюда из Литвы.

      Есть и эксклюзивные сорта портвейна. Они делаются лишь из винограда особо качественного, урожаи которого большая редкость. Считается, что в ушедшем столетии такой виноград собирали лишь 7 раз. Последний – в 1970 году. Любопытно, что портвейн из этого винограда выдерживается в бочках не более 3 лет, а затем разливается по бутылкам. Эти бутылки хранятся в горизонтальном положении в подвалах, при постоянной температуре, не менее 12 лет, а обычно значительно дольше.

      Португальские законы, регулирующие производство портвейна с целью поддержания его высокого качества, – одни из самых строгих винодельческих законов мира. Судьба каждой бочки в 534 литра прослеживается от начала до конца. Разрешение на экспорт дает Институт вин Португалии. Каждой бутылке присваивается свой номер.

      Пить портвейн лучше всего из тюльпанообразного бокала, слегка суживающегося кверху. Это важно, потому что аромат вина должен как можно дольше оставаться в бокале. Наливать такой бокал нужно только наполовину, чтобы осталось место для аромата. И ещё: портвейн пьют очень экономно. Считается, что одна бутылка рассчитана в среднем на 12 человек.

      Корреспонденты:

      Феликс Линке
      Алексей Букалов
      Виктор Черецкий

      Редактор: Вячеслав Юрин