1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

28.06.2001 Альтернативная служба немцев в Москве

Сегодня мы расскажем вам о том, как в рамках программы «Акция искупления» молодые немцы проходят альтернативную службу в Москве. Валерий Туголуков встретился с некоторыми из ребят, которые опекают пожилых москвичей. Предлагаю вашему вниманию его репортаж. Даже после общения с немецкими ребятами-добровольцами, я продолжал задавать себе вопрос: Что же все-таки тянет их в Россию? Жажда приключений? Экзотика? Обостренное чувство сострадания к старикам, которые обделены заботой своего родного государства? И то и другое, и третье и что-то еще. Только что?

Конечно, этот вопрос и я задавал и самим ребятам. Они говорили, что в России интересно, что она не такая, какой представляют ее средства массовой информации… впрочем, не буду пересказывать, их ответы вы сейчас услышите сами. Но, вспоминая нашу с ними встречу, я думаю, что немецкая душа столь же непредсказуема, как и русская… да и любая другая.

Ульрика Брукманн приехала в Москву из Берлина. По ее словам, окончив школу, она не стала поступать в университет, случайно узнала о программе „Акция искупления“ и решила поехать в Россию.

    - Моя мама сказала, что она все равно ничего не может делать. Она сказала – ну, счастливо тебе, надеюсь, что ты вернешься целой, и мой отец сказал, что ему сложно меня отпускать. Но он уже давно не живет с мамой и со мной и поэтому, если он говорил бы нет, я все-таки поехала бы. И мои друзья все сказали – ну, у тебя и смелость большая.

    В Москве работает чуть больше двадцать юношей и девушек. Всего в России и Белоруссии их около 50-ти. Они трудятся в социальной сфере, ухаживают за жертвами сталинских репрессий, холокоста, работают в проектах для бездомных, для беженцев, в детских интернатах. Для немецких юношей социальная работа в России засчитывается как альтернативная воинская служба. Координирует работу добровольцев гуманитарно-благотворительный центр „Сострадание“ и непосредственно Татьяна Никульцева.

      - Я, конечно, не откидываю тот момент, что Россия, как страна многих привлекает. И какая-то связь все-таки существует. И тянется она очень издалека. Наверное, начиная с той самой войны, которая связала эти два таких больших народа, две такие большие страны и у многих из них развито чувство гражданского долга. Это надо отметить, что эта акция, кончено, очень знаменательна и одно только ее название „Акция искупления“ потому, что эти ребята работают не только в Москве, она работают во всех странах, где был фашизм.

      У каждого добровольца на попечении – по два, три пациента. Ребята помогают им в ведении хозяйства, ходят за продуктами, покупают лекарства, убирают квартиры. 10 лет назад, когда немецкие юноши и девушки впервые приехали в Россию, отношение к ним было настороженное. Мол, иностранцы, что они забыли в России, наверное, у них есть какой-то тайный умысел. Люди очень мнительны. Но постепенно отношение к немцам поменялось коренным образом. Александре Ивановне Баллод 92 года. За ней ухаживает Альберт Рюлинг. Александрой Ивановной была репрессирована еще в конце 20-х. В ссылках в Воронеже и Грузии провела 18 лет.

        - Я уже смотрю на него, как на внука, которых у меня никогда не было и то, как он внимателен ко мне, как помогает в нашем быту, в нашей жизни…В обществе „Сострадание“ нам один раз прислали одного русского, но, к сожалению, мы расстались, я не хочу говорить в подробностях, но это не то.

        Альберт Рюлинг в России уже 11 месяцев, через 7 месяцев заканчивается срок его альтернативной службы, и он возвращается домой. Выбирая между странами, где работает „Акция искупления“, Альберт выбрал Россию, так как она наиболее пострадала от фашизма.

          - Мой дедушка еще живой и он воевал. Он, я не знаю, он убил кого-то, это возможно, я с ним немножко говорил об этом. Он сказал, да, это для тебя хорошо, ты много будешь узнать, ты много будешь учиться, язык. Я знаю, что в Германии тоже есть люди, которым нужна помощь, но для меня, я думаю, что более интересно здесь, в России, потому, что я не только работаю, потому, что здесь 2 раза в неделю и это все. Кроме этого, я еще живу, гуляю, провожу время в других местах. В Германии было бы, может быть, немножко скучнее.

          Перед поездкой в Россию, добровольцы проходят отбор. Они должны понимать, на что идут. Их пациенты – люди пожилые, каждый со своими причудами, со странностями, не всегда психологически уравновешены. Ко всему прочему, добровольцам необходимо освоить русский язык – достаточно сложное лингвистическое изобретение цивилизации.

          Накладки бывают очень редко. За все годы было лишь два случая, когда „Состраданию“ пришлось досрочно прервать контракт с добровольцами. Лет пять назад одна девушка отказалась обслуживать евреев. Вторая девушка за полгода, что прожила в России, так и не выучила ни одного слова по-русски. Но, это исключения. Вообще, немцы зарекомендовали себя прекрасно. Старики уже обращаются в „Сострадание“ с просьбой присылать им в помощь не русских студентов, которые так же участвуют в социальных программах, а именно немцев. Татьяна Никульцева не видит в этих просьбах ничего странного.

            - Я бы сказала, что немцы бывают более дисциплинированы. Ну, говорят, что это их национальная черта. Т.е. опоздания они исключают. Если надо, то они обязательно будут звонить, потому что, если он не приходит к пациенту, он болен, или он уехал в отпуск, он сам сначала не ко мне обращается, а находит замену. Т.е. он проделывает какую-то свою работу менеджерскую, что он находит человека, который будет туда ходить, он договаривается обо всем, а потом ставит меня в известность. А вот с нашими ребятами: они всегда ставят меня в известность, что не могут вот по такой-то причине, остальное, всю технику я беру на себя. Я нахожу другого человека, делаю замену.

            Ута Вайнманн координирует работу «Акции искупления» по СНГ с немецкой стороны. В России она уже три года. По ее наблюдениям, молодые ребята, совершенно спокойно меняют немецкий комфорт на российскую неустроенность.

              - Очень многие достаточно быстро осваиваются. Даже удивительно быстро осваиваются. После первого шока, даже это не у всех бывает, кстати, - многие просто постепенно или достаточно быстро находят себе круг общения. Это даже не обязательно связано с работой. У нас был, например, один буддист, который нашел себе тут общину, потом хотел приехать в Москву. Он был просто счастлив. Многие развивают достаточно теплые отношения. Многим очень сложно уезжать, многие не хотят уезжать. Потому, что уже нашли себе близких друзей, людей и, как ни странно, я очень часто с этим сталкиваюсь, либо… Вот не бывает к России равнодушного отношения. Это очень сложно. Либо ненавидят, либо любят по какой-то причине. И некоторые и потом еще приезжают просто так, уж не знаю. Один женился в прошлом году на белорусской женщине. Такое тоже бывает.

              У ребят с пациентами постепенно налаживаются очень теплые отношения. Старики ждут встречи с ними, а когда тебя так ждут и любят, говорит Альберт Рюлинг, понимаешь, что ты сделал правильный выбор, приехав в Россию.

                - Однажды мой пациент сказал, что когда я прихожу, он лучше себя чувствует. Он болен, он лежит, он плохо видит, он мало ходит, но когда я прихожу, и когда он может со мной общаться, это хорошо для него. И это, конечно, мне понравилось, у меня впечатление, что я что-то хорошее для него сделаю.

                Разница в возрасте между Ульрикой Брукманн и одной из ее пациенток Галиной Реутт –75 лет. Но, по словам Ульрики, разница в возрасте не помеха близкому общению. Галина Леонардовна для Ульрики как подружка, столь доверительные отношения завязались между ними.

                  - Я, например, знаю, может это тайна, но у нее есть один мальчик, он в Германии. И я знаю, как его зовут, она мне даже показывала его портрет

                  - И она бросила мальчика и приехала к вам?

                    – Потому, что это верный мальчик, его можно оставить. Помню себя, как я жила маленькая. Папа мой инженер и он первые годы, когда он кончил институт, его отправили на Урал. А на Урале были немцы, а я была маленькая. Это было, знаете какой год? Это был год 10-й , 11-й. Я же родилась в 8 году. Мне уже 92, будет 93. Понимаете? Только голова, слава богу, работает! Ха-ха-ха…

                    Там же, на Урале Галина Леонардовна выучила немецкий. В 45-м году она была переводчицей в составе советской делегации на Нюрнбергском процессе. Галиниа Леонардовна знает и другие языки. Она благодарна Ульрике не только за чистоту в квартире, но и за то, что та помогает ей вспомнить языки.

                      - Знаете, я иногда просыпаюсь и думаю: как эта фраза будет по-французски, и я еще знаю английский язык. Как она будет по-английски. И вот я себе так все проговариваю. Знаете, что б голова работала. Если голова будет работать, значит не будешь дурочкой.

                      «Акция искупления» финансируется, в основном, лютеранской церковью. Небольшие деньги поступают от Европейского Союза и немецкого правительства. Ощутимый вклад оказывают частные пожертвования. Добровольцы так же собирают свою группу поддержки, которая помогает им материально. Но, ни от правительства России, ни от правительства Белоруссии «Акция искупления» не получает ни копейки, хотя именно они, как никто должны быть заинтересованы в существовании программы». Это был репортаж Валерия Туголукова. Добавлю лишь, что по последним данным только в Москве проживает около семи тысяч человек – жертв сталинских репрессий. Немецкие добровольцы обслуживают всего около 50-ти человек. Конечно, не они одни оказывают помощь нуждающимся людям, но «Акция искупления» доказала свою реальную пользу и достойна поддержки со стороны российского государства. А теперь к другой теме. Недавно в редакцию поступило открытое письмо, вернее сказать Заявление Правления Ассоциации немцев-предпринимателей «Дойчес Хайм» из Донецка. С его содержанием мне бы и хотелось вас познакомить. Скажу лишь, что это заявление – реакция украинских предпринимателей немецкого происхождения на ситуацию в общественном движении немцев Украины.

                      «События, которые происходят сегодня в среде организации „Видергебурт„ приносят нам стыд и боль.

                      Старые и новые руководящие группировки „Видергебурта„ борются за финансовые источники Германии. При этом выдают себя за борцов за счастье немецкого меньшинства в Украине, в то время как это меньшинство ведет борьбу за физическое выживание.

                      Мы против вовлечения немецкого посольства и украинского правительства в эти нечистоплотные раздоры.

                      Мы можем констатировать, что деятельность „Видергебурта„ на сегодняшний день, не пользуется доверием у простых людей.

                      К сожалению, нам не понятно, какую роль играет ГТЦ в происходящих событиях.

                      Надеемся, что съезд немецкой диаспоры даст принципиальную оценку действиям всем силам, участвующим в конфликте.

                      Мы призываем всех лиц немецкой национальности: не будьте равнодушны к своему будущему.

                      Мы призываем всех руководящих работников „Видергебурта„ и ГТЦ взяться за разум, исключить интриги в своих действиях, найти пути к примирению.

                      Не порочьте память тысяч российских немцев, которые погибли от невыносимых условий депортации и концлагерей.

                      Мы призываем всех соотечественников, российских немцев, у кого есть желание и возможность - включаться в предпринимательскую деятельность, чтобы облегчить и улучшить свою жизнь».

                      Это заявление подписано председателем Фольксрата немцев Украины Мозером, академиком, членом нац. академии Украины Завадским, председателем правления АНПДО „Дойчес Хайм„, руководителем фирмы „Ландсман„ Родионовым, руководителем агрофирмы „Россия„, членом правления ассоциации предпринимателей Фербертом, руководителем фирмы „Угольсервис„ Цимерманомом, директором „Димитровского машзавода„ Болендером и другими предпринимателями.

                      Немцы-предприниматели Донецка надеются, что в ближайшее время в общественном движении немцев придет конец склокам и наступит время плодотворного сотрудничества.