1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

28.01.2001 Ещё раз о Green Card

В студии Виктор Вайц. Здравствуйте.

Кажется, ещё недавно мы провожали старый год, встречали новое тысячелетие, а на дворе уже конец января. Время бежит неумолимо вперёд. Писем в первом месяце нового года пришло достаточно много – из России, Украины, Белоруссии, Казахстана. Сегодня мы процитируем некоторые из них, ответим на вопросы. Любителей дальнего радиоприёма ждёт новая информация, а в музыкальной части передачи для вас будут петь Энрике Иглесиас и Алсу.

Начать обзор ваших писем мне хочется с письма-воспоминания Марианны Леонидовны Павловой из Астрахани. В нём и боль, и благодарность людям, которых Марианна Леонидовна больше никогда в жизни не встречала:

    «В 1942 году мой отец Леонид Ленский погиб в боях под Харьковом. Нашу семью – маму Ольгу Ленскую, сестру Нелли и меня эвакуировали в Казахстан, в посёлок Уялы. Там моя мама познакомилась с семьёй немцев - Эрвином Зигфридовичем Маркусоном и его женой Хильдой Георгиевной. Дело в том, что посёлок располагался на острове Уялы в Аральском море. Остров небольшой – песок, главное растение – саксаул, вокруг море, которое при штормах накрывало остров волнами, а земля под ногами гудела. Остров был для ссыльных. Жили там «враги народа», жёны «врагов народа». В камышах скрывались дезертиры, небольшое местное население – казахи. Тогда туда высылали под надзор таких, как семья Маркусон. До прихода к власти Гитлера они жили в Германии, потом бежали в Италию и там получили дипломы врачей. В 1940 году они были вынуждены просить убежище в Советском Союзе. Их приняли, и они устроились в Подмосковье, где стали работать врачами. Но началась война, и они оказались «врагами народа», которых сослали в Казахстан. Кроме них на этом острове не было врачей. Моя мама работала заведующей детским садом. Забота о здоровье детей мою маму очень сблизила с немецкой семьёй. Мама вспоминает, что самое главное было – кормление малышей. Ведь в яслях были младенцы двухнедельного возраста. Матерей заставляли выходить на работу. На острове не было ни коров, ни коз. Казахи ловили рыбу в море и ею питались. Не было никаких продуктов, кроме рыбы, а иногда муки, риса. Хильда Георгиевна была детским врачом и её знания очень пригодились. Она ежедневно приходила в ясли и из того, что было, выбирала самое питательное для малышей. По её рекомендациям таких крошек мама кормила свежей икрой от воблы, малыши выплёвывали её, но Хильда Георгиевна убеждала: пусть несколько икринок попадут в желудок малыша и он будет спасён от рахита и цинги. Не так просто было выполнить рекомендации врача-немки. Ведь шла война, и ненависть к фашистам была огромной. Можно представить положение и состояние Эрвина Зигфридовича. Он – «враг», терапевт и хирург – один в маленькой больнице. Помогал, лечил больных и чуть что – его тут же называли фашистом недобитым. О лекарствах и оборудовании не было и речи. Зато надзор за каждым высланным был жёстким. Постоянные вызовы в комендатуру, ночные проверки, подслушивания под окнами, опрашивание соседей. Моей маме запрещали дружить с немецкой семьёй, запрещали ходить к ним домой, в барак. Тоталитарный лагерный режим на острове процветал. Все были замучены, боялись друг друга, говорили почти только шёпотом. В 1943 году моя мама заболела тифом, очень тяжело. И нас с сестрой уполномоченный предупредил, что если мать умрёт, то нас отправят в детский дом, мне было тогда пять лет. И огромное спасибо Эрвину Зигфридовичу – он спас нашу маму. Может быть, они живы, живы их родственники? Передайте им огромный привет и благодарность. В тот год я, наверное, ничего им не сказала. Я пишу со слов моей матери, она рассказала, что Эрвин и Хильда тоже заболели тифом, и мама за ними ухаживала. Тайная, большая и нежная дружба моей мамы с этой немецкой семьёй длилась три года. Мы, дети, тоже чувствовали ласковое отношение с их стороны. Самое плохое случилось в 1945 году. Когда нам разрешили вернуться в Астрахань. Расставаясь, Хильда и Эрвин очень просили маму им не писать, их не искать, чтобы не навредить себе и нам, девочкам. Говорить шёпотом и молчать маму научили с 1937 года. И это продолжалось ещё долгие годы. И вот сейчас, в 2001 году, от имени моей мамы и нас, её дочерей, я пишу «спасибо» всем добрым людям Германии, которые, находясь в тяжёлой ситуации, были «врагами народа», но всё равно оставались людьми с большой буквы. Низкий им поклон».

    Вот такое письмо-воспоминание прислала нам Марианна Леонидовна Павлова из города Астрахани. У меня в руках очень тревожное письмо. Оно пришло из лагеря беженцев в Ингушетии. Имя автора письма по понятным причинам я называть не буду. Вот цитата из его письма:

      «Я беженец из Грозного. Слушаю ваши передачи достаточно регулярно. Кое-что нравится, а кое-что не очень. Сам я родом из Грозного. С начала второй чеченской войны нахожусь в Ингушетии, в лагере для беженцев. Женат, сыну четыре года. Именно судьбой сына я озабочен в первую очередь. В феврале 1999 года он серьёзно заболел. Диагноз: острый гломерулонефрит с нефратическим синдромом обратного развития. С того времени сын с матерью находятся на лечении в Пензе. Ощутимых результатов в лечении нет. Побудет в больнице 3 месяца – выписывают на долечивание домой. Через несколько месяцев опять в больницу. И так в общей сложности он в больнице находится девять месяцев. Дом, квартира в Грозном разбомблены. Ехать некуда, да и куда ехать, когда здесь нет элементарных человеческих условий. Нет тепла, нет света, воды. А о медицинском обслуживании и говорить не приходится. Чтобы повезти ребёнка в Москву на лечение – нет средств. К тому же я - чеченец, а в Москве нашего брата не очень-то жалуют. Как-то в ваших передачах я слышал, что в Германии принимают беженцев из Чечни и оказывают им определённую помощь. И мне бы очень хотелось узнать, так ли это? Так хочется выбраться из этого кошмара. Мне бы хотелось узнать следующее: принимают ли в Германии беженцев из Чечни? Если да, то что необходимо для этого? Где можно получить визу? Как можно выехать с больным ребёнком? Есть ли в Саратове консульство Германии?

      Вы не подумайте, что я бездельник и сам не могу справиться со своими проблемами. Просто я за эти почти два года с больным ребёнком так набегался, что нет никаких сил. А средства уже кончились. Главное – результатов ноль».

      На вопросы нашего слушателя из Ингушетии я попросил ответить Наталию Королёву. Ей и слово:

      Беженцам из районов военных конфликтов, например, из Чечни, как правило, предоставляют пока право лишь на временное пребывание в Германии. Только ничтожное количество беженцев получает политическое убежище и бессрочный вид на жительство в ФРГ. Прежде всего беженцу необходимо, как минимум, приехать в Германию, что само по себе не так просто. Если, к примеру, по пути в ФРГ беженец пересёк одно из так называемых «безопасных третьих государств» - - даже если самолет, на котором он летел, совершил там лишь промежуточную посадку, - его обязательно вернут в эту страну. А так как считается, что во всех без исключения странах–соседях Германии права человека не нарушаются, то выдворение беженца в одну из них практически неминуемо.

      Некоторым всё же удаётся преодолеть препятствия и подать прошение о предоставлении политического убежища. Сразу после этого они проходят первое собеседование. Под диктовку переводчика записываются ответы беженца. Но судьбу его будут решать не в этом кабинете и не сиюминутно, а месяца два-три спустя в более высокой инстанции – в Федеральном ведомстве по признанию политических беженцев, куда беженца вызовут на второе собеседование. Человеку необходимо предоставить конкретные доказательства фактов преследования со стороны государственных властей по политическому, национальному или религиозному признаку, а также то, что в случае его возвращения на родину ему грозит тюрьма, пытки или смерть. Человек, которому отказывают в убежище, вправе обжаловать решение федерального ведомства – но не позднее, чем через семь дней.

      Как бы то ни было, по поводу получения въездной визы в Германию нашему радиослушателю можно только посоветовать обратиться в консульство ФРГ. В Саратове оно находится по адресу: проспект Кирова, 34, гостиница «Волга», третий этаж.

      У микрофона была моя коллега Наталия Королёва, а мы продолжаем передачу. Олег Алдакушев из города Копейска пишет:

        «Приятно осознавать, что у вас есть собственный взгляд на политические события, происходящие в России и других странах СНГ. Говорят, что большое видится на расстоянии и вам удаётся не только разглядеть наши проблемы, но и предложить способы их разрешения. Думаю, что российским радиостанциям есть чему у вас поучиться. В школе и в университете я изучал английский язык, и если бы не мой брат, который женился на немке и уехал в Германию, я, наверное, никогда бы не познакомился с немецким языком и не ощутил бы его красоту и своеобразность. Мечтаю в совершенстве овладеть немецкой речью, но думаю, что без прямого общения с немцами это будет тяжело сделать. Я слышал, что гражданам стран, не входящим в состав Евросоюза, могут быть предоставлены так называемые «зелёные карты». Огромная просьба - расскажите, пожалуйста, об этом чуть подробнее».

        Да, действительно, у специалистов из стран, не входящих в Европейский Союз, есть возможность поработать в Германии. Им на определённый срок будут предоставлены так называемые Green Card - вид на жительство и право на работу в ФРГ. Федеративная Республика предоставит работу максимум 20.000 иностранным специалистам. Причем после поступления первых 10.000 специалистов немецкие власти намерены определить, насколько эффективным является это нововведение для немецкой экономики. Постановление федерального правительства от 31 мая гласит, что специалисты, имеющие высшее образование (в том числе степень бакалавра и магистра), смогут работать в Германии максимум пять лет. Компьютерным специалистам без высшего образования также будет предоставлена возможность проживать и работать в Германии, однако при условии, что работодатель будет готов выплачивать им зарплату в размере минимум 100.000 немецких марок в год.

        Мы не раз в наших передачах рассказывали о германской Green Card. Предлагаю вашему вниманию фрагмент радиожурнала «Рынок и человек», в котором политики высказывают свою точку зрения относительно «зелёных карт», а некоторые специалисты из бывшего СССР делятся своими впечатлениями о работе в Германии.

        Германия готова пригласить до 20 тысяч компьютерных специалистов из стран, не являющихся членами Евросоюза. По программе Green Card им предоставляется разрешение на проживание и работу в Германии сроком на пять лет. Исключение составляет Бавария, где ввели так называемую Blue Card. Срок её действия устанавливает сам работодатель. По оценкам специалистов, в настоящее время на немецком рынке труда имеется 75 тысяч вакантных рабочих мест для программистов. А выпускников немецких университетов по данной специальности насчитывалось в этом году около 7 тысяч - то есть в десять раз меньше. Вот вам и объяснение, почему такая высокоразвитая страна срочно нуждается в иностранных компьютерных умах. Без них Германия, в свое время недооценившая стремительное распространение информационных технологий, просто отстанет от мирового развития, и немецкие политики это прекрасно поняли. Говорит премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер:

          Наш рынок труда должен стать более привлекательным для лучших умов со всего мира, которых мы хотим пригласить к себе на работу. Green Card, Blue Card - это только вершина айсберга. Нам нужна целенаправленная политика привлечения в нашу страну именно тех людей, которые необходимы для развития нашей экономики.

          Сейчас в Германии особое внимание уделяется развитию Интернета, подчёркивает Фолькер Юнг, президент Союза компьютерных фирм БИТКОМ:

            Интернет пришел к каждому среднестатистическому немцу. Мы всегда жаловались, что оставались в этой области далеко позади Соединённых Штатов. Но это уже в прошлом. За год количество пользователей Интернета в Германии удвоилось. Мы стремимся стать крупнейшей в Европе интернет-державой.

            Но для этого нужны специалисты, а их по-прежнему не хватает. За первые четыре месяца действия программы Green Card в Германию приехало всего около 3 тысяч компьютерных специалистов. Сейчас все чаще приходится слышать, что процесс выдачи Green Card идёт явно не так быстро, как ожидалось. Среди причин недостаточно высокого интереса к возможности получить работу в Германии называют случаи проявления враждебности к иностранцам, высокие налоги и ограниченный пятью годами срок пребывания в стране. Федеральный канцлер Герхард Шрёдер уже заявил о своей готовности принять меры для исправления ситуации:

              Если процесс выдачи Green Card идёт не так, как это себе представляли предприниматели, мы готовы к переговорам.

              Впрочем, представитель Центральной службы по вопросам трудоустройства Жан Ланцерай считает, что программа Green Card имеет хорошие перспективы:

                Если проанализировать уже имеющиеся данные, то можно сделать вывод, что примерно через год первые 10 тысяч рабочих мест будут заняты. Я думаю, что для данной отрасли, где отбор подходящих кандидатур занимает довольно много времени, это - хороший результат.

                Среди иностранных программистов, уже начавших работу в немецких фирмах, больше всего выходцев из Индии - примерно 560 человек. Затем идут специалисты из Румынии - их около 300. Примерно 200 компьютерщиков приехало из Чехии и Словакии. Из постсоветских государств - России, Белоруссии, Украины и стран Балтии - в Германии по Green Card трудится около 450 человек. Какую именно работу предложили им немецкие фирмы? Рассказывает Дмитрий Соловьев, программист с Украины:

                  Я работаю на фирме Multimedia Generation Peitzmeyer, которая занимается разработкой дизайна веб-сайтов. Она также разрабатывает программное обеспечение. Я нахожусь в отделе разработки программного обеспечения, которое облегчает работу при разработке веб-дизайна и ориентировано на простого пользователя. Моя роль в этом проекте - одна из основных.

                    Говорит другой украинский программист Игорь Стефанюк:

                      Компания, в которой я работаю, находится в городе Штутгарте. Компания называется Energy Interactive. Она занимается дизайном - в основном это дизайнерская и рекламная продукция. Они делают печатную и постерную рекламу. В департаменте поддержки и разработки веб-сайтов я работаю над базами данных. Занимаюсь построением стратегии разработки сайтов и их поддержкой.

                      Оба специалиста говорят о хорошем отношении к ним в рабочем коллективе. Игорь Стефанюк:

                        В компании работает около 40 человек. Я - единственный иностранец. Я не чувствую себя как-то униженно. Мою работу принимают, вполне благодарны за мою работу. Также я чувствую нормальные тёплые отношения с коллективом.

                        Дмитрий Соловьев тоже отмечает приятную атмосферу на фирме:

                          В моём коллективе, кроме меня, работает еще пара иностранцев. Еще один парень по Green Card - он из Пакистана. Есть турецкий парень, девочка из Хорватии. Коллектив довольно-таки молодой, разница в возрасте - 5-6 лет, не больше. То есть дружественная атмосфера.

                          Единственной проблемой оба программиста считают незнание немецкого языка. Дмитрий Соловьев:

                            Языкового барьера нет - в данный момент мы разговариваем на английском, но основная моя цель - изучение немецкого языка. Я посещаю немецкие курсы, которые фирма мне оплачивает.

                            Игорь Стефанюк тоже собирается освоить немецкий язык:

                              Сейчас мне не трудно общаться в магазине, на улице. Спросить, купить - без проблем. Конечно, для более тесного общения нужно знание немецкого. Полгода или год буду интенсивно изучать.

                              Это был фрагмент передачи «Рынок и человек». Желающие найти работу в Германии, могут также обращаться по следующему адресу:
                              Zentralstelle fuer Arbeitsvermittlung
                              Referat 21.12
                              Villemomblerstr. 76
                              53107 Bonn
                              Tel: +49/228/7131453
                              E-mail: bonn-zav.it-experts@arbeitsamt.de

                              Алексей Гордиенко из города Первомайска Николаевской области просит включить для своей любимой сестрёнки Яны песню в исполнении Энрике Иглесиаса и Алсу. Эта песня звучит и для подруги Святослава Куцелы из Ивано-Франковской области, которая живёт в немецком городе Эрдолдинг под Мюнхеном.

                              Вот и всё на сегодня.