1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

27.12.2001 «Меня выдворили из Германии с пятью детьми»

В павлодарском обществе «Возрождение» я встретил отчаявшуюся женщину Людмилу Фрик.

Дело в том, что в 1996 году Людмила Фрик обратилась за услугами по оформлению прошения о приеме в Германии в качестве «поздней переселенки» в павлодарскую коммерческую структуру «Штерн». Работники этой фирмы не потрудились согласовать данные и, заполнив анкету, так сказать в пользу Людмилы Фрик, указав, что немецким языком она владеет с детства. Тем более что родилась Людмила на территории бывшей республики немцев в Поволжье. Получив положительное решение о приеме, Людмила с пятью своими детьми отправилась на родину предков. Однако вскоре ей пришлось вернуться в никуда. Дело в том, что в Павлодаре у женщины с пятью детьми ничего не было. Даже контейнер с вещами до сих пор, спустя уже почти два года, находится в Германии. Большую помощь и поддержку оказывает семье Людмиле Фрик общество «Возрождение» под руководством Виктора Левина. Здесь, в обществе «Возрождения» я и говорил с Людмилой Фрик.

- Людмила, Вы выехали в Германию на постоянное место жительства со всей семьей. У Вас было разрешение на въезд в Германию?

- Да, я выехала в Германию с разрешением на руках 12 декабря 1998 года.

- Вы поехали в Германию в качестве «поздней переселенки»?

- Я приехала в Германию как переселенка, у меня пятеро детей, я одна, без мужа. Моя мать умерла здесь.

- Почему Вы сегодня опять живете в Павлодаре?

- Меня вернули из Германии по причине незнания немецкого языка. Некоторые слова я понимаю, но в общем немецким владею плохо.

- А Вы не сдавали экзамен по немецкому языку?

- Нет. Не сдавала.

- Почему?

- На момент получения разрешения тестирование в Павлодаре не проводилось.

- В связи с выездом в Германию Вы продали здесь свою квартиру и были вынуждены вернуться в никуда?

- Мы должны были подписать документы, которые мне не были полностью ясны. Адвокат сказал мне «Arbeitsamt». Я поняла, что мы поедем на работу, во второй лагерь. Потом меня спросили, что конкретно было написано в моем прошении о приеме. Я затруднилась ответить, так как все мои формуляры заполняли сотрудники павлодарского ”Штерна”. Сотрудники этой организации только спросили меня, с какого года я знаю немецкий язык? Я ответила «со школы, с пятого класса». Так как я мало общалась на немецком, с разговорной речью у меня были проблемы. Когда мы находились в лагере нам сказали, что нас вызовут. Первого января нас вызвали, мы подписали документы и нам сообщили, что нас отправляют назад, откуда мы приехали. В ответ на мое недоумение: «На каком основании?», я услышала другой вопрос: «Вы подписали документы?» Документы подписала я и двое старших детей. Остальные дети не подписывали, так как не знали немецкого языка.

- Потом Вас прямо из лагеря отвезли в аэропорт и посадили в самолет?

- Нет. Мы позвонили родственникам. Моя тетя живет в Германии. Она посоветовала приехать на поезде к ней, и пообещала встретить. Родственники отправили нас за свой счет до Омска. Из Омска я приехала к руководителю павлодарского «Возрождения» Виктору Егоровичу Левину со слезами. В Омске мы жили в подвалах, мои дети спали в подъездах.

- Сколько дней вы пробыли в Германии?

- Мы пробыли примерно неделю, потому что у моей тети не было разрешения на наше проживание в Германии, и она была вынуждена нас отправить в Омск.

- Почему именно в Омск?

- Нам вообще некуда было ехать. У меня не было ни вещей, ни квартиры. Мой контейнер с вещами остался в Германии.

- И он до сих пор там находится?

- Да, он до сих пор там. Когда я пошла в «Штерн», к его руководителю Ивану Майбаху, то он мне ответил: «Мы не можем вернуть контейнер из Германии».

- Вы приехали в Омск к родственникам?

- Нет, нам в лагере дали адрес немца в Азовском немецком районе. Мы сразу с вокзала поехали к нему, думали нас там примут, но никого не застали. Оказалось, что мы разъехались. Он уехал в Германию по делам, а мы хотели в Азовое остаться насовсем. После этого нам пришлось ехать в Омск. Мы приехали в Омск уже ночью, попросили в гостинице место. Но так как у нас было мало денег, нас добрые люди определили в коридор, на диван. Так мы до утра как беженцы и просидели. На следующий день мы автобусом уехали в Павлодар. Дорогу за детей я не оплатила, так как не было денег. Трое моих детей остались в Омске. Им пришлось искать работу, как-то выкручиваться.

- Сколько лет Вашим детям?

- Старшему сыну 26 лет, у него простреленное легкое, дочери 20. Другому сыну исполнилось 18 лет, когда он сюда приехал. Здесь он заболел. Сначала врачи говорили туберкулез, потом - рак. Сын лежал в онкологическом отделении в тяжелом состоянии. Большое спасибо Виктору Егоровичу Левину за то, что он постоянно помогал нам лекарствами.

- Ваши дети так и остались в Омске? Где они сейчас живут?

- Моя дочь по необходимости вышла замуж, так как ей было очень тяжело. Сын нашел работу в Омске. Я сейчас с тремя детьми. У меня больной сын. Диагноз – туберкулез. Заболел, так как спал в подъездах. Жить было негде, в Омске они бедствовали, недоедали.

- Где Вы теперь живете в Павлодаре? Как вы устроились, ведь у вас не было ни денег, ни квартиры.

- Мне помогли мои родственники из Германии, купили однокомнатную квартиру на девятом этаже, где я сейчас и живу со своими детьми. Но спим мы на голом полу, ведь у нас ничего нет.

- Ваша жизнь до переезда в Германию была лучше чем сейчас?

- Никакого сравнения! Я работала на трех работах, дети тоже были пристроены. Старший сын работал на мебельной фабрике, дочь в стоматологии, двое детей учились. Младший сын в детский сад ходил, потом пошел в первый класс. Сегодня у него эпилепсия, его никуда не берут, обучение на дому.

- Недавно Вы, наконец-то, нашли работу. Чем Вы занимаетесь?

- Я торгую лотерейными билетами. Зарплата низкая, денег постоянно не хватает. До переезда в Германию я работала в стоматологии, санитаркой: убирала двор, стирала халаты. Старалась, чтобы детям хватало.

- А сейчас Вы туда не можете вернуться?

- Меня туда не принимают на работу, потому что поликлинику выкупили. Там работают только «свои».

- Каким образом Вам удалось найти вашу нынешнюю работу?

- По знакомству. Одна женщина предложила. Она видела, что я постоянно ходила в «Возрождение», в благотворительную организацию «Гемерген». Мне по талонам там дают хлеб, а дети могли один раз в день ходить в столовую. У меня сын больной, ему нужно хорошо питаться. Периодически умоляю, упрашиваю представителей местных властей: «Помогите, мне детей нечем кормить». Они мне постоянно обещают, но ничем не помогают. Я получаю помощь только от «Возрождения». Один Виктор Егорович Левин всегда идет мне на встречу, помогает материально, лекарствами. Ведь самое главное – это дети. Мне их надо поднимать на ноги.

- Вы своего будущего теперь с Германией не связываете? Вы считаете, что с Вами немецкие чиновники несправедливо обошлись?

- Несправедливо! Можно было нас хотя бы на шесть месяцев оставить. Находясь в контакте с немцами, мы бы выучили немецкий язык. Дети очень быстро в лагере начали усваивать язык и общаться на немецком.

- Вы по происхождению немка. Откуда Вы родом?

- Я из Саратова. Моя мать, Елизавета Кондратьевна Фрик, была чистокровной немкой. Она перенесла ужасы трудармии. Нас выселили из Поволжья. Мы были маленькими, когда приехали сюда, в Казахстан. Работали на целине. До 16 лет я жила в деревне, потом уехала в город. В Павлодаре поступила в училище, здесь жила и работала. Моя мать умерла перед самым отъездом в Германию.

- Как Вы теперь собираетесь жить дальше?

- Здесь нет хорошей жизни и не будет. Если дети не работают и не учатся – это не жизнь. Моего восемнадцатилетнего сына никуда не берут на работу. Когда он работал, ему не платили. Сейчас везде обман. Я сама проработала уборщицей, но никаких денег не получила. Пришлось оттуда уйти.

- Как Вы сейчас живете, чем кормите своих детей? Вашей зарплаты, наверное, не хватает?

- Как только я получаю деньги, я сразу покупаю продукты. Мои дети едят один раз в день. Иногда мне не из чего готовить! Мешок муки, который мне дали в «Возрождении» уже закончился. Не знаю, как буду жить дальше...

Вот в такой ситуации оказалась Людмила Фрик – немка по происхождению, не владеющая родным языком. Теперь Людмила, с помощью павлодарского общества немцев «Возрождение», пытается начать жизнь с нуля. Конечно, ей трудно, конечно, она затаила обиду на германских чиновников, вначале выдавших разрешение о приеме, а потом аннулировавших его. Такая участь, увы, ожидает и тех этнических немцев, которые едут в Германию, надеясь на авось. Продав дома и имущество они, не владея немецким языком, не могут объясниться с германскими чиновниками, не могут доказать свое немецкое происхождение, и вынуждены возвращаться в никуда, начинать жизнь с нуля. А это, как вы слышали из уст Людмилы Фрик, очень и очень нелегко. Павлодарское «Возрождение» и лично её руководитель будет поддерживать Людмилу Фрик до тех пор, пока она сама будет в состоянии обеспечить себя и своих детей. А для этого женщине потребуется немало сил и терпения. Начинать жизнь с нуля в предпенсионном возрасте в условиях казахстанской действительности, увы, гораздо труднее, чем в Германии. Пусть помнят об этом те, кто стремится в Германию, не зная немецкого языка. Крепко подумайте, прежде чем принимать решения.