1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

27.11.2001 Конфликты в Европе

А начнем мы с проблемы средиземноморского острова Кипр, с которым ЕС ведет сейчас переговоры о вступлении в Евросоюз. У микрофона мой коллега Виктор Кирхмайер:

«И хочется, и колется» – так, наверное, можно описать, отношение Европейского союза к Кипру. Руководители стран ЕС смело заявляют, что вступление Кипра в Евросоюз никак не зависит от решения так называемой кипрской проблемы, то есть проблемы разделения острова на греческую и турецкую части. Однако подобные утверждения выглядят малоубедительными. Похоже, что европейские политики пытаются, и надо сказать безуспешно, доказать окружающим, что они не боятся принимать в ЕС греческую республику Кипр вопреки решительным и громким протестам другого государства, также стремящегося стать членом Евросоюза. Речь идет о Турции. Что из всего этого получится, европейцы могут узнать гораздо раньше, чем полагают многие наблюдатели. Ведь, как справедливо замечает депутат Европейского парламента и руководитель делегации в совместной парламентской комиссии ЕС-Кипр Мехтильд Роте:

- Кипр – это кандидат на вступление в ЕС, который дальше других стран-кандидатов продвинулся по пути выполнения требований Европейского союза. Кипр можно сравнить с лучшим учеником в классе.

В то же время даже госпожа Роте, которая относится в европейском парламенте к наиболее убежденным сторонникам скорейшей интеграции Кипра в ЕС, не может обойти молчанием кипрскую проблему:

- С 1974 года сохраняется ситуация, при которой еще одна страна-кандидат на вступление в Евросоюз оккупирует 37 процентов территории этого острова. С 1983 года там существует государство, которое признано одной единственной страной в мире – Турцией.

Чтобы пояснить, о чем идет речь, давайте совершим небольшой экскурс в историю Кипра.

Кипр, долгое время принадлежавший Византии, крестоносцам, Венеции, Турции а затем (с 1878 года) входивший в состав английских колониальных владений, обрел независимость в 1960 году. Первым президентом страны стал архиепископ Макариос. Предоставление независимости Кипру было оформлено Цюрихско-лондонскими соглашениями 1959 года, которые ограничивали суверенитет республики. Великобритания, Греция и Турция стали так называемыми гарантами независимости, территориальной целостности и безопасности Кипра. Греция и Турция получили также право содержать на острове свои в воинские контингенты. Однако соглашения 59 года не смогли обеспечить единство острова, предотвратить этническое размежевание и столкновения между населяющими остров общинами греков-киприотов и турок. В июле 1974 года греки-киприоты при поддержке правившего в то время в Афинах режима «черных полковников» попытались совершить на Кипре государственный переворот с целью присоединения острова к Греции. Под предлогом восстановления конституционного порядка и защиты турок-киприотов Турция ввела на остров свои войска и оккупировала 37 процентов его территории. Это привело к расколу Кипра на две обособленные части.

В 1974-75 годах практически все турки-киприоты переселились на оккупированную турецкими войсками северную часть острова, а греки-киприоты – на юг Кипра. В 1975 году лидер турок-киприотов Денкташ провозгласил на Кипре независимое турецкое государство, которое, однако, было признано только правительством в Анкаре. А на юге острова существует признанная международным сообществом Республика Кипр.

Турция, как и Республика Кипр, тоже подал заявку на вступление в ЕС. Однако переговоров с Анкарой по данному поводу до сих пор не ведется, так как Турция, по мнению Евросоюза, все еще не выполняет политических предпосылок для вступления в эту организацию. Зато Брюссель ведет такие переговоры с Республикой Кипр, то есть с южной, греческой частью разделенного острова. Естественно, что турецкая часть Кипра решительно протестует против этого, заявляя, что Республика Кипр не имеет права представлять интересы всего острова. До вступления Кипра в ЕС, предупреждают турки, необходимо решить кипрскую проблему. Хотя 200 тысяч турок-киприотов тоже хотели бы стать гражданами Евросоюза. В ходе опроса населения за вступление в ЕС высказались 80 процентов жителей турецкой части острова. Как выпутаться из этой сложной ситуации политики ЕС пока не знают, а потому предпочитают не связывать переговоры о вступлении республики Кипр в ЕС и проблему разделения острова. Вот что говорит депутатка Европарламента Мехтильд Роте:

- Европейскому парламенту ясно одно: хотя кипрскую проблему было бы желательно решить в интересах самих киприотов и в интересах соблюдения принципов международного права, однако это не может считаться предварительным условием для вступления Кипра в ЕС.

Такие аргументы Турцию явно не удовлетворяют. Правительство в Анкере уже уведомило руководство ЕС, что согласится на принятие Кипра в союз только после того, как сама Турция станет членом Евросоюза. Если же в ЕС будет принята Республика Кипр, то есть греческая часть острова, тога Турция превратит ее в одну из своих провинций. В ответ на эти угрозы госпожа Роте заявляет:

- Подобные действия лишили бы Турцию последних надежд на вступление в Европейский союз.

Выходит, что, хотя Кипр и называют примерным учеником среди всех кандидатов на вступление в ЕС, его прием в Евросоюз может быть чреват серьезными и непредсказуемыми последствиями. Хотя, с другой стороны, территориальные конфликты между странами-членами ЕС это не новость. Взять хотя бы Гибралтар – крошечный кусочек суши, из-за которого уже не одно десятилетие подряд спорят Великобритания и Испания. Об этом карликовом административном образовании, формально принадлежащим Британии, рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий:

«Гибралтар – это камень в башмаке Испании», - говаривал испанский король Карл III. Он правил страной в XVIII столетии. С тех пор «статус» британской колонии на территории Испании не изменился. Испанцы по-прежнему жалуются, что камень им ”мешает ходить”.

В чем же дело? Разумеется, не только в том, что англичанам не могут простить незаконный захват Гибралтара в начале того же XVIII столетия в ходе так называемой войны за испанское наследство. И не в том, что в тридцатые годы ХХ столетия они вновь воспользовались войной в Испании, чтобы прибрать к рукам часть прилегающей к Гибралтару территории и построить на ней аэродром.

Проблема скорее в том, что эта колония наносила и наносит огромный экономический вред Испании. В прошлые столетия, ее жители, поощряемые, как считают испанцы, британской короной, занимались контрабандой, наводняя испанский рынок хлопком, шерстью и табаком. Этот промысел жив и по сей день. Правда, сейчас в контрабанде преобладают сигареты, бензин и наркотики.

Впрочем, все это мелочи, по сравнению со всей остальной сомнительной, по оценке испанских властей, финансово-экономической деятельностью, которая развернута сегодня на территории колонии.

Ведь Гибралтар является зоной свободной торговли. Продающиеся здесь товары не облагаются пошлиной и налогом на добавленную стоимость. А посему их цена на 10-20 процентов ниже, чем в Испании. Не удивительно поэтому, что примерно 300 тысяч испанцев из близлежащих районов ежедневно делают здесь покупки, благо проход в колонию совершенно свободный. Еще шесть миллионов человек, также в основном испанцы, посещают Гибралтар ежегодно в качестве туристов. И, разумеется, они тоже приобретают здесь много дешевого товара. Испанские магазины конкуренцию беспошлинной торговли не выдерживают. Ничего, естественно, не получает с продаж и казна.

И это еще не все. Гибралтар – офшорная зона, так называемый «налоговый рай» для предпринимателей-ловкачей. Любые зарегистрированные здесь фирмы не облагаются налогом. Неудивительно поэтому, что на шесть квадратных километров гибралтарской территории приходится около 90 тысяч предприятий, по три на каждого жителя колонии. Регистрация стоит всего от 300 до 500 долларов. В основном здесь обосновываются так называемые фирмы-призраки. Их владельцы в регистре не указываются, а годовой финансовый отчет от них не требуется. В Гибралтаре регистрируются испанские предприятия, а также иностранные компании, желающие открыть филиалы в Испании. Цель одна – уйти от налогов.

Кроме того, испанские власти обвиняют британскую колонию в том, что на ее территории отмываются преступно нажитые капиталы –и испанские, и иностранные. Подсчитано, что в Гибралтаре отмыванием денег занимается около девяти тысяч финансовых учреждений.

Надо отметить, что претензии предъявляются Гибралтару лишь на государственном уровне. Гибралтарцы и живущие рядом испанцы друг другом довольны. Дело в том, что британская колония обеспечивает рабочими местами примерно три тысячи испанцев. Основные продукты питания и товары поступают сюда от испанских производителей.

Доходы от беспошлинной торговли огромны. А банки Гибралтара процветают за счет стекающихся сюда капиталов. Кстати, прибыль от банковских вложений, налогом также не облагается. Все это обеспечивает высокий уровень жизни населения. И оно вовсе не хочет присоединяться к Испании, как того добивается официальный Мадрид. Пока об этом речь не стоит, но гибралтарцы живут в постоянном страхе, что испанское правительство закроет границу с ними, как это уже было с 1969 по 1982 годы.

И еще одна интересная деталь. Гибралтар – это единственное место в Европе, где на воле обитают бесхвостые макаки. Их завезли сюда из Африки в 18 веке английские военные. Легенда гласит, что пока макаки живы, Гибралтар будет принадлежать британской короне. Поэтому местные жители их всячески оберегают и подкармливают.

Естественно, что Кипр, и Гибралтар – это далеко не единственные конфликтные зоны на европейском континенте. Конфликты эти также разнообразны и пестры, как пестра и богата различиями сама Европа. Даже в такой стабильной, спокойной и зажиточной стране как Дания есть свой собственный конфликт. Имя ему – Христиания. А что это такое – рассказывает наш корреспондент в Копенгагене Борис Вайль:

Христиания. Это название знакомо большинству жителей северной Европы. Христиания – это город в городе, город внутри Копенгагена, неподалеку от его центра. Само название возникло из-за того, что Христиания расположена в той части Копенгагена, которая называется Христиансхалм, в честь короля Христиана четвертого. Христиания – это своеобразное государство в государстве. Что это значит? Тут придется сделать экскурс в историю. Если вы спросите западных европейцев, что для них значит 68 год, то они ответят молодежная революция. Молодежная революция началась во Франции, а потом перекинулась и на другие страны западной Европы, в частности в Данию. Здесь она выразилась в попытке создания альтернативного общества в рамках одной отдельной территории. А такая территория, зеленая, 30 гектаров, окруженная каналами, в Копенгагене была. Это были оставленные солдатами казармы в Христиании. Сначала там поселились захватчики пустующих домов, а потом кому-то из интеллигентов пришла в голову мысль создать там альтернативное общество. Что это значит? Это что-то вроде четвертого сна Веры Павловны - общество, где каждый живет так, как он хочет. И вместе с тем, где все живут сообща, общим котлом, как коммуна. А государство не должно вмешиваться в жизнь этой коммуны. Старые буржуазные нормы поведения отвергаются. Семья может иметь разнообразные формы, совсем не обязательно старого образца – мама, папа и дети. Можно, как говорится, многим спать под одним общим одеялом.

И вот, в конце сентября 71 года эта мечта была реализована. В брошенные казармы поселились молодые люди, хиппи и другие. Любители гашиша, поклонники индийской философии, интеллигенты идеалисты и утописты. Многое произошло за эти 30 лет. Христиания из утопического проекта одно время почти превратилась в криминальное поселение, где полиция находила не только разнообразные наркотики, но и оружие. Поскольку вода и электроэнергия сюда подаются, то государство требует оплаты. Однако, были времена, когда Христианиты не платили за коммунальные услуги. Не раз в парламенте обсуждался вопрос: Не закрыть ли Христианию, рассадник преступности? Все же Христианитам каждый раз давали отсрочку. И, в конце концов, они стали платить за электричество и воду, платят и сейчас. У них есть выборное управление, и оно распоряжается бюджетом вольного города.

Дело в том, что в Христиании люди не только живут, они там и работают. Там есть различные мастерские, в том числе и по производству прицепных тележек к велосипедам. Там есть детский сад, ресторан, театр, несколько кафе и так далее. Не все живут коллективно в старых казармах, некоторые построили себе домики и живут там отдельно. В Христиании живет около тысячи человек. Когда вы заходите в Христианию, то сразу попадаете на центральную улицу, которая на американский лад называется «Пушер Стрит», то есть «улица, где продают наркотики». В основном продается гашиш, а в Дании он наркотиком как бы не считается. А как же утопия, мечты об альтернативном обществе? Они никуда не делись. Откройте в интернете сайт hristiania.org, и там вы прочитаете о том, как важно жить со всеми в мире, стремиться к терпимости и любви. Но однажды меня остановил там пьяница и сказал: «ты идешь в Христианию, ее там нет, она не там, она вот где», и показал рукой туда, где его сердце. Наверное, он был прав.