1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

26.09.2001 Виза из-под прилавка: коррупционный скандал в итальянских посольствах

В Италии разразился новый коррупционный скандал . На этот раз в него вовлечены не политики, а дипломаты – работники итальянских посольств в ряде стран.

Как стало известно, они способствовали оформлению так называемых «коммерческих виз», то есть, попросту говоря, за определённую мзду выдавали желающим итальянские визы в обход существующего законодательства. Подробности передаёт из Рима Алексей Букалов.

Первые сигналы тревоги прозвучали около двух лет назад, когда попалась на взятках сотрудница консульского отдела итальянского посольства в Нигерии. Ее выгнали с позором – и дело затихло. Сейчас следствие одновременно ведут полицейские управления и прокуратуры нескольких крупных итальянских городов от Милана на севере, Рима в центре до Реджо-ди-Калабрия на юге. Именно там было задержано большинство иностранцев с выданным незаконным путем видом на жительство. Служебные расследования были начаты еще в конце прошлого года и только сейчас стали известны его первые результаты. Речь идет о тысячах купленных виз. По данным следователей, например на Кубе, за получение итальянской визы в обход установленных правил требовалось заплатить 500 долларов, в Эфиопии цены были пониже – до 200 долларов. Если у клиентов женского пола не оказывалось достаточной суммы, то ей предлагался альтернативный, так называемый сексуальный тариф.

Порочная практика была выявлена в Алжире, Сомали, Пакистане, Албании, Румынии, на Украине, в Белоруссии и России. В Италии покинувшие родину и устремившиеся в благополучную Европу беженцы нанимались на работу барменами, официантами, но чаще пополняли армию безработных или вливались в организованные преступные группировки. В Милане дознание находится уже на продвинутом этапе, как сообщил прокурор Франческо Прете. Там в основном занимаются эфиопским направлением.

По показаниям ряда свидетелей, один из сотрудников итальянского посольства в Аддис-Абебе выдавал платежеспособным клиентам, стремившимся уехать из объятой войной и голодом страны, визы в благословенную Италию. Но, почувствовав неладное, предприимчивый чиновник ушел в отставку со службы в МИДе и скрылся где-то в восточной Африке. Возвращение на родину грозит экс-дипломату неминуемым арестом.

В кубинском случае в деле замешаны помимо сотрудников посольства представители влиятельной туристической компании и известного на Апеннинах треста, импортирующего продовольствие, продукцию химической и фармацевтической промышленности. Оборот фирмы с «островом свободы» достигает 20 миллионов долларов в год. Стало известно, что этот трест выписывал с Кубы дешевую рабочую силу, которая трудилась за ночлег и пропитание. Ни о какой зарплате наемные рабочие не могли и мечтать. Посредницей в этой визово-денежной цепочке выступала некая кубинка по кличке «Лили», числившаяся в штате итальянского посольства в Гаване. Когда над дипломатической миссией стали сгущаться тучи, «Лили» уволили, обвинив ее во всех грехах, и отрапортовали, что с безобразиями покончено. А тем временем тяжкое бремя кубинки взвалил на себя ее сообщник – кадровый дипломат.

На Украине, в Белоруссии и России, как свидетельствует статистика, так называемые коммерческие визы выдавались в основном молодым девушкам. У полиции есть все основания полагать, что речь шла о пополнении рядов жриц любви на Апеннинах. В связи с трагическими событиями в США итальянские стражи порядка усилили контроль на границах. А так называемое визовое дело продолжает раскручиваться.

Необыкновенная история женитьбы архиепископа Эммануэля Милинго Нас, журналистов, иногда обвиняют в том, что в своих репортажах мы увлекаемся глобальными, мировыми проблемами - а если уж обращаемся к судьбе конкретного человека, то драматизируем и приукрашиваем события сверх всякой меры. Ну, что ж, может быть, доля правды в подобных утверждениях есть. Однако полностью согласиться с такими обвинениями я всё-таки не могу. А потому хочу познакомить вас с вполне конкретной историей вполне конкретного человека - и, ручаюсь, что все события и подробности абсолютно реальны и переданы нами без всяких искажений или добавлений. Впрочем, рассказ невероятен и сам по себе. Итак:

Главные действующие лица:

Эммануэль Милинго, католический архиепископ из Замбии, Центральная Африка, 71 год;

Мария Сунг, активная участница секты Муна, по профессии врач, родом из Южной Кореи, 43 года.

А также: Папа римский Иоанн Павел Второй, ватиканские кардиналы, высокопоставленные функционеры секты Муна, журналисты итальянских газет.

Место действия коротко указать не представляется возможным: в духе процессов глобализации события происходят почти одновременно в Замбии, Италии и США, т.е. на трех разных континентах. Что касается времени происходящего, то тут, несмотря на запутанность истории, всё-таки можно назвать несколько конкретных дат. Прежде всего, 27 мая 2001 года, когда в Нью-Йорке в соответствии с принятыми в секте Муна обрядами состоялось бракосочетание католического архиепископа Милинго и кореянки Сунг.

Столь обыденная формулировка не должна скрывать всю скандальность события. Ведь католические священники вообще не должны вступать в брак – уже много веков в римско-католической церкви существует принцип целибата, т.е. безбрачия. Однако Милинго, которому исполнился 71 год, не только нарушил этот принцип и женился, но еще и выбрал себе жену в среде злейших врагов католической церкви – в секте Муна. Но и это еще не всё. В добавление ко всем злоключениям в Ватикане стало известно о планах Милинго при поддержке секты Муна основать собственную церковь.

Поначалу окружение Папы римского Иоанна Павла Второго пребывало в шоке. Некоторые ватиканские кардиналы даже опасались раскола в католицизме. Ведь понтифик, говорили они, оказался в крайне сложной ситуации. Ничего не предпринимать он не может – это явится демонстрацией полной недееспособности и слабости Ватикана. Предать Милинго анафеме и лишить его сана архиепископа тоже не лучший выход: священник исключительно популярен в Замбии, так что часть прихожан может последовать за ним в создаваемую им церковь. Так что же делать? В итоге Святому престолу пришлось сделать то, чего никто из кардиналов раньше и представить себе не мог – а именно, вступить в унизительные для Ватикана переговоры с сектой Муна. Их подробности общественности неизвестны. Единственное, что смогли выяснить итальянские журналисты – это то, что Мария Сунг, оказывается, вообще не могла вступать в брак, так как не была официально разведена со своим бывшим мужем, кстати, тоже сектантом.

Тем временем, пока в Ватикане лихорадочно искали пути решения проблемы, в Нью-Йорке высокопоставленные функционеры секты Муна праздновали победу. Пусть не окончательную, но всё-таки победу: Святой престол в кризисе, кардиналы сами просят о встрече, один из популярных католических священников на грани выхода из церкви. И вот тут в этой удивительной истории происходит еще один удивительный поворот.

Августовским утром перед входом в летнюю резиденцию Папы римского в Кастель-Гандольфо совершенно неожиданно появляется сам архиепископ Милинго. Преодолев сопротивление кардиналов, он добивается личной аудиенции у понтифика и долго беседует с ним с глазу на глаз. Из всего разговора нам известна лишь одна фраза, которую несколько раз повторил понтифик. Обращаясь к Милинго, он велел ему «Иисуса Христа ради вернуться в лоно католической Церкви!». Видимо, были у Папы римского и другие аргументы. Словом, спустя некоторое время перед общественностью предстаёт архиепископ Милинго, который глубоко раскаивается в содеянном и искренне сожалеет о тех неприятностях, которые он причинил Святому престолу.

Вскоре появилось письмо Милинго Папе римскому, в котором священнослужитель вновь сообщает о своем раскаянии и подтверждает, что остаётся верным сыном церкви. Затем состоялась последняя встреча архиепископа и сектантки. «Целибат не позволяет мне вступать в брак. Я понимаю твою боль и буду молиться за тебя», - написано в письме, которое Милинго передал Марии Сунг в ходе встречи. «Мы увидимся на небесах», - сказал он ей на прощанье.

Слова возымели действие на кореянку: она прекратила начатую двумя неделями ранее голодовку и вернулась в Нью-Йорк. Функционерам секты Муна пришлось признать поражение, а кардиналы Святого престола вновь уверились в безграничности авторитета Папы римского среди священнослужителей. Что же касается Милинго, то для него история будет иметь весьма серьезные последствия. Архиепископу в течение года строго запрещено вести богослужения. Всё это время он проведёт в молитвах и трудах в отдалённом монастыре, название и местоположение которого не сообщаются. Что же касается мотивов его неожиданных поступков, то здесь, за отсутствием достоверной информации, каждый может выдвинуть свою версию произошедшего. Укажем лишь, что диапазон предположений прессы очень широк: от неожиданно охватившей немолодого архиепископа страсти до неуёмного эгоизма и желания Милинго просто напомнить о себе.

Газета и город - 150 лет газете «Нью-Йорк Таймс» Страшные теракты 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне, вполне понятно, затмили собой все события, происходившие в последние две недели. Однако, после того как прошел первый шок, средства массовой информации начали постепенно возвращаться к освещению других, невоенных тем. Причем, не только в сообщениях из спокойных уголков планеты, но и в репортажах о Нью-Йорке. Жители города воспринимают такие репортажи как еще одно подтверждение тому, что жизнь продолжается и что террористам не удалось сломить дух ньюйоркцев. Поэтому и мы с нашим американским корреспондентом Юрием Дулерайном выбрали сегодня вполне мирную тему; а именно, прошедшую практически незамеченной 150 годовщину основания газеты «Нью-Йорк Таймс» - главной городской газеты Нью-Йорка. А убедил меня Юра в необходимости рассказать о газете, напомнив одну старую песню:

Это была песня известного композитора и певца Билли Джоэла «Нью-йоркское настроение». Среди примет великого города он упоминает «Нью-Йорк Таймс» – этот символ Нью-Йорка и сегодня выглядит почти точно так же, как в 1851 году, когда газету основало семейство Адольфа Окса, еврейская семья выходцев их Германии. Никогда не менялось название, выполненное готическим шрифтом. И сегодня, как тогда, в левом верхнем углу первой полосы стоит неброское кредо издания – «Все новости достойные печати». «Нью-Йорк Таймс» гордится своей независимостью, придерживается традиционно либерального направления и симпатизирует демократической партии.

Гедрик Смит, бывший в семидесятые годы московским корреспондентом «Нью-Йорк Таймс», вспоминает любопытную историю: в августе 1974 года, когда в связи с Уотергейтским скандалом был вынужден подать в отставку президент Никсон, к Смиту в Москве подошел советский журналист и выразил сочувствие, мол, как жаль, что Смита теперь отзовут. «Он, видимо, полагал, - пишет Смит в мемуарах, - что «Нью-Йорк Таймс» - печатный орган Белого дома, как «Правда» – орган ЦК КПСС, где приход нового лидера означает уход старого редактора».

На «Нью-Йорк Таймс» ссылаются как на достоверный источник. Скрупулезность и точность в собирании информации – просто легендарны. Что касается языка и стиля, то все журналисты держат у себя на столе профессиональную библию «Нью-Йорк Таймс» – авторитетный в газетных кругах редакционный словарный и стилистический справочник. Там перечислены все репортерские табу – никакой резкости тона, а уж грубости и подавно, запрещено употреблять бранные слова, даже самые вроде бы безобидные, типа «черт побери». Во всех материалах перед фамилией персонажа положено ставить формально вежливое госпожа такая-то или господин такой-то, даже если этот господин – убийца из Бронкса, схваченный с дымящимся кольтом в руках. За 150 лет немало газет возникло и пропало без следа в Нью-Йорке. Только на моей памяти с середины семидесятых годов появились две новые большие газеты, как говаривали в советские времена формата «Известий», с запасом капитала и с серьезными амбициями составить конкуренцию флагману нью-йоркской прессы, но они бесславно закрылись – «Нью-Йорк Трибун» и «Геральд Американ», а вот «Нью-Йорк Таймс» живет и процветает.

Может быть потому, что, несмотря на традиционность формы, газета постоянно обновляется.

Было время, когда она состояла из шести секций: новости международные, национальные, местные, бизнес, искусство и спорт. Объем издания не превышал сорока страниц, включая рекламу. Постепенно, однако, вводились новые секции. Это компьютеры, наука, обзор ресторанов города, автомобили, международный бизнес, дом, домашняя кулинария, кино, изобразительное искусство, продажа недвижимости. Каждая секция – страниц по 15-20. Газета пухнет на глазах. Ну а воскресный выпуск вообще невозможно одолеть в один присест – примерно 800 страниц, включая приложения: журнал «Нью-Йорк Таймс Мэгэзин», книжное обозрение – «Нью-Йорк Таймс Бук Ревю» и отдельной брошюрой программа телепередач на неделю. Вашему корреспонденту, живущему за городом, развозчики бросают к дверям дома «Нью-Йорк Таймс» в целлофановом пакете в шесть утра. Если учесть, что газету печатают в соседнем штате Нью-Джерси, и что утром ее можно купить не только в Нью-Йорке, но и в Вашингтоне, Чикаго, Бостоне, Хьюстоне, Лос-Анджелесе и других больших городах страны, то диву даешься, как четко и с каким колоссальным размахом организован этот бизнес – газета Нью-Йорк Таймс.