1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

26.08.2001 Как живется в Германии цыганам? / Ностальгия по ГДР?

Сегодня, как всегда, в это время я процитирую ваши письма, отвечу на некоторые ваши вопросы, например, как живется в Германии цыганам, кто самый богатый из немцев и другие. Любителей дальнего радиоприема ждет новая информация.

Полностью эта композиция прозвучит ближе к концу нашей передачи, а начнем мы с ваших писем. Публицист Валентин Валентинович Ягодзинский из Черновицкой области в своем письме советует:

    «За годы проведенные в эфире вы, конечно, до тонкостей изучили всевозможные типы и способы подачи материала. Но тем и сильны профессионалы, что умеют прислушиваться к критическим замечаниям. Я сам занимаюсь публицистикой и поэтому хочу поделиться своими мыслями о форме подачи материалов. Радиослушатель, как правило, человек с развитым воображением, а Германия – страна с высоко развитой культурой. Но что ее сделало такой? Наверное, и то, что большинство ее гениальных творческих личностей умели передать атмосферу незримого присутствия национальных особенностей жизни народа.

    Ваши ведущие должны по интимному, ненавязчиво делиться со слушателями тем, например, как часто идет дождь и как он надоел людям. Что готовят немцы на ужин, а что едят на завтрак. Чем отличаются молодые немцы от молодых славян? Почему немцы выбирают ту или иную профессию. Есть ли у них такая проблема, как поступить в театральный вуз? Много ли молодых немцев зарабатывают неврозы. Прощаясь с мечтой об актерской карьере? Чем современный немец отличается от классического, известного слушателям по литературным произведениям? Ответы на эти вопросы надо давать так, чтобы слушатели получили не только информацию, но и через атмосферу поняли и почувствовали немцев, Германию».- cчитает публицист Валентин Ягодзинский из Черновицкой области Украины.

    А вот письмо Фридриха Вебера из Каракулино Удмуртии. У господина Вебера несколько вопросов:

      «Я подал заявление о приеме в Германии в качестве позднего переселенца. После собеседования, то есть так называемого экзамена по немецкому языку, мне ничего не сказали. Попросили лишь набраться терпения и ждать результатов. Мой первый вопрос: как долго мне придется ждать результатов экзамена? Мой второй вопрос: Если результаты будут положительными и мне дадут добро на переезд в Германию, то когда это произойдет? Мне пятьдесят лет. Какие у меня будут возможности найти работу в Германии? С языком я справлюсь, мне только нужна практика. Здесь, в Удмуртии, мне не с кем говорить по-немецки. Я тут один, других немцев не знаю. Работы я никакой не боюсь. А как насчет пенсии? Смогу ли я её заработать в Германии?»

      Уважаемый господин Вебер, Вы задаете вопросы, на которые очень непросто ответить. Нет в Вашем письме никаких сведений, когда вы подавали заявление о приеме в Германии? Если это произошло год назад, то ждать Вам придется еще порядка трех лет. Срок рассмотрения заявлений о приеме в последние годы достиг четырех лет. Что касается экзамена по немецкому языку, то, по высказываниям чиновников, проверка знаний немецкого языка – это всего лишь одно звено цепи всей процедуры рассмотрения ходатайств о приеме. Сам факт участия в экзамене и его оценка не играют главной роли.

      Чиновники проверяют все данные заявителя. Кроме того, экзамен – это не завершающая стадия рассмотрения документов. После сдачи экзамена ходатайствующий может ждать разрешения на въезд еще и два-три года. Иными словами, если кто-то из кандидатов в переселенцы считает, что факт сдачи экзамена играет какую-то роль в ускорении процедуры рассмотрения ходатайств о приеме, то он ошибается. Радоваться можно лишь тогда, когда у вас на руках разрешение на въезд в Германию, а сам факт приема у вас экзамена еще не играет решающей роли. Это, что касается проверок знаний немецкого языка у кандидатов в переселенцы.

      А вот что касается шансов найти работу, так это вообще зависит от многих обстоятельств – профессии, знаний немецкого языка, здоровья, мобильности, местности, в которой оказался тот или иной переселенец, умения себя продать на рынке труда и так далее. Пятьдесят лет – это, прямо скажем, возраст, который пользуется не особенным спросом у работодателей. Однако от одаренных специалистов, приносящих предприятию прибыль, умный предприниматель отказываться не станет. Обычно пятидесятилетние переселенцы получаю временные договоры и неполные ставки. Часто им приходится работать не по специальности, а еще хуже – финансировать свою жизнь за счет социального ведомства.

      Если Вам, уважаемый господин Вебер, присвоят статус «позднего переселенца, то минимальную пенсию, которая едва превышает уровень социального пособия, назначат. Но только тогда, когда Вы достигнете пенсионного возраста. Мужчины в Германии работают до 65 лет, женщина – до 60-ти. Вот такая информация.

      Наш постоянный слушатель Петр Рыбак из Даугавпилса спрашивает, какова средняя продолжительность жизни в Германии и просит нас рассказать о том, живут ли в Германии цыгане. Есть ли у них свои газеты, школы, общественные организации?

      Как живется в Германии цыганам?

      Средняя продолжительность жизни в Германии увеличивается с каждым годом и составляет сегодня 80 лет у женщин и 74 года у мужчин.

      На территории федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн уже около 600 лет говорят и на языке Romanes, языке синти и рома. Синти и рома не любят, когда их называют цыганами, хотя бы потому, что уже более пятидесяти лет они не кочуют, а проживают в домах и квартирах. Точных данных о количестве синти и рома в Германии нет. Предполагается, что их около 100-120 тысяч, да ещё беженцы из бывшей Югославии. Шлезвигский союз синти и рома, который существует с 1979 года, насчитывает около 6000 членов.

      Конституционно синти и рома пока что не признаны, то есть не могут рассчитывать на финансовую поддержку государства. По мнению представителя Шлезвигского союза синти и рома Маттэуса Антона, они довольны тем, что имеют:

        - Я не вижу проблемы в том, что мы официально не признаны национальным меньшинством. Несмотря на то, что мы не получаем дотации от федеральной земли, политики в Шлезвиг-Гольштейне рассматривают нас так, будто мы признанное меньшинство.

        Некоторые из синти и рома, преимущественно молодёжь, как говорится, ушли в народ, то есть больше не идентифицируют себя с предками. Но большая часть всё-таки гордится своим происхождением. Особенно это проявляется в музыкальных дарованиях и наследовании родительских занятий. Мужчины реставрируют мебель или портняжат, а женщины занимаются семьёй и мелкой торговлей. Для синти и рома деньги - не главное, важно чувствовать себя свободным.

        Однако современные условия немецкой жизни требуют от синти и рома изменения перспектив существования. Например, потребность в получении хотя бы школьного образования. Заставить детей синти и рома учиться - сложно. Именно поэтому при поддержке земельного правительства осуществлён специальный патронажный проект для этой этнической группы. Рассказывает Маттэус Антон:

          - Женщины национальности синти интегрированы в школы, в которых дети синти и рома только числились. Пять педагогов как бы переносят ореол семьи в школьные стены и обеспечивают детям долю свободы в школьных рамках. Эти педагоги общаются с детьми на нашем языке, объясняют им задания, частенько помогают достичь взаимопонимания с немецкими школьниками не только как переводчики, но и как старшие товарищи. Успех налицо. Посещения занятий детьми синти и рома становятся регулярными, недоразумений в школах - меньше. Да и родителям по душе этот проект, поэтому детей в школу сейчас отдают с удовольствием, ведь многие из нас не умеют ни читать, ни писать.

          Живут синти и рома в квартирах или в небольших домах в деревнях. Однако желание быть всё время вместе характерно не только для взрослых, но и для молодёжи. Говорит Маттэус Антон

            - Молодёжь очень хочет, чтобы мы были вместе. И это обстоятельство мы хотим использовать в будущем. Если бы нам удалось жить вместе, мы бы сохранили и язык, и культуру. Мы не имеем письменности, поэтому сберечь язык можно только в устной форме. Мы бы хотели построить дома, в которых могли бы жить несколько семей синти и рома. Что касается нашего Союза, то от него зависит развитие культуры синти и рома, а также репрезентация нашего народа в обществе, -

            подчеркнул Маттэус Антон.

            Сергей Чернявский спрашивает, правда ли, что сегодня в Восточной части Германии снова стали популярны вещи и продукты, производившиеся более десяти лет назад в бывшей ГДР?

            Уважаемый Сергей, что правда, то правда. Предлагаю вашему вниманию фрагмент передачи «Столичная студия».

            Ностальгия по ГДР?

            Помните ситцевые халаты в цветочек производства ГДР, которые в советские времена продавались в магазинах женской одежды? А вагончики детской железной дороги, люстры, стаканы с тюльпанами, фарфоровые статуэтки или зубные щётки, сделанные всё в той же ГДР? По количеству товаров, сделанных в братской республике, можно было судить о степени достатка в советском доме. Найти их можно было практически в любом углу квартиры.

            В детской, в ванной, на кухне, в супружеской спальне или в серванте в гостиной, на самом почётном месте. Теперь все эти вещи, при воспоминании о которых так приятно щемит сердце, можно вновь увидеть или даже купить на выставке достижений народного хозяйства бывшей ГДР «ОСТПРО», которая в очередной раз прошла в Берлине в конгресс-центре на Александерплац. «ОСТПРО» проводится дважды в год, начиная с 1991 года, и каждый раз с большим успехом. В чём же секрет выставки, спрашиваю я директора «ОСТПРО» Рамону Отеза:

              - Безусловно, в какой-то степени ещё присутствует ностальгия. Однако мне кажется, что более значительную роль играет экономический подъём, который сейчас происходит в новых федеральных землях. Множество восточногерманских товаров, представленных на нашей выставке, начинает потихоньку завоёвывать общегерманский рынок и теснить конкурентов. Например, макароны, хрустящие хлебцы, сыры, колбасы, кондитерские изделия или спиртные напитки.

              Оно и понятно. Вдоволь насытившись заморскими или, лучше сказать, «застенными» диковинками, восточногерманские потребители потянулись к привычным для них продуктам. Но не тут-то было. После объединения Германии многие гедеэровские товары не выдержали конкуренции. Тысячи предприятий быстро обанкротились, прекратили своё существование или, в лучшем случае, значительно снизили производство. Конечно, на такой продукции как телевизоры, холодильники, автомобили, бытовая электроника или модные тряпки крест можно было ставить сразу. А вот, например, продукты питания или косметические товары, как оказалось, ни в чём не уступают западным. В этот раз на «ОСТПРО» выставили свои товары 94 фирмы-производителя из новых федеральных земель. В основном – продукты питания, соки, спиртные напитки, натуральную косметику и трикотаж.

              При желании можно было также купить мебель, игрушки, стекло, фарфор, бижутерию, книги, кассеты и компакт-диски с ностальгической музыкой. Я, например, из ностальгии чуть было не купил набор юного оптика, который мне когда-то дарили на день рождения, лет в двенадцать или тринадцать. А моя жена не смогла сдержать слёз при виде тех самых «немецких» кукол, которые были у неё в детстве. С длинными волосами, в нарядном платье с оборками, закрывающимися глазами с ресницами и непременным атрибутом – белыми резиновыми туфельками. Но основная масса посетителей приходит на выставку-продажу восточных товаров за продуктами питания:

                - Я каждый год прихожу на «ОСТПРО». Хорошо, что ещё осталось место, где можно купить продукты, которые продавались в ГДР. В обычных магазинах их днём с огнём не найдешь. Сегодня я купила всё, что только можно: сыр, хрустящие хлебцы, макароны, крем для лица и для рук, так, чтобы хватило до следующей «ОСТПРО».

                - Вообще-то мы пришли сюда, чтобы посмотреть, осталось ли ещё что-нибудь от производства бывшей ГДР. В общем, впечатление у нас осталось. Купили всего понемножку: мясную нарезку, молочные продукты, сыр, косметические товары. Мы с удовольствием покупаем продукты бывшей ГДР. Мы привыкли к ним, и они до сих пор кажутся нам самыми вкусными. В этот раз мы купили томатный кетчуп из города Вердера, рыбу с острова Рюген, специи, несколько сортов колбасы и, конечно, пять бутылок шампанского из Шверина. Потому что мой муж родом оттуда.

                Николай Логинов из Ростовской области просит рассказать о самых богатых людях Германии.

                Как Вы думаете, кто сегодня самый богатый человек в Германии? Догадываетесь? Нет, это не председатель правления концерна "Даймлер-Крайслер" Юрген Шремп и не супер-модель Клаудия Шиффер, не гонщик "Формулы-1" Михаэль Шумахер и не бывший канцлер ФРГ Гельмут Коль. Вы не поверите, но самые богатые люди в Германии - это братья Тео и Карл Альбрехт, владельцы сети дешёвых продуктовых магазинов Aldi. В списке журнала "Форбс" они на пятом месте. Их общий капитал - 20 миллиардов долларов. При этом богатейшие люди Европы предпочитаются всегда оставаться в тени.

                Удивительно, но о братьях Альбрехт почти не пишут газеты, немецкие миллиардеры не появляются на светских раутах и не участвуют в политических дискуссиях. У журналистов даже нет информации о точном месте и дате рождения младшего из братьев - Тео. Известно только, что родился он в 1922 году в семье немецкого горняка. Его брат Карл появился на свет на два года раньше. Их отец ушёл с шахты, заработав там себе целый букет болезней, и устроился на хлебозавод. Зарплата была маленькой, поэтому мать будущих миллиардеров решила начать собственное дело - завела в пригороде Эссена небольшую продуктовую лавку.

                Её-то и унаследовали Тео и Карл после окончания Второй мировой войны. К 1950 году они открыли в регионе уже 13 магазинчиков, а ещё через пять лет лавки братьев Альбрехт появились во всём Рурском регионе. Там всегда можно было купить недорогое масло. Продавалось оно зачастую дешевле себестоимости - лишь бы заманить покупателей в магазин. Тео и Карл оказались неплохими бизнесменами: они почти не тратили денег на рекламу и покупку дорогих витрин и стеллажей: чаще всего продукты лежали просто в картонных коробках прямо на полу. "Наша реклама - это низкая цена": таков был девиз братьев Альбрехт.

                Но, несмотря на дешевизну товаров и отсутствие рекламы дело оказалось столь прибыльным, что каждый год Тео и Карл открывали всё новые и новые продуктовые магазины. Если в 1953 году их было 30, то к 1960 году - уже триста. Оборот семейной фирмы Альбрехт за это время вырос в 15 раз - с 6 до 90 миллионов марок. Но это было только начало. На настоящую "золотую жилу" братья напали, решив переделать свои лавки в сеть розничных магазинов с ограниченным ассортиментом дешёвых продовольственных товаров.

                В 1962 году в Германии открылся первый Aldi. К 1985 году оборот фирмы вырос почти до 20 миллиардов марок, а число филиалов - до двух тысяч. В ассортимент входило около 500-600 наименований товаров, которые покупались особенно хорошо. По площади магазинчики были очень маленькими. Причём скоропортящихся продуктов до самого последнего времени в Aldi вообще не было.

                Покупая товары крупным оптом, братья Альбрехт не только сбивали цену, но и могли заключить с ведущими предприятиями контракты на производство эксклюзивной продукции. Уже в 1961 году братья Альбрехт решили поделить фирму. Магазины Aldi севернее реки Рур отошли к Тео, южнее - к Карлу. Но и после этого они продолжали работать вместе. Как иронизируют немцы, основное отличие Aldi Тео Альбрехта от Aldi Карла Альбрехта заключается в цвете продаваемых там целлофановых пакетов. Ассортимент товаров в филиалах практически один и тот же.

                В ноябре 1971 года братья впервые оказались в центре общественного внимания. Тогда Тео Альбрехт был похищен с целью получения выкупа прямо у одного из своих магазинов в Реклингхаузене. Младший из братьев пробыл в неволе семнадцать дней и был освобождён лишь после выплаты бандитам 7 миллионов марок. Интересно, но половину этой суммы не удалось найти и после ареста похитителей - бывшего адвоката Ханса Йоахима Олленбурга и профессионального мошенника Пауля Крона. Во второй и последний раз Тео Альбрехт попал в объективы телекамер в 1979 году, когда потребовал списать с налогов сумму, потраченную его близкими на уплату выкупа, и связанные с этим расходы.

                Братья Альбрехт не собирались ограничиваться немецким и даже европейским рынком. Ещё в 1976 году они купили в США около 50 филиалов компании Benner Tea of Iowa, их годовой оборот сейчас составляет более ста миллионов долларов. Тео и Карл открыли филиалы в Австрии, Бельгии, Нидерландах, Франции и Великобритании. В настоящее время концерн Aldi входит в пятёрку крупнейших торговых сетей Европы, общий оборот фирмы превышает 50 миллиардов марок. Только в Германии в настоящее время существует более трёх тысяч филиалов Aldi.