1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

26.04.2001 Компенсации жертвам нацизма: кто должен заниматься поиском и сбором документов?

Сегодня мы продолжим разговор о выплатах компенсаций россиянам, которых использовали на принудительных работах в Германии в годы Второй мировой войны. На сей раз, поводом для этого разговора стало загадочное сообщение, присланное Интерфаксом 24 апреля. Цитирую: «До конца этого года фонд «Взаимопонимание и примирение» при правительстве Российской Федерации планирует провести первый этап компенсационных выплат гражданам России, которые в годы Второй мировой войны выполняли принудительные работы на предприятиях «Третьего Рейха».

Как заявил во вторник на пресс-конференции в Москве секретарь фонда Алексей Трошкин, задержки объясняются тем, что не до конца согласованы вопросы со Сбербанком и ряд других технических проблем. Этому заявлению могут быть два объяснения: или правительство России выделило свои деньги, и решило заплатить бывшим подневольным рабочим, или господин Трошкин, не разобравшись в сути вопроса, делает заявление просто безответственное, но политически выгодное для властей. Я думаю, что в данном случае произошло второе. Если бы правительство выделило бы свои, российские деньги, то об этом сообщал бы не господин Трошкин, а, скорее всего, господин Путин. Но этого не было, как нет и денег, которые хочет распределять господин Трошкин. Здесь необходимо напомнить, что действительно, в прошлом году германский Бундестаг принял решение о создании фонда «Память, ответственность, будущее», фонда, из которого должны выплачиваться компенсации. Фонд этот в принципе обладает уже уставной суммой 10 миллиардов марок. Они будут распределены между теми, кто был угнан на работу в гитлеровскую Германию или использовался на работах, находясь в концлагере. Этим, распределением денег и их выплатой, действительно будут заниматься национальные, то есть российский, украинский и белорусский, фонды «Взаимопонимание и примирение». Но, начало выплат по-прежнему зависит от решения нью-йоркского суда, где рассматривается один из исков жертв нацизма к немецким концернам. Если судья, рассматривающая это дело, откажет в удовлетворении иска и укажет на то, что для удовлетворения подобных исков в Германии создан фонд «Память, ответственность, будущее», то тогда германский бундестаг примет решение о начале выплат. Пока ни отказа в удовлетворении иска, ни этого решения о начале выплат не было. Причинно-следственные связи в этом вопросе очень сложны, не сразу понятны, к тому же мы о них не раз говорили.

Сегодня речь пойдёт о другом. В Германию, в самые разные ведомства и организации, даже к нам на радио, приходят просьбы от бывших подневольных рабочих помочь им в сборе доказательств, необходимых для получения денег, которые, как все надеются, рано или поздно будут выплачиваться. Но, по немецкому закону, на основе которого будут выплачиваться эти деньги, сбором всех доказательств должны заниматься господин Трошкин и доверенный его попечительству фонд «Взаимопонимание и примирение», иначе говоря, вопросом доказательств не должны заниматься сами жертвы нацизма. Однако, как сообщает наш московский корреспондент Анатолий Даценко:

Оказывается, помощь бывшим узникам и бывшим подневольным рабочим в поиске подтверждающих архивных документов не оказывает никто. В Российском фонде «Взаимопонимание и примирение» прямо говорят о том, что поиск соответствующих справок - дело самих пострадавших, а так же их друзей или родственников, а вот советом им помочь могут. Помимо сотрудников фонда чёткую и профессиональную консультацию, что и в каких архивах искать, а так же куда направлять запросы и письма, дают представители мемориала. В этом правозащитном обществе создана специальная программа под названием «Жертвы двух диктатур», сотрудники которой детально знают путь и направление поиска, по которому должны двигаться люди, претендующие на финансовую помощь из Германии. Координатор программы «Жертвы двух диктатур» Светлана Цебульская предупреждает о том, что прежде всего бывшие узники и бывшие подневольные рабочие, которые ещё не получали выплат, должны заявить о себе, то есть заполнить анкету заявления и направить её в фонд «Взаимопонимание и примирение», а уж затем заниматься поиском подтверждающих документов. Дело в том, что опоздавшие заявить о себе могут лишиться финансовой помощи. Немецкий фонд принимает подобные заявления до августа текущего года, а австрийский фонд до ноября 2002.

Главное, люди, претендующие на получение денег, должны подать заявление в любой форме в свои национальные фонды. После того, как это заявление будет подано, можно заниматься сбором всяких доказательств, при чём, ещё раз повторяю, сбор доказательств – это, прежде всего, дело самого фонда, вы должны только помочь этому фонду, предоставить ему всю имеющуюся у вас информацию. Но искать, писать в архивы тех предприятий или тех земель - это дело фонда. Если у вас есть вопросы, то пишите не только в фонд «Взаимопонимание и примирение», но и в общество «Мемориал».

    - 103051 Москва, Малый Каретный переулок д. 12. Обязательно надо говорить людям о том, чтобы они не обольщались на то, что у нас есть какие-то подтверждающие документы. Нет, у нас таких документов нет, мы не государственный архив. Но, если человек не понимает, куда ему нужно обратиться и где он может найти такие подтверждающие документы, мы можем посоветовать архив, в который ему следует обратиться.

    Итак, человек памятуя о необходимости сразу же подать заявление в фонд «Взаимопонимание и примирение», чтобы тем самым заявить о себе, если он впервые решил получить финансовую помощь из Германии, приступает к сбору подтверждающих документов. С чего начать? Советует Светлана Цибульсуая.

      - Человеку, прежде всего, нужно пойти в свой отдел социальной защиты населения, в каждом районе, городе есть такой отдел. Этим отделам разосланы анкеты. Кроме того, работники знают, что человеку посоветовать, должны, во всяком случае, знать, хотя довольно часто и не знают. Но общий совет они могут дать. Они должны помочь написать запрос в архив и параллельно обратиться в фонд с этой анкетой и с заявлением. В соответствии с директивами немецкого фонда, ходатайство в свободной форме рассматривается как своевременно поданное. То есть к моменту подачи этой анкеты заявитель ещё не обязан предъявлять доказательства, которые обосновывают его правомочность. Срок подачи этих ходатайств в германский фонд до 12 августа 2001 года, а в австрийский фонд до 22 ноября 2002 года. Потом нужно собрать все архивные документы, и все эти справки вместе с ксерокопиями паспорта и ещё раз оформленной анкетой отослать в этот фонд. Работники Собеса в курсе всей этой процедуры.

      Как видите, даже среди людей занимающихся этой проблемой постоянно, нет чёткого понимания того, кто и что должен делать. С одной стороны, представительница «Мемориала» Цебульская знает и говорит, что анкеты и прочая информация претендентов должны отправляться в фонд «Взаимопонимание и примирение», но с другой стороны, она же говорит, что люди сами должны отправлять свои запросы в Германию. Это не правильно. Лучше, и для вас, и для фонда, отправлять все материалы в Германию пачками, пакетами. Тогда они скорее будут обработаны в германских архивах, и скорее будет получен ответ.

        - Если же человек уже получал один раз компенсацию, объявленную в 1994 году, то тогда его данные есть в этом Собесе. Его вызывают в Собес, где он должен заполнить эту анкету, которая посылается в фонд. А документы в фонде, справка, по которой он получал первую компенсацию, уже есть.

        К сожалению, бывают случаи, когда многочисленные архивные поиски не приносят желаемого результата. Как быть тогда.

          - Бывают такие люди, которые ещё не все архивы прошли, которые надо было бы. Им мы советуем, в какие конкретно архивы обращаться. А бывают такие, которые обращались туда куда нужно, и я уже не могу им ничем помочь. Было бы очень ценно, если бы таким людям помогала германская сторона. У человека остаётся надежда только на то, что он знает город, знает фирму, знает улицу и номер дома, и фамилию мастера. Все эти сведения у него есть, но, тем не менее, справки ни какой он не получает. Где-то в муниципальных архивах вполне вероятно, что есть данные на этого человека. В этом случае немцы, может быть какие-нибудь общественные организации, могли бы нам помочь.

          И последнее, Светлана Цибульская считает, что отечественные СМИ, так же должны оказывать действенную помощь людям.

            - Если человек где-нибудь в глухом месте, то он, конечно, не может обратиться на нашу страницу в интернете. Пока что, к сожалению, в отличие скажем от Украины и Белоруссии, где постарались во всех газетах опубликовать сообщение о том, куда могут обращаться люди. У нас этого пока что нет. Я не знаю что делать. Конечно, лучше всего было бы через какие-то районные газеты. Потому что хотя и Собес должен знать, но они далеко не всегда знают. Часто они почему-то считают, что у нас находятся эти документы, на этих людей. У нас нет никаких документов.

            Проблемам выплаты компенсаций была посвящена и официальная международная конференция, состоявшаяся недавно в Москве. После окончания официальных речей началась дискуссия, и выяснилось, что дела с выплатами обстоят отнюдь не так гладко, как хотели представить посланцы фондов «Взаимопонимание и примирение» в ходе первой части круглого стола. К примеру, бывший узник Леонид Тризна заявил о том, что на финансовой помощи Германии наживаются коммерческие банки, как российские, так и немецкие, через которые идут деньги и через которые осуществляются выплаты.

            К сожалению, без банков провести какие-либо выплаты невозможно, особенно перевод денег из одной страны в другую. И потом, требовать от банков, чтобы они всё это делали бесплатно, тоже невозможно. Другой вопрос, как государство и сами фонды контролируют прохождение этих денег. В России это является, как известно большой проблемой. Более того, зампред московского городского совета бывших узников нацистских концлагерей Семён Плетяжо был ещё более категоричен: «Банки это ещё что, а вот чиновники из российского фонда «Взаимопонимание и примирение» - это настоящее зло». По словам Плетяжо, выплаты превратились в настоящее унижение для тех, кто имеет на них право, хотя бы потому, сказал Плетяжо, что их оскорбляет воровство их же денег чиновниками фонда. По данным Плетяжева, руководство фонда проворовалось, как минимум, на 80 миллионов марок и что это якобы зафиксировано в ходе соответствующих проверок. Семён Плетяжо поднял ещё одну проблему, во всяком случае, так считает он и некоторые из его соратников. Почему, заметил Плетяжо, полную компенсацию за свои потери во время войны получает только один народ? Неужели, спрашивает Плетяжо, миллионы уничтоженных россиян, украинцев и белорусов не подпадают под понятие холокоста.

            Это не новая постановка вопроса, но уровнять всех жертв нацизма в правах не удастся хотя бы потому, что нацисты отнюдь не ставили знак равенства между русскими, например, и евреями. Судьба еврея, попавшего в Германию, была предрешена уже этим. Судьба русского во многом зависела от стечения самых различных обстоятельств. Поэтому вряд ли стоит завидовать выжившим тогда евреям. Так же вряд ли стоит, как это делает сейчас Трошкин из фонда «Взаимопонимание и примирение», настаивать на соблюдении некоего исторически обоснованного и морально безупречного подхода, не дискриминируя жертв по принципу, кто где живёт. В сообщении Интерфакса о выступлении господина Трошкина говорится, что представитель фонда напомнил, что в странах западной Европы аналогичные компенсации в 8-10 раз больше, чем на территории бывшего Советского Союза, который понёс более 40% общих потерь во Второй мировой войне. Это можно расценивать только, как желание фонда добиться изменения тех соглашений, которые были достигнуты за последние полтора года. Но, говоря об этом, не надо забывать, что от компенсаций, вообще от каких бы то ни было компенсаций жертвам нацизма, Сталин, например, отказался ещё в 1951-52 годах. Но об этом можно говорить в отдельной передаче, а сегодня я хочу сказать только одно. Любая попытка поставить сейчас вопрос о несправедливости подхода к распределению будущих компенсаций сейчас совершенно бесполезна. Эта тема в течение почти 2 лет прорабатывалась представителями 9 стран, в том числе и России. Был найден компромисс, пересмотр которого если и возможен, то только ценой замораживания всех выплат на неопределённое время и, скорее всего, навсегда.

            Бывший узник Василий Василенко в свою очередь удивляется тому, что десятки тысяч советских граждан, находившиеся в годы войны в нацистских концлагерях на территории СССР, не попадают в категорию бывших узников, которым полагается финансовая помощь со стороны Германии.

            Это новый вопрос, о котором мы будем говорить в следующей передаче, скорее всего в середине мая.