1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

25.03.2001 ДХ-рубрика

Здравствуйте, друзья.
Cегодня я продолжу рассказ о трагической судьбе двух офицеров связи с затонувшего в апреле 1912 года лайнера "Титаник".
В прошлый раз мы оставили радиорубку и обоих радистов в 0 часов 45 минут. Уже прошло больше часа с рокового момента, как самый роскошный корабль в истории кораблестроения натолкнулся на айсберг. На судне к этому времени уже началась паника. Крики и непривычные шумы всё сильнее и чётче доносились с палубы до радиорубки.
Ситуация постепенно обретала черты трагедии. Молоденькие радисты, поначалу не верившие в серьёзность ситуации, посмеиваясь и подшучивая друг над другом, вскоре начали осознавать необратимость случившегося. Старший офицер связи Джек Филиппс продолжал передавать в эфир сигнал бедствия. Но, как на зло, в это время поблизости не было ни одного судна, которое могло сразу придти на помощь, если не считать "Калифорнии", но она не отвечала. Её радист, не имея сменщика, отключил станцию и после вахты ушёл спать. А радиоэфир над Атлантикой постепенно заполнялся звуками назревающей катастрофы. С "Титаника" продолжал идти сигнал бедствия SOS. Береговая станция с мыса Рас включилась в работу, оповещая всех в досягаемом пространстве и прося помочь тонущему судну. Откликнулись на призыв немецкий пароход "Франкфурт", канадский "Темпл", английский "Вирджиниан", русский грузовоз "Бирма", лайнер "Карпатия" и многие другие. Но все они были так далеко...
А вода между тем уже заливала котельное отделение. В океан спускались шлюпки, вокруг начинался предсмертный кошмар. Право на спасение имели лишь избранные, те кто принадлежал к высшему обществу. На палубе под звуки теперь никому не нужного ресторанного оркестра металась обезумевшая толпа.
Старший радист, не переставая, продолжал работу в эфире, в 1.45 передал на "Карпатию": "Скорее, как можно скорее. Котельное отделение залито до топок". А через 3 минуты на связь пробился пароход "Франкфурт": "От вас давно не было ничего слышно. Что у вас там происходит?" Вот тут нервы Джека Филиппса больше не выдержали: "Идиоты, валите отсюда. Мы тонем".
Экстремальные ситуации оголяют души, высвечивая как плохое,так и хорошее в человеке. 15 минут, каждая из которых была на счету, станция "Титаника" не работала. Оба радиста вынуждены были отбиваться, защищая самое ценное в тот момент - свои спасательные пробковые жилеты. Истопник-кочегар, ворвавшись в радиорубку, хотел отобрать необходимый ему жилет. Офицеров было двое, а речь шла о жизни или смерти. Переживший трагедию Гарольд Брайд старался потом не вспоминать этого случая, ведь ребята, судя по всему, забили кочегара до смерти.
В 2.05 в рубке появился капитан: "Господа офицеры, вы свой долг выполнили. Теперь каждый сам за себя". Филиппс ещё минут 10 пытался привести передатчик "в чувство", но машинное отделение было уже затоплено и энергии больше не поступало. А в рубку хлынула вода. В 2 часа 17 минут радисты выскочили на палубу, на этом их судьбы разошлись.
Палубу захлестнуло волной, Гарольд Брайд оказался в воде. Вокруг всё кишело людьми. Он перебирал в памяти названия кораблей, кто знал их координаты: "Карпатия", "Бирма", "Олимпик","Балтик". Гарольд знал, что нужно отплыть как можно дальше от корабля. "Титаник" стоял уже на носу, возвышаясь над уровнем моря гигантской 45-метровой башней. Из трубы шёл дым, внутри что-то взрывалось, всё ещё продолжала звучать музыка, а в ледяных волнах захлёбываясь, тонули люди. Официальным временем погружения лайнера считается 2.20 - так записано в бортовом журнале "Карпатии".
Брайд запомнил одно - как чьи-то руки втащили его в лодку. Он лежал на дне, уже ничего больше не понимая, лодку заливало, его трясло, в ногах была зверская боль. А люди вокруг, заклиная Бога о помощи, читали "Отче наш". Через два часа пришла "Карпатия". С болью не только в обмороженных ногах, но и в сердце покидал лодку Гарольд. На дне её оставался уже без признаков жизни Джек Филиппс. Старший связист умер от переохлаждения.
Далее было следствие по делу о гибели "Титаника". Виновным во всём нью-йоркский суд признал погибшего капитана Смита. Жизнь, нанеся раны, входила постепенно в свою колею. 10 лет после катастрофы работал Брайд по специальности, о которой мечтал с детства - радиотелеграфистом. Но в 22 года он переучивается на фармацефта и из героя-радиста превращается в аптекаря. Известно одно - жил он очень замкнуто, часто менял место жительства, о гибели "Титаника" вспоминал неохотно, а о своей работе оператором даже в семье почти не рассказывал.
Мне почему-то кажется, что совесть не давала покоя Гарольду Брайду. С одной стороны, благодаря самоотверженной работе радистов, уже после столкновения удалось спасти 700 человек, но с другой стороны, из-за их халатности произошла сама катастрофа, и погибло более 1,5 тысяч. Ведь телеграмму, предупреждающую об опасности, ни один из офицеров в глаза не видел. А может быть, и в судебных показаниях Брайда не всё верно? Но об этом теперь никто не узнает. Он умер в 1956 году, уж точно унеся с собой какую-то тайну. Об уроках, сделанных из гибели "Титаника", я расскажу в одной из следующих передач.
На этоям я прощаюсь с вами. Удачи вам и чистого приёма, друзья!