1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

24.05.2001 Скучно быть полицейским

Полицейские с утра до вечера разбивают вдребезги машины, палят из всех видов оружия, а в промежутках - беспробудно пьянствуют и решают личные проблемы с длинноногими блондинками. Это всё на экране, что в кино, что на телевидении. А что же на самом деле?

Наш автор Александр Павлов напросился продежурить одну смену с нарядом кёльнской полиции. Вот, что он за эту смену узнал и увидел.

Договориться о том, чтобы «подежурить» с полицейским нарядом труда не составило. Хватило одного звонка в отдел по связям с общественностью кёльнского управления полиции. Не только револьвера, но даже бронежилета мне не выдали. Обидно. Зато начальник смены Штефан Кирх для начала устроил экскурсию по полицейскому участку №1.

Мозговой центр - диспетчерская. Сюда поступают все сигналы, отсюда координируется передвижение патрульных машин. Зал приёма заявлений от потерпевших. Пять кабинетов, где проходят допросы и оформляются задержания.

Своего «обезьянника» в участке №1 нет. Он расположен в здании полицейского управления, так что задержанных сразу направляют в центральные камеры предварительного заключения. Идём дальше: туалеты, мужской и женский, маленькая кухонька, где постоянно включена кофеварка. Никаких тёмных коридоров, решёток, всё чистенько и на удивление спокойно и буднично. Штефан Кирх, между тем, говорит:

    - Наш участок - самый маленький по площади, зато наиболее густо населённый в федеральной земле Северный Рейн - Вестфалия. Кроме того, в центре Кёльна ежедневно бывает до двух миллионов человек. Здесь расположен центральный вокзал. А вокзалы во всём мире - это повышенная преступность, наркоманы, бездомные. Не удивительно, что мы держим первенство по числу преступлений во всей федеральной земле. Поэтому у нас всегда усиленный график патрульной службы. Нормальные граждане, увидев полицейского в униформе, чувствуют себя в безопасности, жулики - наоборот.

    Наряд полиции состоит из двух человек. Он может быть пешим, автомобильным, конным (в основном, для сопровождения демонстраций), а также велосипедным.

    Да, да, полицейские разъезжают по городу в шлемах, зелёных трико и майках велогонщиков с надписью «Полиция». Кстати, велосипедные патрули возникли именно в Кёльне. К счастью, мне педали крутить не придётся. Мы с Руди и Фолькером отправляемся в патруль на комфортабельном «БМВ». Дневная смена начинается в 13.00 и продолжается 8 часов. Утренняя - на час короче - люди быстрее устают. Ночная смена на час длиннее. Не проходит и пяти минут, как рация в машине начинает мигать и пищать. На соседней улице фургон посылочной фирмы столкнулся с такси.

    К счастью всё обошлось помятой жестью и разбитыми фарами. Оба водителя целы и невредимы и даже разговаривают друг с другом вполне дружелюбно. Руди и Фолькер оценивают ситуацию, проверяют документы водителей, составляют протокол. По их мнению, виноваты оба. Руди выписывает штрафные квитанции. За нарушение правил дорожного движения. На месте происшествия полицейские берут наличными до семидесяти пяти марок. Штрафы свыше этой суммы перечисляются через банк. А вот насчёт оплаты ремонта обеих машин будут договариваться между собой страховые компании. Формальности ещё не закончены, а к нашей патрульной машине подбегает человек и, возбуждённо жестикулируя, зовёт на соседнюю улицу. Там из-под припаркованной машины столбом валит дым. Руди и Фолькер перекрывают дорожное и пешеходное движение, и вызывают пожарных.

    Пожарники прибывают через несколько минут, выбивают боковое стекло и покрывают автомобиль сугробом пены из огнетушителей. Пожар ликвидирован. Из соседнего здания появляется хозяин. Оказывается, он - не владелец машины, а взял её напрокат. Скорее всего, в автомобиле произошло возгорание из-за сбоя электронных систем. Фолькер быстро составляет протокол, и мы едем закусить в греческое кафе. Но, не тут-то было. По рации поступил сигнал о попытке вооружённого ограбления квартиры.

    Из динамика сухо звучат приметы преступника: «Длинные светлые волосы, джинсы, без очков, без бороды, говорит с заметным восточноевропейским акцентом». В таких случаях наряды полиции перекрывают все выезды из города и переписывают номера иногородних машин.

    Мы на всех парах несёмся в указанную точку. Час пик, но все машины съезжают на обочину и пропускают нас. Добрых полчаса Фолькер и Руди фиксируют номера и марки машин. Но вот поступает «отбой», и мы возвращаемся в участок.

    Одним словом, остались мы без обеда. Приходится жевать бутерброды на кухоньке в участке. И опять основное впечатление - поразительная будничность всей ситуации. Чтобы придать остроты сюжету, спрашиваю начальника смены Штефана Кирха, не страшно ли, вот так, по внезапному вызову, мчаться куда-то очертя голову:

      - Страх - плохое подспорье в нашем деле. Но если полицейский говорит, что никогда не боялся, это враньё. Мы ведь никогда не знаем, что нас ждёт, пьяный бузотёр или маньяк с обрезом. Так что страх абсолютно уместен, это защитная реакция. Но разумный страх, а не истерика.

      А сидящая рядом сотрудница Бритта Норк добавляет:

        - Да, конечно, неприятное чувство возникает, особенно когда входишь в тёмное здание, где может находиться преступник. Но у тебя нет времени анализировать, страшно тебе или нет. Часто уже потом, когда все позади, осознаёшь, что ситуация была гораздо опасней, чем казалось.

        Бритта в полиции уже пять лет. За всё это время самым большим приключением для неё была гонка по автобану. Преступник, который до этого тяжело ранил человека, пытался оторваться на спортивной машине. А полицейские не решались стрелять, уж слишком много было машин на дороге. И только на свободном участке Бритта открыла огонь по колёсам машины беглеца. Только так и удалось его остановить и арестовать. Обошлось без разбитых машин и перестрелок. А в полицию Бритта пришла по примеру отца, так сказать, семейная династия в униформе. Вообще женщина-полицейский в Германии давно уже не редкость:

          - Когда я поступила на работу, эта тема уже никого не интересовала. Вот лет 10-20 тому назад ещё были проблемы. У меня отличные отношения со всеми коллегами. И если возникают какие-либо недоразумения, то они никак не связаны с тем, что я женщина. У нас есть и геи, и лесбиянки...

          Бритта уверяет, что и её друг, человек сугубо гражданский, с пониманием относится к её профессии. А вот у Штефана Кирха и подружка - полицейская:

            - Мы познакомились на работе. Во время перерыва, за кофе, за разговорами о работе. Полицейскому вообще трудно найти общий язык с гражданскими. Недаром говорят, что сотрудника полиции и в штатском можно вычислить по взгляду и манере держаться. Мы даже слышим по иному, избирательно.

            Однако Штефан не успевает закончить мысль. Из диспетчерской раздаётся команда «Руди и Фолкер на выезд!» Едем без сирены, потому что непосредственной опасности нет. Вызвала полицию женщина. Её сын вернулся из магазина игрушек в полной истерике. Выясняется, что там к нему начал навязчиво приставать какой-то взрослый. А вот в чём выражались эти приставания, мальчик говорить отказывается.

            Фолькер передаёт в диспетчерскую приметы подозреваемого и требует вызвать детского психолога. Дело в том, что Руди уже успел выяснить у матери, что 12-летний сын после школы остаётся без присмотра и очень любит смотреть с приятелями фильмы ужасов. Вот и надо выяснить, следует ли объявлять розыск, или мальчишка просто насмотрелся всякой мерзости про людоедов и извращенцев по телевизору. Дело тонкое, без психолога не обойтись.

            Следующий вызов – супермаркет неподалёку. Там поймали двух магазинных воришек. А прямо к нашему приезду магазинные детективы приводят третьего. Их проделки зафиксированы на видеоплёнке. У одного жулика с документами всё в порядке. На него составляют протокол, выписывают штраф и предупреждают, что на протяжении года, вход в магазин ему заказан. Так что он ещё дёшево отделался. У второго клиента при себе целых два удостоверения личности. Он поясняет, что это недоразумение и связано оно с переездом, мол, он решил, что паспорт потерял и получил новый, а старый нашёлся. Фолкер по рации проверяет информацию. Все подтверждается, но всплывает небольшой нюанс: задержанный находится в розыске за неуплату штрафа в две тысячи марок. Фолькер надевает резиновые перчатки и производит обыск. Затем он вызывает по рации подкрепление, и незадачливого вора в наручниках увозят в отделение. А Руди с Фолкером берутся за третьего воришку. Это субъект неопределённого возраста, давно не мыт, неоднократно судим.

            А ведь перед «погрузкой» и его надо обыскать. Даже в резиновых перчатках противно. Из его карманов извлекаются солнечные очки, мобильный телефон, использованный шприц, пакетик героина, и пробирка с мочой.

            Для Руди такие уловки не новость. Наверняка моча чужая, а пробирку наркоман заготовил на случай, если полиция потребует сдать анализ. Задержанного заковывают в «браслеты» и усаживают на заднее сиденье патрульной машины. А он и не сопротивляется. Руди говорит, что это - нормально. В драку с полицейскими никто не лезет, разве что заезжие иностранцы:

              - Мы тоже имели дело с людьми из Восточной Европы. Оформляли их за всякие мелкие делишки типа магазинных краж. Попав в отделение, они удивляются, что у нас не бьют и не издеваются. А вообще задержанные редко оказывают сопротивление. Если мы поймали взломщика, то он вряд ли будет лезть на рожон. Наши отношения строятся по принципу: «Парень, ты в этот раз проиграл, а мы тебе лично зла не хотим, мы просто выполняем свою работу».