1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

24 команды на чемпионате Европы по футболу: за и против

Как повлияет на уровень стартующего 10 июня Евро-2016 беспрецедентно большое число команд-участниц? Этот вопрос в заочной дискуссии обсудили обозреватели DW Александр Фрич и Йенс Крепела.

Очередной чемпионат Европы по футболу пройдет во Франции с 10 июня по 10 июля. Впервые в истории первенств континента в нем примут участие 24 команды - на 8 больше, чем в аналогичных турнирах последних 20 лет. Обозреватели DW в формате pro et contra рассуждают, к каким последствиям приведет нововведение.

"За": больше зрителей, больше хороших игроков, меньше проходных матчей

С 1996 года на финальных стадиях европейского футбольного первенства играли по 16 команд, между тем сильных национальных сборных в Европе гораздо больше, указывает обозреватель DW Александр Фрич (Alexander Fritsch). Вышеназванное ограничение, по его словам, регулярно приводило к тому, что потенциальные фавориты еще на отборочном этапе встречались друг с другом - и некоторые в результате не попадали на Евро. Первенству континента, уверен Фрич, нужен потенциал футбольных наций, до сей поры считавшихся "малыми".

Александр Фрич

Александр Фрич

Кроме того, подчеркивает он, нововведение ликвидирует давний недостаток турнира: звезды первой величины нередко защищают цвета не самых именитых дружин, не попадающих в финальную стадию ЧЕ. И отсутствие кумиров в итоге огорчает миллионы болельщиков. К примеру, в матчах Евро-2016 будет не хватать блиставшего в составе дортмундской "Боруссии" армянского полузащитника Генриха Мхитаряна и форварда итальянской "Ромы" Эдина Джеко из Боснии и Герцеговины. А при сохранении прежней схемы турнира на нем не оказалось бы бы и самого дорогого на данный момент футболиста мира - валлийца Гарета Бэйла.

Кроме того, продолжает Александр Фрич, есть и еще одна идея недавно ушедшего в отставку с поста президента УЕФА Мишеля Платини: проведение финальной части ЧЕ не в одной стране, а по всему континенту. Объединяя два нововведения, уверен Фрич, мы получаем удивительную модель, но чтобы оценить ее достоинства, следует оглянуться назад. Сборная Германии, выигравшая в 1972 году чемпионат Европы, по сей день считается сильнейшей в истории немецкого футбола. Но лишь немногие настоящие знатоки помнят, как Франц Беккенбауэр (Franz Beckenbauer) и его товарищи по команде шли к завоеванию золотых медалей.

Фрич напоминает, что тогда проводился квалификационный турнир, в котором участвовали 32 команды (по четыре в каждой из восьми групп). Потом следовал четвертьфинальный раунд, куда вышли победители групп. И лишь со следующей стадии проводилось то, что сейчас мы называем финальной частью Евро. В Бельгии летом 1972 года были сыграны лишь полуфиналы, матч за третье место и финал, в котором бундестим победила сборную СССР.

Финал чемпионат Европы 1972 года, играют сборные ФРГ и СССР

Финал чемпионат Европы 1972 года, играют сборные ФРГ и СССР

Теперь, отмечает Александр Фрич, все может быть точно так же, только прежний отборочный турнир отныне будет называться финальной стадией чемпионата Европы. И играть в нем могут не 24, а даже 32 команды, убежден Фрич. Турнир будет проводиться во всех странах-участницах, и лишь полуфиналы и финалы пройдут в одном месте.

Преимущества такой модели, объясняет Фрич, состоит в том, что будет гораздо больше матчей, в которых будет что-то решаться. Ни одна из команд не сможет отбывать номер, потому что только победители групп пробьются в четвертьфиналы. И даже одно поражение может отправить грандов домой. На стадионы будет приходить больше зрителей - на групповом этапе и стадии четвертьфиналов это очевидно. О решающих матчах и говорить не приходится.

Наконец, есть еще один аспект, который ранее не играл почти никакой роли, добавляет Фрич. Национальные сборные должны будут доказывать свое превосходство не в течение четырех недель, а на протяжении гораздо более долгого времени. Поэтому такие громкие сенсации, как победа на Евро-2004 сборной Греции, будут маловероятны. Но едва ли это станет для европейского футбола настоящей потерей, полагает Александр Фрич.

"Против": снижение общего уровня, никаких сюрпризов

До сих пор - с учетом серьезного отбора уже на квалификационной стадии - чемпионаты Европы в сравнении с мировыми первенствами считались даже более сложными турнирами, замечает Йенс Крепела (Jens Krepela), другой обозреватель DW. И это, по его мнению, гарантировало напряжение с первых минут игры - как для болельщиков, так и для футболистов.

Йенс Крепела

Йенс Крепела

Вместо этого сейчас мы рискуем получить турнир с крайне затянутым началом и не самым сильным составом плей-офф, ведь в четырех из шести групп команды, занимающие третьи места, пройдут в четвертьфинал, указывает Крепела. Это, полагает он, обесценивает групповой этап финальной стадии ЧЕ и снижает уровень многих матчей. Схожего мнения придерживается и главный тренер немецкой сборной Йоахим Лёв (Joachim Löw). "Как тренер, я считаю увеличение числа стран-участниц финальной стадии Евро крайне сомнительным", - признался Лёв.

Бросив взгляд в недавнюю историю первенств континента, можно с большой долей вероятности предположить, что больших сюрпризов теперь ожидать не стоит, прогнозирует Йенс Крепела. Каждый раз на турнире находилась команда, которая удивляла - позитивно или негативно.

Например, в 2012 году Нидерланды завершили групповой этап, не набрав ни одного очка. В 2008 году Турция и Россия дошли до полуфиналов, а в 2004 Греция вопреки всем прогнозам завоевало золото. Не стоит ожидать, что на этот раз Северная Ирландия, Исландия или Албания смогут добиться чего-либо подобного, говорит Крепела. И подчеркивает, что именно УЕФА должен противостоять раздутому расписанию финальной стадии ЧЕ.

Никому не нужно, чтобы на Евро-2016 просто игралось больше матчей, а хорошего футбола стало меньше, объясняет Крепела. Между тем Мишель Платини - главный виновник увеличения числа стран-участниц - освободил кресло руководителя УЕФА в начале мая. Платини, напоминает Йенс Крепела, придерживался той же стратегии, что и его наставник - Йозеф Блаттер, экс-президент ФИФА: обещаниями и уступками небольшим федерациями Платини пытался обеспечить себе поддержку.

Для самого же УЕФА, полагает Крепела, речь идет не столько о власти, сколько о деньгах: увеличение числа участников турнира открывает еще бóльшие маркетинговые перспективы. Эту ситуацию, по его выражению, иначе как взаимовыгодной не назовешь. А среди проигравших окажется "всего лишь" само футбольное первенство континента, заключил Йенс Крепела.

Смотрите также:

Контекст