1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

23.01.2001 А за козла ответишь

Не так давно я увидел по телевизору выступление какого-то депутата Государственной Думы России (не то отставного генерала, не то бывшего члена ЦК КПСС), который сетовал на то, как оскорбительно пресса отзывается о его коллегах-парламентариях и даже о «самом» президенте. «Ни в одной стране мира, - сказал он, - такого нет». Не знаю уж, откуда у него такая информация (он, в общем-то, не был похож на полиглота, каждый день просматривающего свежие номера «Нью-Йорк таймс», «Монд» и «Франкфуртер альгемайне»). На Западе не только пресса, но и политики, и даже - страшно сказать! - обычные прохожие ругают друг друга, а также представителей власти, включая премьер-министра и президента, самыми последними словами. Об этом - наша сегодняшняя передача.

Предупреждаю: разговор пойдёт грубый. Такая уж у нас сегодня тема. Этот выпуск радиожурнала «Европа и европейцы» можно было бы озаглавить так: «А за козла ответишь». Начнём мы с Германии.

С таким удовольствием и пылом, как политики, не оскорбляют своих коллег представители ни одной другой профессиональной группы. К такому выводу пришла кёльнская газета «Экспресс». И хотя газета эта бульварная, но с ней нельзя не согласиться, если посмотреть протоколы заседаний бундестага (парламента) ФРГ. Они пестрят самыми разными ругательствами в адрес политических оппонентов. Те, кому адресованы подобные «солёные» выражения, нередко обижаются, зато остальным дают повод позубоскалить.

Автором самого крепкого и самого скандального ругательства, когда-либо прозвучавшего в стенах бундестага, является нынешний министр иностранных дел Германии Йошка Фишер. В 84 году, выступая в высшем законодательном органе страны, Фишер (тогда - сопредседатель фракции партии «зелёных») назвал с трибуны председателя парламента «дыркой в заднице». То есть он выразился, разумеется, грубее, но правила приличия не позволяют нам процитировать нынешнего главу внешнеполитического ведомства ФРГ дословно. Кстати говоря, грубияна удалили тогда из зала заседаний, запретив ему участвовать в дальнейшей дискуссии.

Впрочем, в выражениях не стесняются многие парламентарии. В адрес самого Фишера (в то время, когда его партия ещё была в оппозиции) прозвучала следующая тирада: «Когда я вижу вас, у меня нет сомнения: если бы вы дорвались до власти, то это было бы пострашнее нацизма». Не останавливает народных избранников и авторитет канцлера. Вилли Брандта как-то обозвали в парламенте трусом, а Конрада Аденауэра и Гельмута Коля, причём, несколько раз, - лжецами.

Ну а такие выражения, как «пустобрёх», «корова», «прыщ» и «болван» считаются в бундестаге чуть ли не расхожими. На них почти уже не обращают внимания. Звучат здесь и более хлёсткие ругательства. Самое страшное, что угрожает при этом парламентским сквернословам, - «общественное порицание».

Но не столь снисходительно относятся в Германии к тем политикам, которые грубо «поливают» своих оппонентов вне стен бундестага. Тут уже им может грозить судебное разбирательство. Причем, несдержанность может достаточно дорого обойтись как политикам, так и, так сказать, «простым» людям. Особенно часто судам приходится разбирать дела об оскорблении полицейских при исполнении ими служебных обязанностей. Тут воспитанные немцы обычно почему-то не сдерживаются и дают волю языку. А это стоит денег, и немалых. Существует своеобразный «прейскурант» цен почти на каждое ругательство и оскорбление, то есть примерная сумма штрафа, к которой приговаривают суды в том или ином случае.

Дороже всего обойдётся показ вытянутого среднего пальца (это означает то же, что вытянутая рука, «переломленная» в локте ребром ладони другой руки). Так вот: этот непристойный жест могут обложить штрафом до восьми тысяч марок. От трёх до пяти тысяч приходится платить тем, кто обзывает женщин-полицейских (фото), выдающих штрафные квитанции за стоянку в неположенном месте, «шлюхами», «стервами», «коровами», «тварями» и «свиноматками». «Болван», «дубина», «задница в мундире» и тому подобные слова, сказанные в адрес служителей порядка, стоят от тысячи до двух. «Идиота» судьи почему-то оценили дешевле - в восемьсот марок. Две тысячи марок штрафа могут присудить в том случае, если вам вздумается в споре с полицейским покрутить пальцем у виска (по-немецки это называется «показать птичку»). Не меньше тысячи стоит угроза рукоприкладства типа: «Вот уж я тебе харю намылю». Так что уж лучше показывайте язык: это - самое дешевое (всего-навсего триста марок).

Парадоксально, но факт: в Германии, да и во многих других странах Западной Европы оскорблять блюстителей порядка или, скажем, соседей куда опаснее, чем оскорблять, например, президента или премьер-министра. Последним приходится терпеть, потому что затеять свару с обидчиком - себе дороже. Особенно, когда обида не слишком серьёзного свойства. Отсутствие чувства юмора считается на Западе большим недостатком у политика и может стоить многих голосов избирателей. Вот и приходится министрам, президентам и канцлерам с кислой миной смеяться вместе со всеми над пародиями, телевизионными скетчами и карикатурами в свой адрес. Хотя пародии эти могут быть достаточно злыми.

Несколько месяцев назад настоящим хитом стала в Германии песенка «Hol mir mal'ne Flasche Bier» («Принеси-ка мне бутылочку пива»). Музыка - Штефана Рааба (фото справа), слова - Герхарда Шрёдера, федерального канцлера страны. Поёт тоже он, Шрёдер. Рааб, немецкий шоумен номер один, взял фрагмент какого-то фоторепортажа о канцлере, вырезал одну фразу («Принеси-ка мне бутылочку пива, а то я отказываюсь что-либо делать»), подложил музыку, смонтировал коллаж, так, что даже припев добавился: «Глоток, глоток, глоток», и сделал видеоклип, который в течение буквально нескольких дней побил все рекорды популярности.

Самое необыкновенное в этой истории то, что Штефан Рааб официально обратился в ведомство федерального канцлера. Дескать, так как в песне использованы слова главы правительства, а в видеоклипе он играет главную роль, то, следовательно, является соавтором песни и клипа. А, значит, канцлеру полагается часть гонорара. Куда перечислять? Шоумен получил официальный же ответ с согласием Шрёдера принять деньги, которые, как сказано в письме, будут перечисляться на благотворительные нужды. С тех пор канцлер (а, точнее говоря, благотворительные организации) получили сотни тысяч марок за хит «Принеси-ка мне бутылочку пива».

Пародийная песенка с «участием» канцлера Германии - это ещё цветочки. Испанского наследного принца Фелипе, например, недавно назвали в одной из телевизионных программ «стервятником», во Франции журнал «Пари матч» в течение нескольких месяцев смаковал в 94 году историю с внебрачной дочерью президента страны... И так далее. А уж как оскорбляют английскую королеву! Причём, не только словом, но и делом! Об этом - в репортаже Джерри Миллера:

Вот уже 130 лет в северо-восточной части лондонского Гайд-парка действует знаменитый "Уголок ораторов". Каждый, кому есть, что сказать публично, может в воскресенье в первой половине дня придти сюда и произнести речь. Правила простые: во-первых, ораторам запрещается стоять на земле, так что они приносят с собой ящик или небольшие лестницы-стремянки и выступают с них. Во-вторых, в речах своих ораторы не имеют права призывать к какого-либо рода насилию.

" Богом данное право" вершить человеческие судьбы британские короли и королевы полностью утратили в XVII веке, когда по приказу парламента с плеч скатилась голова Карла Первого, на этом самом праве непрестанно настаивавшего.

В наши дни на смену концепции державного права пришло понятие державного долга: монарх при вступлении на престол обязуется самым лучшим образом служить своему народу. И перед лицом закона английские короли и королевы теперь равны своим подданным.

Сегодня члены королевской семьи лишены "тронного иммунитета". Вот небольшой, но показательный пример. В 80-е годы единственная дочь правящей королевы Елизаветы Второй Виндзорской принцесса Анна предстала перед судом по обвинению в превышении скорости при вождении машины. В 90-е годы в еженедельном британском кукольном телешоу "Spitting image" - "Как две капли воды" (это прародитель российской программы "Куклы") - членов дома Виндзоров регулярно выставляли перед британской публикой как кучку глуповатых бездельников. В наши дни королевской семье при помощи, так сказать, "придворных" юристов постоянно приходится с кем-то судиться, чаще всего в связи с клеветой или вторжением в частную жизнь. И ничего тут не поделаешь: последние 15-20 лет дом Виндзоров находится под неустанным оком журналистов.

Недавно, в сентябре 2000 года, стало известно о готовящейся публикации очередной скандальной книги о принцессе Диане. Автор этого опуса Патрик Джефсон на протяжении 8 лет был личным секретарем принцессы. Королевская семья решила было возбудить дело против Джефсона, чтобы остановить публикацию книги. Но юристы Букингемского дворца королеву уговорили этого не делать, поскольку, якобы, книга так или иначе появится в Интернете. Что же грозит теперь неверному Джефсону, разглашающему тайны частной жизни Виндзоров? Усекновение головы? Ничего подобного. Елизавета Вторая лишь резко осудила действия бывшего секретаря и пригрозила лишить его медали "За выдающиеся заслуги перед монархией", которой он был удостоен в 95 году.

Конечно, Елизавете Второй угрожают не столь страшные опасности, как королеве Виктории, правившей большую часть XIX века. На ту было совершено шесть настоящих, хотя и, к счастью, неудачных покушений. Однако и в жизни нынешней британской королевы были трудные минуты. Во время военного парада в июне 1981 года некий молодой человек выпалил в гарцующую на коне королеву шесть холостых патронов. А летом 82-го произошла совсем невероятная история. Некто Майкл Фэгэн тайно проник не просто в Букингемский дворец, но и в саму спальню королевы. В 7 часов утра Фэгэн присел у изголовья королевского ложа и попросил у разбуженной его появлением Елизаветы Второй сигарету. Королева совершенно хладнокровно заявила, что у неё в спальне сигарет нет, но что она может послать кого-нибудь за куревом. Одновременно с этим она нажала потайную кнопку вызова охраны. Позднее Елизавета Вторая рассказывала друзьям, что в этот момент больше всего боялась не за себя, а того, что шум разбудит её супруга принца Филлипа, он ворвется к ней в спальню и начнет избивать незванного гостя.

Что же стало с Майклом Фэгэном после того, как его скрутила охрана? Да ничего - он лишь на короткое время попал в психиатрическую лечебницу.

Представляете, что было бы со злоумышленником, который ухитрился бы забраться в спальню супруги президента... какой-нибудь страны, не менее великой, чем Великобритания. Страшно подумать!