1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

22.08.2001 Бурунди: "сладкая жизнь" на фоне гражданской войны

В начале нашего выпуска я предлагаю вам отправиться в Бурунди - бывшую из немногих колоний Германии. С конца восьмидесятых годов прошлого века политическую ситуацию в этой центральноафриканской стране определяет череда военных переворотов, в основе которых - межэтнические разногласия между представителями народности тутси, находящимися сейчас у власти, и хуту, которые составляют большинство населения страны.

В середине девяностых годов это противостояние вылилось в кровавую резню. Жертвами межэтнических распрей стали около двухсот тысяч человек. Примерно столько проживают сейчас в столице Бурунди городе Бужумбура. Один из жителей Бужумбуры - немец Матиас Кунце. Он руководит здесь фабрикой по производству мыла, построенной когда-то его отцом, и на жизнь не жалуется.

    - Каждые выходные мы ездим на озера. Ведь здесь есть все возможности для занятий спортом: от игры в гольф или в теннис до верховой езды или катания на водных мотоциклах.

    Уроженец Берлина Матиас Кунце чувствует себя в столице Бурунди городе Бужумбура как дома. И, похоже, автоматные очереди, раздающиеся в окрестностях бурундийской столицы, его не очень-то и смущают.

    Фабрика по производству мыла молодого берлинского предпринимателя находится всего лишь в нескольких километрах от места вооружённых столкновений правительственных войск и повстанцев из племени хуту. За последние месяцы в результате этих столкновений был разрушен не один квартал в пригородах Бужумбуры. С десяти часов вечера в столице действует комендантский час. Но Матиас Кунце предпочитает говорить с журналистами о красотах Бурунди:

      - Здесь великолепные ландшафты. Не везде найдёшь такое разнообразие, такое чередование гор и красивейших озёр. Да и климат здесь очень мягкий.

      Цинизма в словах Кунце нет. Молодой бизнесмен может позволить себе вести роскошный образ жизни в одной из самых опасных столиц мира.

        - Мы являемся представителями высшего слоя общества в Бурунди, входим в пятёрку крупнейших фабрикантов.

        Предприниматель не скрывает свой гордости от того, что является представителем высшего общества центральноафриканской страны. На стоянке у его фабрики припаркованы два отремонтированных спортивных автомобиля британской сборки. Поблизости расположены конюшни со скаковыми лошадьми и престижный гольф-клуб.

          - Здесь всё под рукой. Бужумбура - небольшой город, и всё в нём расположено неподалёку.

          Мыльный фабрикант может в любой момент покинуть раздираемую гражданской войной страну. В ангаре пилота-любителя стоят четыре принадлежащих ему самолёта. Однако Матиас Кунце предпочитает летать на дискотеки в южно-африканский Йоханнесбург.

          Несмотря на войну и геноцид, мыло нужно людям всегда. Таков девиз немецкого предпринимателя. В цехах принадлежащей ему фабрики установлены котлы, снятые ещё с кораблей времён второй мировой войны. В этих котлах бурундийское пальмовое масло смешивается с бельгийской щелочью и немецкими ароматическими добавками.

            - Мы производим четыре сорта мыла. Одним из самых популярных является цитрусовое, так как оно помогает от москитов.

            Около ста рабочих фабрики производят в основном мини-куски мыла – так сказать, военный рацион. В то же время Матиас Кунце не без гордости говорит о том, что, несмотря на тяжёлое положение, в стране он не уволил ещё ни одного из своих сотрудников. А в конце недели каждый из них получает своего рода премию:

              -Каждый рабочий получает по два или по три куска мыла.

              В то время как экстремисты в Бурунди разжигают расовую ненависть, на фабрике Матиаса Кунце рука об руку трудятся представители хуту и тутси.

              «Все они – очень приветливые люди», - утверждает немецкий предприниматель - перед тем, как отправиться на водную прогулку по озеру Танганьика.

              Частную инициативу трудно представить себе без риска и хорошо, когда он оправдан. Между тем, любого риска для дипломатов и сотрудников посольств стараются избежать внешнеполитические ведомства. Зачастую решение проблем безопасности зависит от достаточного финансирования. Шесть с половиной миллиардов долларов - таков бюджет госдепартамента Соединённых Штатов. Однако, как установили сразу два американских института, этих денег явно мало, а те, что есть, зачастую используются неэффективно. Многие сотрудники внешнеполитического ведомства США лишены доступа к Интернету. Четверть из 250 дипломатических представительств Соединённых Штатов за рубежом "перенаселены", 88 процентов всех посольских зданий не отвечают требованиям безопасности. Эти проблемы пообещал решить новый госсекретарь США Коллин Пауэлл. В то же время генерал предостерёг: кто будет плохо работать, того он заставит отжиматься от пола. Но в шутки в сторону. Пока, как сообщает наш нью-йоркский корреспондент Юрий Дулерайн, значительных изменений в госдепартаменте не произошло.

              США: богатые тоже плачут, или почему у госдепартамента нет денег? Каждое лето, когда приходит пора утверждения федерального бюджета на новый финансовый год, он начинается первого октября, можно наблюдать одну и ту же картину. Белый дом предлагает увеличить расходы госдепартамента на внешнеполитическую деятельность, а конгресс, как правило, отвечает: рад бы, да денег не хватает. Нынешнее лето не исключение. Палата представителей, например, одобрив бюджетные расходы на иностранную помощь, сократила на 44 миллиона долларов помощь странам бывшего Советского Союза. Сокращение это пришлось на долю Украины. Однако государственный департамент, разрабатывающий вопросы иностранной помощи жалуется на скупость конгресса не из-за Украины, и не из-за сокращения на 10 миллионов долларов Фонда азиатского развития, и не из-за полного запрета финансировать международный совет ООН по борьбе с наркотиками. Внешнеполитическое ведомство и его дипломатический корпус жалуются на скупость иного рода. Законодатели не желают выделять средства на усиление мер безопасности посольств и дипломатов.

              Ну как тут не вспомнить «Кондуит и Швамбранию» Льва Кассиля, где отцы города в Покровской слободе на предложение построить новую больницу каждый раз дружно отвечали: «Не трэба». Вашингтон конечно не российская глубинка дореволюционной поры, но стоит лишь госсекретарю заикнуться о строительстве новых посольских зданий с более совершенной системой безопасности в странах, где возможны теракты, как законодатели говорят: «Не трэба», ссылаясь на дороговизну. Дошло до того, что Колин Пауэлл, госсекретарь, выступая в конгрессе, предложил ставить новые посольские здания, отступая от улицы не на 33 метра, как предписывают специалисты по борьбе с терроризмом, а на 16 метров. Причина – не хватает денег на покупку дополнительной земельной площади. И это у богатейшей страны мира.

              Недовольство законодателей вызывает не только высокая стоимость земли, но и самих зданий. В некоторых странах, например, в Экваториальной Африке возведение нового помещения для дипломатического представительства обходится в 100 миллионов долларов. «Мы не можем себе позволить тратить по 100 миллионов долларов на посольства», - сказал сенатор Эрнест Холингс – демократ от Южной Каролины. А, по мнению сенатора Кента Конрада, он тоже демократ от Северной Дакоты: «Если мы израсходуем по 100 миллионов долларов на строительство посольства, то большинство американцев, а я знаю моих избирателей, посчитают это экстравагантностью».

              В августе 1998 года исламские террористы взорвали американские посольства в Кении и Танзании. Сотни людей погибли. Свыше 4 000 было ранено. В Вашингтоне дело расследовал Совет по выяснению меры ответственности, как предписывает закон. Так вот Совет пришел к выводу, что администрация и конгресс несут ответственность за то, что не выделяли достаточно средств на усиление систем безопасности, что могло бы, если не вовсе предотвратить трагедию, то, во всяком случае, сократить количество жертв. Совет рекомендовал выделить 14 миллиардов долларов для укрепления безопасности посольств по всему миру и на замену зданий, адекватная защита которых, невозможна. Автор рекомендации – адмирал Уильям Кроу, бывший посол в Лондоне, а до этого председатель объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США.

              Обозревателей поразил тот факт, что рекомендации адмирала Кроу были аналогичны выводам Бобби Инмана, бывшего замдиректора ЦРУ. Инман возглавлял комиссию, которая расследовала причины взрыва в американском посольстве в Бейруте в восьмидесятых годах. Рекомендациям Инмана не вняли и денег не выделили. История, как мы знаем, повторилась в Африке. По мнению обозревателей, таких, как Уильям Сефайер, республиканец, консервативный комментатор Нью-Йорк Таймс, причина не столько в деньгах, США все-таки богатейшая страна мира, сколько в изоляционистских настроениях американцев. И это, не смотря на заверения президента Буша, что его администрация - самая, что ни на есть интернационалистская.

              Как бы там ни было, но политику изоляции взяли на вооружение баскские экстремисты из террористической организации ЭТА. Практически каждую неделю в выпусках новостей можно услышать сообщения об очередном теракте, осуществлённом ЭТА, количестве жертв и пострадавших, демонстрациях протеста против насилия в Испании. И в голову не приходит, что за циничными преступлениями может скрываться какая-либо идеология. Тем не менее, как сообщает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий, она есть.

              Испания: террористы ЭТА и коммунистическая идеология Об идеологии убийц обычно говорить не принято. Баскские сепаратисты из группировки ЭТА – не исключение. В Испании считается, что кровопролитие превратилось для них в самоцель. Ведь бессмысленные злодеяния –убийства, скажем, прохожих на улице - совершаются преступной бандой уже почти сорок лет. И весьма трудно представить, что эти убийства отвечают какой-либо человеческой идеологии.

              Однако идеология у баскских экстремистов все же есть и весьма знакомая - коммунистическая. Террор – лишь способ навязать обществу эту идеологию. Кстати, вырабатывалась она не один год. Подобрать модель коммунизма для будущего баскского независимого государства оказалось не так просто. Пример Советского Союза как империи, угнетавшей, по мнению басков, малые народы, не годился. После долгих поисков и кропотливого, но безрезультатного изучения китайского, кубинского, вьетнамского и северокорейского опыта, окончательный вариант все же был найден. Наиболее подходящей моделью общественного устройства сторонники ЭТА назвали албанский социализм времен правителя Энвера Ходжи.

              Почему? В первую очередь, из-за его ультранационализма и стремления жить изолированно от всего мира. Мы, дескать, самые лучшие. У нас все лучше, чем у других. Мы пуп земли. Нам и общаться ни с кем не надо, поскольку кругом только завистники и враги. Баскские леваки-националисты твердят тоже самое, доводя идею о своем превосходстве до абсурда. Чего только стоят их утверждения о том, что баскские куры, козы, коровы и дворняги – лучшие в мире.

              В 70-80-ые годы десятки баскских радикалов посетило Албанию для изучения «положительного» опыта. Уезжали разочарованными. Реальность все же шокировала. Так, выкатили раз албанцы из сарая собранный кустарным способом по чертежам 20-го года трактор и, не моргнув глазом, заявили, что он де лучший в мире. Окончательную веру в албанский социализм подорвали события, связанные с крушением тоталитарного режима Ходжи и его последователей.

              Но все же кое-что баскские идеологи от него заимствовали. Помимо изоляционизма, речь идет об уравнительной системе распределения благ. Напомним, что в Албании каждый имел право на один костюм в год и на две пары башмаков. Мало, но зато поровну. И это весьма привлекательно для сторонников ЭТА. Впрочем, сегодня об албанском опыте они вслух не упоминают и говорят о своей собственной модели социализма, который якобы подсказан самой баскской историей.

              В программу его построения входит, к примеру, полное искоренение испанского и французского языков и их замена баскским, которым сегодня владеет не более 20% местного населения. Далее необходимо уничтожить «чуждую, не баскскую, культуру». Следует также провести всеобщую национализацию, уничтожить капитализм и распределить конфискованные богатства. Затем надо установить одинаковую для всех так называемую «социальную» зарплату, невзирая на профессию и квалификацию. В независимом баскском государстве будет царствовать своя «баскская демократия», не похожая ни на одну другую в мире. В последнем, впрочем, никто не сомневается, полагая, что все проблемы и споры при такой «демократии» смогут быть решены традиционным для экстремистов способом: выстрелом в затылок оппонента.

              Что касается внешней политики, то радикалы уверены в том, что все народы Европы последуют их примеру. И даже предлагают свои услуги для помощи в строительстве нового строя.