1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

22.02.2001 Интервью с главным редактором газеты «Мы в Германии» Лютеранская община Санкт-Петербурга

Здравствуйте, дорогие друзья, в студии Виктор Вайц.

Сегодня в нашей программе:
Интервью с ответственным редактором германского приложения к «Аргументам и фактам» Александром Аникиным И рассказ о жизни и деятельности лютеранской общины Санкт-Петербурга. Итак, начнем по порядку.

Для эмигрантов и переселенцев из стран СНГ в Германии издаётся немало газет и журналов. Выходит в свет и приложение к популярному еженедельнику «Аргументы и факты» с несколько пафосным названием «Мы в Германии». С ответственным редактором Александром Аникиным беседует моя коллега Наталья Королёва.

- Александр, Ваша газета называется «Мы в Германии». Что это значит? Кто это – мы?

    - В данном случае речь идет о людях, которые прежде были жителями стран СНГ, или СССР. Это люди, преимущественно, из Казахстана и из России, то есть русскоговорящая публика.

    Еженедельник «Аргументы и факты» очень популярен во всем мире. И в каждом киоске в Германии можно купить эту газету. Но почему решили выпускать такое региональное приложение? В принципе, информации в самой газете, даже без этого приложения, достаточно...

      - Прежде всего, эта газета самая высоко тиражная в России – три миллиона тираж, очень много подписчиков. И, в общем, престижа ради, наверно, газета хочет распространяться по всему миру. Всего существует 52 приложения к газете «Аргументы и факты». То есть, региональные приложения, которые находятся в России, а также в Канаде, Америке, Германии.

      - Расскажите, пожалуйста, какова структура этого приложения и о чем вы пишете.

        - Прежде всего, мы пытаемся помочь людям – ведь не секрет, что сюда, в Германию, из России приезжает очень много высококлассных специалистов. Как правило, они не находят приложения своим умственным способностям, скажем так, а мы пытаемся на страницах газеты подсказать им, куда приложить свои усилия. У нас есть такие рубрики, как «Помощь юриста», мы пытаемся рассказать о проблемах, наиболее часто встречающихся на пути иностранцев, давать материалы из социального ведомства и консульства.

        - У вас есть какая-то определенная целевая группа читателей?

          - Насколько я успел заметить, здесь, в Германии, существуют газеты, которые ориентируются на определенный контингент. Например, есть газеты, которые ориентированы преимущественно на людей еврейской национальности. Есть газеты, которые ориентированы на выходцев из Казахстана – преимущественно, немцев. Наша газета пытается придерживаться средней линии. Мы не ориентируемся ни на ту категорию, ни на другую, но совершенно не противимся выступлениям ни еврейской стороны, ни немецкой, ни русской. То есть мы держим среднюю линию. Это наш принцип.

          - Кто ваши авторы?

            - Прежде всего, мы ориентируемся на письма читателей. В качестве авторов мы привлекаем корреспондентов других изданий, людей из регионов. Мы стараемся не замыкаться на Франкфурте-на-Майне, где располагается наша редакция, а пытаемся найти круг авторов по всей Германии – в Берлине, Мюнхене, Кельне.

            - Занимались ли Вы журналистикой в России и как вы себя чувствуете как журналист здесь, в Германии?

              - Журналистикой я занимался в России, это моя профессия. Об этой профессии я мечтал с детства, пытался писать и во время службы в армии – для того, чтобы поступить на факультет журналистики МГУ. И, в конце концов, поступил - по рекомендации армейской газеты. Это было в 1982 году. Вот с тех пор моя жизнь связана с журналистикой. Я работал во многих изданиях, окончив факультет журналистики. Работать там легче, – прежде всего, потому, что там не существует языкового барьера. Здесь такой барьер есть. Это, конечно, очень серьезное препятствие. Существует определенная недоступность к информации. Для сбора ее, прежде всего, приходится пользоваться русскоязычными средствами информации и русскоязычным Интернетом. Во-вторых, здесь существует закон, который преследует за нарушение авторских прав. Мы не можем достаточно часто обращаться к таким изданиям, как «Штерн», «Шпигель» - так сказать, «сдирать» просто так, без каких-то сносок, мы не имеем право. В общем, существуют определенные трудности в этом вопросе – в плане добычи информации.

              - На рынке средств массовой информации Германии достаточно русскоязычных изданий – серьезных, у которых довольно-таки высокий рейтинг. Вы чувствуете конкуренцию?

                - Да, конкуренция есть. Наше приложение живет только на доходы, которые мы имеем от размещенной рекламы. Состояние рекламы и количество ее – это и есть прямой показатель ее конкурентоспособности. У нас рекламы не так много, поэтому мы чувствуем, что есть газеты, которые стоят на несколько порядков выше, чем мы. Значит, им доверяет общество.

                - Как вы выдерживаете уровень?

                  - Пытаемся. Стараемся рассылать письма, стараемся давать интересные материалы, стараемся пользоваться именно теми вопросами, которые задают нам читатели, и раскрывать их. То есть, мы стараемся держаться на волне читателей. Мы стараемся придерживаться этой линии и за счет этого держаться на рынке, и, в принципе, мы считаем, что ту задачу, которая перед нами поставлена, мы выполняем.

                  - Что касается перспектив: Вы думаете, у газеты есть будущее?

                    - В принципе, есть. Но здесь есть одно маленькое «но». Если Москва пойдет на определенное понижение цен... То есть, газета сейчас не конкурентоспособна на немецком рынке только по одной простой причине: ее цена очень высока. Если брать издания, которые выходят точно с такой же периодичностью, раз в неделю - например, «Русская Германия», то ее цена 2.20 в неделю, а наше издание стоит 4 марки. Вот это, к сожалению, и есть такой сдерживающий фактор. И если мы его преодолеем, то тогда читателей и подписчиков у нас будет значительно больше, и мы возьмем все планки.

                    С ответственным редактором регионального издания «Аргументов и фактов» – «Мы в Германии» Александром Аникиным беседовала Наталья Королёва. А теперь к другой теме. В одном из выпусков передачи «Мосты» мы уже рассказывали о том, как в петербургской Петрикирхе отмечают рождество Христово. Сегодня речь пойдёт о жизни и деятельности лютеранской общины святых Петра и Анны в Санкт-Петербурге. В гостях у петербургских лютеран побывала Екатерина Филиппова.

                    В соборе святых Петра и Павла на Невском проспекте снова звучат проповеди. После нового освящения храма в 1997 году, здесь действует община святых Петра и Анны Евангелическо-лютеранской церкви в России, на Украине, в Казахстане и Средней Азии. История Петрикирхе, как ее называют, началась в 1730 году, когда Петр второй передал участок между Большой и Малой Конюшенными улицами лютеранской общине Санкт-Петербурга. Тогда собор называли просто " Кирхой на перспективе", т.е. на Невском проспекте. В советские времена в соборе размещался овощной склад. А в 1962-м году здесь открылся плавательный бассейн, который просуществовал до середины девяностых годов. Рассказывает пастор Кристоф Эрихт:

                      - Для нашей общины очень важно то, что её создание восходит к истокам истории и культуры Санкт-Петербурга. Первая лютеранская община возникла уже через три года после основания города на территории Петропавловской крепости. Сегодня община объединяет 750 прихожан, среди которых не так много коренных петербуржцев - носителей евангелической традиции и немецкой культуры. Большинство новых членов общины приехали в Санкт-Петербург из республик бывшего СССР. А пасторы до сих пор приезжали из Германии. Поэтому для воспитания нового поколения священнослужителей мы открыли теологический семинар, и минувшим летом состоялся первый его выпуск.

                      Руслан Тихомиров, один из выпускников семинара, проходит практику в соборе Петра и Павла в качестве викария. Я попросила его рассказать о жизни общины:

                        - В общине проводятся конфирмационные занятия, которые посещают приблизительно сорок человек. В общине проводятся и библейские семинары. Отчасти они проводятся на немецком языке, или даже, может быть, в большинстве случаев, поскольку посещают их люди, понимающие немецкий язык. Богослужение ведется с переводом на русский. Последнее богослужение было с переводом и на немецкий, поскольку мне пришлось его вести. Конечно, среди прихожан много русских. Но ядро все-таки немецкое. Потому что первоначально в общину входили люди, которые имели какую-то связь с немецкой культурой, которые хотя бы частично считали себя немцами. По крови или по языку.

                        Пастор Эрихт, который за полтора года своего пребывания в Петербурге достаточно освоил русский язык, не выдержал попыток Руслана определиться с "немецкостью" и вмешался:

                          - Евангелистом может быть не только немец, это вообще не вопрос национальности, а вероисповедания. В нашу общину может вступить каждый. Что касается финансового положения, то в этом году мы начали собирать членские взносы - 50 рублей в год. Постепенно мы бы хотели встать на "собственные ноги", однако сейчас нам оказывают помощь евангелические общины северной Германии. Конечно, в Петербурге жизнь церковной общины совсем иная, чем в Германии. Мы встречаемся не только по воскресеньям для совместной молитвы. Мы проводим обширную диаконическую работу - посещение больных на дому. А наших врачей, членов общины, мы призываем давать бесплатные консультации. Мы оказываем помощь нуждающимся и не только членам общины. Таким образом, у нас существует определенная социальная среда и окружение. Я еще нигде не встречал такой готовности вместе делать и думать, такого ответственного отношения к делу, как здесь, в Санкт-Петербурге. Однако во многом наше существование зависит от пожертвований. К примеру, в ближайшее время понадобятся средства для оснащения учебных мастерских для подростков. Постоянно надо закупать продукты для кружка домоводства. Поэтому мы рады каждому, кто может оказать финансовую помощь.

                          В общине святых Петра и Анны почти для каждой возрастной группы прихожан созданы условия для проведения свободного времени. Молодежь недавно основала уже второй театральный коллектив. Прихожане исправно и с увлечением занимаются на курсах немецкого языка. Заботятся и о здоровье. Рассказывает Людмила Дидрихсон:

                            - Это женский клуб немецкой общины святого Петра и святой Анны. Мы много чем занимаемся, например, сейчас - методикой саморегуляции и самоизлечения по системе академика Нарбекова. Эта методика помогает без лекарств выходить из состояния депрессии. Мы занимаемся еще и рукоделием. На данный момент мы излечиваемся. Для того чтобы руки наши потом хорошо творили. Когда у нас не было помещения, мы жили в трудных условиях, в молодежной комнате занимались. А в данный момент мы получили, наконец, помещение и очень этому рады. И вот здесь мы проводим свои праздники и встречи. Это помогает не только духовному развитию, но и раскрытию лучших черт в человеке. Во-первых, характер меняется, мы как-то иначе смотрим на проблемы. Мы сами стараемся выйти из сложных ситуаций, чтобы не стать пациентами или клиентами диаконической группы. Мы сами хотим себе помочь".

                            Диаконической работой в общине руководит Светлана Ашурова:

                              - Это как раз работа, которая велась и ведется до 1 октября, когда было официальное открытие социально-диаконического центра - это посещение пожилых людей, уход за ними. С этого мы начинали. Когда у нас появились собственные помещения, появилась и возможность организовать дневной уход именно здесь. Сейчас у нас проходит один раз в неделю, в дальнейшем мы планируем три раза в неделю проводить этот день для пожилых людей с элементами ухода. У нас эта работа ведется добровольными членами общины, это женщины, есть у нас, правда, и мужчина, который тоже занимается диаконической работой. Этот труд только добровольный.

                              Театром, домоводством и немецким языком с подростками занимается Нина Носкова, которая специально для этого перебралась в Санкт-Петербург из Германии.

                                - Я приехала в Санкт-Петербург четыре года назад, чтобы здесь работать с молодежью и с детьми. Я слышала об этой церкви в Германии. Я увидела службу по телевизору и сразу захотела сюда приехать и помогать. Потому что они только начинали свою деятельность. И когда сюда приехала, здесь уже была группа молодежи, и они очень сердечно приветствовали меня.

                                Недавно Нина вышла замуж за одного из своих прежних подопечных, и они вместе руководят театральным коллективом.

                                  - У нас две молодежные группы. Одна постарше - они почти уже взрослые. Мы вместе читаем Библию, молимся вместе, обсуждаем проблемы. Сюда приходят молодые люди и просто отдохнуть. Наше преимущество в том, что мы находимся в центре города, и студенты после занятий в университете просто заходят на чашку чая.

                                  Когда я пришла на занятия подростковой группы, Нина как раз помогала детям готовить домашние задания.

                                    - Нина, а ты мне потом тоже поможешь сделать?
                                    - Арсений, потише. "Ein Rathaus"."R", T", "H"
                                    -"Как в Москве?" Ну, почти. Ein Kino, ein Museum, ein Theater...
                                    - А это что, надо по-русски написать?
                                    - Wie heissen diese Laender, diese Staedte auf Russisch?
                                    - Wien" - это Вена. Женева - Genf. Waimar я не знаю. - Веймер. - Веймер? Да, Waimar - это Веймар. - Где Гете был, да? Правильно. Hamburg будет Гамбург.

                                    Учеба и совместное времяпрепровождение не заменяют главных событий, объединяющих прихожан, - регулярные богослужения.

                                    Это был репортаж Екатерины Филипповой из лютеранской общины святых Петра и Анны города Санкт-Петербурга. По часам в студии я вижу, что время нашей передачи подошло к концу. Мне осталось только попрощаться с вами и пожелать всего самого доброго.