1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

22.02.2001 Город-убийца?

У микрофона Александр Варкентин, здравствуйте. Сегодня у нас в передаче никакой музыки не будет. Тема такая, что не до веселья. Речь пойдёт о преступлениях правых радикалов - реальных и мнимых, о том, как реагирует на них немецкая общественность, о том, как опасна общественная истерия. Ну, и ещё о том, что иногда, я подчеркиваю - иногда - нашего брата журналиста ругают всё-таки не зря. За дело ругают. Судите сами.

27 июля прошлого года на станции электрички в Дюссельдорфе взорвалась бомба. Тяжело пострадали несколько человек. И тут же все теле- и радиоканалы в Германии, все газеты и журналы затрубили об очередной наглой вылазке неонацистов. Возмущенные граждане вышли на демонстрации протеста. Дело в том, что большинство пострадавших - евреи-переселенцы из бывшего Советского Союза. Они как раз возвращались с занятий немецким языком. И следствие тут же пошло по праворадикальному следу. Была создана особая бригада в 60 человек. За сведения, ведущие к поимке преступника или преступников, была объявлена награда в 120.000 марок. Однако прошло полгода, и подозрения в неонацистской подоплёке не подтвердились. Следствие зашло в тупик.

3 октября прошлого года в Дюссельдорфе неизвестные бросили три бутылки с зажигательной смесью в синагогу. Никто не пострадал, зданию был нанесён лишь незначительный ущерб. И в этом случае все средства массовой информации тут же поспешили заклеймить позором правых радикалов. В Дюссельдорф началось паломничество политиков, спешивших засвидетельствовать своё возмущение. Граждане города вышли на демонстрацию протеста. За рубежом, но, в первую очередь, в самой Германии, заговорили о возрождении латентного немецкого антисемитизма. А в начале декабря преступники были арестованы. Ими оказались два араба - один из Иордании, другой из Марокко. Ни к каким праворадикальным организациям они не принадлежали. В марте начнётся суд, возможно, тогда и удастся выяснить побудительные мотивы преступников.

Но самый громкий случай подобного рода произошёл в Саксонии. Там на скамье подсудимых оказался целый город. Открыла охоту на ведьм самая массовая в Германии бульварная газета «Бильд». В ноябре прошлого года она вышла с аршинным заголовком: «Неонацисты утопили ребёнка!» А дальше в душераздирающих тонах описывалось, как группа бритоголовых молодчиков топит в городском бассейне пятилетнего мальчика, а сотни так называемых нормальных граждан безучастно или даже с одобрением за этим наблюдают. Маленький курортный городишко тут же буквально затопила волна журналистов. Не было в Германии политика, не выразившего перед телекамерами свой гнев и возмущение. Название города «Зебнитц» стало символом разгула неонацизма в Восточной Германии. А что же сегодня? Сегодня журналисты стыдливо молчат. И первое, и повторное следствие, три независимых медицинских экспертизы однозначно установили: смерть пятилетнего Йозефа наступила в результате несчастного случая. У ребёнка было больное сердце. Никаких правых радикалов в тот трагический день рядом и в помине не было. Какие же последствия всё это имело для самого города? Вот репортаж нашего корреспондента Бернда Греслера:

На рыночной площади Зебнитца собралось несколько сот человек. Валит мокрый снег. Соответственно, и настроение пасмурное. Бургомистр созвал горожан, чтобы перед телекамерами осудить праворадикальное насилие. Но телевизионщики не приехали, а горожане осуждают не столько правых радикалов, сколько журналистов всех мастей.

    - Ну, чтобы это... мы против насилия, то есть категорически. А то, что произошло тут, в Зебнитце, что журналисты с нами натворили, это вообще свинство и хамство.

    Бургомистр Майк Рух в беседе с журналистами в открытую журналистов не ругает. Он не упускает возможности подправить вконец испорченную репутацию города:

      - В самом Зебнитце нет никакого насилия, ни со стороны правых, ни со стороны левых. И не было здесь никакого насилия. Но после всего, что о нас понаписали, сюда стекаются и правые, и левые хулиганы со всей страны. Все они считают, что именно здесь им надо что-то такое "за" или "против" продемонстрировать. А мы, жители города, оказались в роли жертв. Для меня вся эта история - пример того, сколько страданий, сколько горя можно принести целому городу необоснованными подозрениями и обвинениями...

      Простые граждане Зебнитца менее дипломатичны в своих высказываниях:

        - У нас никто больше не верит в объективность средств массовой информации. Для меня это самое ужасное. Оказывается, они врут ещё бессовестней, чем я думал. Нельзя ведь записывать в преступники целый город, если одна семья никак не может прийти в себя после трагедии и распускает чудовищные слухи. Я считаю, что они могли бы извиниться или хотя бы отказаться от своих слов...

        Но тут, наверное, надо вернуться к трагической гибели маленького Йозефа, рассказать о последовавших за ней событиях:

        Семья Кантельберг-Абдулла переехала в Зебнитц в 1995 году и открыла в городке аптеку. Тут же началась ожесточенная конкурентная борьба с двумя местными аптекарями - городок-то маленький, всего 10.000 жителей. Госпожа Кантельберг считала, что в городе их встретили неприветливо, потому что её муж, Сааб Абдулла, родом из Ирака. Однако постепенно жизнь налаживалась. Ренате Кантельберг даже стала депутатом городского совета от социал-демократической партии. Трагедия случилась 13 июня 1997 года. Мать отправила пятилетнего Йозефа искупаться в открытый бассейн. Присматривала за малышом только его сестра Диана, которой в то время было всего 11 лет. Во время купания мальчик умер. Официальная причина смерти - несчастный случай. Однако госпожа Кантельберг начала собственное расследование. Она представила письменные свидетельские показания, заставившие возобновить следствие. Полиция даже временно задержала трёх молодых людей по подозрению в предумышленном убийстве пятилетнего Йозефа. Вот тут-то и началась газетная шумиха. Госпожу Кантельберг пригласил к себе в Берлин сам канцлер Герхард Шрёдер, чтобы выразить ей своё сочувствие и возмущение. Так Зебнитц в одночасье стал «городом убийц». Однако теория праворадикального заговора продержалась недолго. Подозреваемых пришлось отпустить. Оказалось, что свидетельские показания госпожа Кантельберг добывала с помощью денег и нажима. Большинство так называемых свидетелей соглашались подписать заранее составленные тексты из жалости к обезумевшей от горя матери. Многие из них в тот злополучный день даже не были на территории спортивного комплекса. Все они отказались от своих показаний. А вот опрос 240 свидетелей, которые действительно находились в тот день на территории комплекса, показал, что никакого насилия к мальчику не применялось. Медики следов насилия тоже не зафиксировали. Более того, ни в лёгких, ни в желудке ребёнка не было обнаружено воды. Однозначный вывод всех трёх медицинских экспертиз, проведённых различными независимыми институтами - мальчик не утонул, смерть наступила в результате остановки сердца при соприкосновении с холодной водой. Сейчас против госпожи Кантельберг возбуждено уголовное дело по обвинению в подкупе свидетелей.

        На этом можно было бы поставить точку. Если бы ущерб не был нанесён всему городу. Вот продолжение репортажа нашего корреспондента Бернда Греслера:

        Семья Кантельберг сегодня живёт на осадном положении. Перед их домом постоянно дежурит полицейская машина. Да и во всём Зебнитце поразительно много полицейских на улицах - и пеших и конных. Такого количества зелёных мундиров на душу населения, пожалуй, нигде в Германии больше не встретишь. Атмосфера накалена до предела. Супруги Кантельберг-Абдулла получают угрозы через «интернет» и по почте. Телефонную трубку лучше не снимать - наверняка раздастся грязная брань. Правда, свою аптеку они снова открыли, но в ней пусто. Оборот упал на 80 процентов. Однако извиняться ни перед кем супруги Кантельберг-Абдулла не намерены. Они до сих пор уверены, что их сын стал жертвой заговора:

          - Нам тяжело. Вы, наверное, можете себе представить, что здесь, в Зебнитце всё постоянно напоминает нам об убийстве нашего сына, хотя со многими у нас и сохранились добрые отношения. Так что рано или поздно нам придётся отсюда уехать...

          Говорит Ренате Кантельберг. Её супруг уверяет, что все медицинские экспертизы были подложными, а у следствия, и первого, и повторного, была одна задача - оправдать подлых убийц. И ещё Сааб Абдулла винит средства массовой информации в том, что они не оказали ему достаточной поддержки. «Хоть Вы-то попытайтесь сказать правду», напутствует он меня на прощание. Но, правда, многогранна. Правда и в том, что городок Зебнитц в значительной мере живёт за счёт туризма. А гостиницы пустуют. Хуже того, хозяин единственной в городе фирмы по техобслуживанию компьютеров Штефан Мюллер в отчаянии:

            - Мы ищем сотрудников, специалистов по компьютерам, даже посредническую фирму подключили. И никого не можем найти. Говорю с человеком по телефону, всё нормально, меня его квалификация устраивает, его мои условия. Договариваемся о встрече, и сразу вопрос: это что, тот самый Зебнитц? И тут же кладут трубку. Особенно иностранные специалисты. Давно уже известно, что вся эта история с убийством - плод больной фантазии, но дурная слава за городом так и осталась. А мне люди позарез нужны.

            Правда и в том, что Конрад Кройтц, пастор Евангелической церкви в Зебнице, неделями не решался выйти из дома. В ноябре прошлого года, в самый разгар газетной истерии, он попытался слегка поумерить страсти. В разговоре с журналистами пастор позволил себе задать вопрос, а разумно ли доверять присмотр за пятилетним ребёнком в бассейне его одиннадцатилетней сестре? И ещё он поручился за своих прихожан. Конечно, какие-то праворадикальные выходки возможны и в его городе, но чтобы на глазах у сотен людей какие-то мерзавцы утопили ребёнка и никто не вмешался - нет, в такое пастор Кройтц просто отказывался верить. Беседа была не для печати, об этом пастор заранее договорился с журналистами. Тем не менее, некоторые из них опубликовали часть его высказываний, вырвали их из контекста, а то и просто переврали. И обвинили пастора в правом радикализме, мол, каков поп, таков и приход. Сегодня, когда нелепость всех этих чудовищных обвинений доказана, пастор Конрад Кройтц мог бы торжествовать. Но причин для радости он не видит:

              - Мне одна мысль не даёт покоя. Вроде бы, журналисты извинились перед нами, но все эти лицемерные слова звучат скорее как упрёк. Как-то между строк звучит, мол, не было, но ведь могло же и быть. И вообще, жителям Зебнитца неплохо бы извлечь урок из всего случившегося. Но, по-моему, этот призыв направлен не по адресу. Нас как бы вынуждают покаяться в грехах, которых мы не совершали. Как-то не по-христиански с нами поступают...

              Пастор Кройтц не требует и не призывает, он смиренно просит журналистов и особенно политиков осторожней обращаться со словами. Бороться с правым радикализмом необходимо, но недопустимо в угаре этой борьбы клеить позорные ярлыки на ни в чём не повинных людей. Иначе, как в Зебнитце, человеческая трагедия одной семьи может обернуться трагедией целого города:

                - Я считаю, пострадали все те, кто жил нормальной достойной жизнью. Пострадали все без вины виноватые, все, кто вынужден до сих пор оправдываться и, собственно говоря, так и не знает за что. Пострадали все те, кто больше никогда не поверит ни одному слову в прессе или на телевидении. Пострадал весь наш регион. Сколько бы сейчас не писали и не говорили о том, что произошла ошибка, всё равно, дурная слава останется. Люди ведь помнят первые скандальные сообщения, а не стыдливые опровержения где-то на третьей полосе газеты. А кто-то, наверняка, до сих пор думает: нет дыма без огня. Пострадала демократия. Что это за общество, где можно безнаказанно целый город объявить убийцей? А хуже всего то, что выиграли от всего этого именно те, против кого и надо бороться. Для экстремистов, для их пропаганды весь этот случай - подарок судьбы, а порядочные люди теперь предпочтут смолчать. Печально всё это.

                К этому нечего добавить. Может быть, только несколько фактов:

                Немецкий совет по делам печати вынес строгое порицание трём газетам, особо «отличившимся» в освещении так называемого «дела Зебнитца». В решении подчеркивается недопустимость публичного осуждения до окончания суда и следствия. Правительство федеральной земли Саксония выделяет 10 миллионов марок на экстренные меры по развитию инфраструктуры города и для работы с молодёжью. Канцлер Германии Герхард Шрёдер обещал в ближайшее время посетить Зебнитц. Между тем, Конституционный суд Германии рассматривает представление федерального правительства о запрете праворадикальной Национал-демократической партии. Ряд федеральных земель уже приняли специальные программы с целью помочь членам праворадикальных организаций покончить со своим прошлым. Ведомство по охране Конституции ещё не опубликовало свой ежегодный отсчёт, но в прессу уже просочились сведения о том, что число праворадикальных преступлений и правонарушений в прошлом году увеличилось примерно на 40 процентов. Общее число готовых к насилию правых радикалов в Германии Ведомство по охране Конституции оценивает в 10.000 человек.

                Вот и всё на сегодня. Спасибо нашему корреспонденту Бернду Греслеру, побывавшему в Зебнитце, спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на «Немецкую волну».