1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

22.02.2001 В ожидании справедливости

Сегодня вновь пойдёт речь о компенсациях тем, кто был вынужден работать на нужды нацистской Германии. Точнее, сегодня вы узнаете, почему выплаты, о которых давно идёт речь, до сих пор не начались.

В студии Виктор Агаев. Здравствуйте. Исполнилось два года с того момента, как канцлер Шрёдер, посовещавшись с представителями немецких концернов, объявил о намерении создать фонд средств для выплат людям, которых использовали на принудительных работах в годы нацизма. Предполагалось, что в этом фонде будет два с половиной миллиарда марок, которые соберут правительство и примерно дюжина крупных фирм, использовавших подневольный труд. Затем в ходе переговоров, в которых участвовали представители восьми стран и которые тянулись полтора года, сумма, обещанная фонду, выросла до 10 миллиардов, а участие в фонде объявил делом своей чести едва ли не весь крупный и средний бизнес страны. Причём, не только те фирмы, которые использовали рабский труд, но и почти все те, что существуют сейчас. Фонд получил название «Память, ответственность, будущее», закон о фонде принят Бундестагом, представители ряда стран подписали совместное заявление...

Однако выплаты жертвам до сих пор не начались, более того, до сих пор не собрана вся запланированная сумма - 10 млрд. марок. Точнее, правительство Германии свою долю - 5 миллиардов дало, а промышленность свои пять миллиардов собрать пока не может: не хватает почти трети - 1,4 миллиарда марок.

Нередко можно услышать, мол, фирмы сознательно затягивают начало выплат, чтобы осталось меньше получателей, и тогда можно было бы не платить вовсе, ведь каждый месяц умирает примерно один процент из потенциальных получателей этих денег. Нет, говорит граф Ламбсдорф, человек, который вёл все переговоры и участвовал в выработке всех условий......

    - Нет, затяжка с началом выплат не позволит фирмам сэкономить их деньги, поскольку выплаты из фонда причитаются всем, кто был жив 14 февраля 1999 года - в это день было принято решение о создании фонда. За тех, кто умер после 14 февраля 1999 года, деньги получат их прямые наследники.

    Тогда почему же начало выплат всё отодвигается и отодвигается? Как напоминает Вольфганг Гибовский, представитель инициаторов создания фонда немецкой экономики, фирмы, добровольно объединившиеся для создания этого фонда, с самого начала выдвинули одно условие:

      - Условием выплаты денег подневольным рабочим является достижение, так называемого, юридического мира, т.е. получение от США гарантий того, что все находящиеся в судах США иски жертв нацизма к немецким предпринимателям будут отклонены.

      Здесь необходимо небольшое пояснение, почему всё завязано на суды в США. Немецкие предприниматели, особенно крупные, сильно зависят от американского рынка, а многие имеют там свои филиалы. Если какой-либо иск бывших подневольных рабочих к какой-нибудь немецкой фирме будет удовлетворён, т.е. суд признает, что фирма эта должна платить компенсации, то первым делом будут заморожены, или арестованы её активы и имущество в США. Фирма понесёт и огромный моральный ущерб. А если будет удовлетворён хоть один иск, то за ним потянутся и другие, к другим фирмам, в других странах. Процесс может стать бесконечным и непредсказуемым. Естественно, фирмы этого не хотят - собственно, чтобы предотвратить такой ход событий и было задумано создание фонда.

        - Мы хотим подвести черту под тем, что совершили нацисты в годы второй мировой войной, финансовую черту, но не моральную. Её не может быть - это остаётся частью нашей истории.

        Подчёркивает граф Ламбсдорф, уполномоченный правительства Германии. Ламбсдорф напоминает, что правительство США по конституции никакого влияния на суды не имеет и, конечно, ничего не может гарантировать. Единственное, что оно могло сделать и сделало - издало информационный циркуляр, в котором открыто сообщало, что рассмотрение и удовлетворение этих исков противоречит международным интересам США. Правительство рекомендует судам переадресовывать все иски к немецкому фонду „Память, ответственность, будущее“, который и должен с ними разбираться. Будут ли все судьи руководствоваться этим призывом - вопрос времени. Пока известно, что два из трёх исков, находившихся на рассмотрении в судах США, отклонены. Третий - судья Ширли Крэм (Shirley Kram) отложила на 28 февраля, но это может тянуться дольше. Кстати, нередко понятие „юридический мир“ в этом вопросе трактуется как мир, заключённый навечно, как отказ от каких-либо исков в будущем. Это разночтение поясняет Вольфганг Гибовский:

          - К сожалению, немецкий и американский варианты текста „совместного заявления“ соглашения отличаются друг от друга. Действительным считается только американский текст, который и был подписан и в котором стоит: «Все, находящиеся на рассмотрении в момент подготовки этого документа». Выбор слов и структура текста не дают оснований для сомнений в этом. Но это не значит, что в будущем иски к немецким фирмам никогда не должны приниматься к рассмотрению. Это невозможно исключить. Поэтому и шла речь о том, что окончательного юридического мира ждать невозможно и сформулировать такие условия невозможно. Но сейчас судья Крэм присовокупила к иску, давно находившемуся на рассмотрении, ещё один иск. По нашему мнению, судья пошла на усложнение ситуации сознательно, а потому предсказать окончательное решение стало невозможно.

          Решение будет вынесено 28 февраля. Будет оно окончательным, или впереди новые неожиданности?

            - Судья поставила представителям сторон ряд вопросов, на которые должны быть даны ответы до 28 февраля. Будет ли в этот день принято решение - неясно, но скорее всего несколькими днями позже. К тому же пока судья занимается только старым делом, которое лежит у неё уже почти год. Новый иск пока ещё не обсуждается. В общем, немецкая сторона сейчас сделать ничего не может, Позиция немецких предпринимателей остаётся прежней: сначала мы должны быть уверены, что уже начатые иски будут отвергнуты, в том числе и этот новый, затем Бундестаг принимает закон о деятельности фонда, и только после этого могут начаться выплаты.

            Правда, как мы уже говорили, до сих пор не собрана вся названная в договоре сумма - 10 миллиардов марок. Промышленность свои пять миллиардов собрать пока не может: не хватает почти трети - 1,4 миллиарда марок.

              - Это достойно сожаления, но объяснимо. Практически все концерны уже внесли требуемые средства. Очередь за средним бизнесом. Это примерно 10 тысяч фирм, имеющих оборот около 250 млн. марок. Эти фирмы и являются виновниками того, что не хватает 1,4 млрд. Это в основном фирмы, у руля которых стоят их владельцы, для которых средства фирм - это их собственные деньги. Для этих людей власть денег сильнее чувства моральной и исторической ответственности, лежащей на немецкой промышленности.

              Говорит Вольфганг Гибовский, представитель промышленных кругов, который вряд ли станет отрицать, что какая-то часть бизнесменов средней руки попросту надеется дождаться, пока - без них - будет собрана вся сумма и их вклад будет уже не нужен. Некоторые бизнесмены опасаются, что, внеся деньги, как бы признают свою личную вину за преступления нацизма. Президент Германии Рау в специальном обращении к предпринимателям пытался развеять все сомнения подобного рода, но сумма не растёт. И проблема не упрощается - собрать примерно с 10 тысяч средних фирм почти полтора миллиарда, если все гиганты - Фольксваген, Сименс, Крупп, набрали три с половиной миллиарда. Этот фактор, судя по всему, и беспокоит американскую судью Грэм. Во всяком случае, как заявил Дитер Каструп, председатель наблюдательного совета фонда и одновременно представитель Германии в ООН, для него не является секретом, что судья сомневается в том, что фонд когда-либо наберёт необходимую сумму и окажется в состоянии платить. А если этого не будет, то зачем же тогда отвергать иск - рассуждает судья. В общем, возник замкнутый круг, но Вольфганг Гибовский не теряет надежды:

                - Мы - т.е. инициаторы фонда и канцлер Шрёдер пытаемся всеми доступными средствами воздействовать на хозяев этим фирм. Но, ещё раз, выплаты не могут начаться не по этой причине, а потому, что нет юридического мира, о котором мы говорили.

                Тем не менее, некоторые немецкие газеты попытались, было начать публикацию списка тех, кто не хочет платить, но выяснилось, что этого нельзя делать по закону. Похвально, но мало что даст, предложение: начать сбор пожертвований среди населения. С такой инициативой выступила группа интеллектуалов, которым просто стыдно за Германию, громко пообещавшую сделать благородный жест, но так и не сделавшую его.

                Кстати, к нынешним выплатам это прямого отношения не имеет, но, размышляя о судьбе людей, которые были использованы нацистами на принудительных работах, надо помнить, что их судьба была бы менее горькой, а нынешняя жизнь менее страшной, если бы после войны Сталин не отказался от участия СССР во всех переговорах, где шла речь о компенсациях. Другие страны выставили немало различных требований и в результате ФРГ - выполняя решения разных конференций и судов - за полвека выплатила в виде компенсаций более ста миллиардов марок самым разным категориям жертв нацизма. Граждане многих стран, находившиеся в тех же концлагерях и работавшие на тех же заводах, получали и получают от Германии компенсации. Только граждане СССР и стран социализма остались по воле Сталина и его наследников - Хрущёва, Брежнева, Горбачёва за рамками соглашений. Кстати, последняя возможность вынести этот вопрос на международные переговоры была в 1990 году, когда бывшие противники готовили договор „2 плюс 4“, который приравнивается к мирному договору с Германией. Горбачёву это в голову не пришло.

                А следствием всех этих отказов или безразличия – называйте, как хотите, не в этом сейчас дело - следствием этой политики СССР стало то, что юридически никто из вас претендовать на какие-либо компенсации со стороны Германии не может. Те деньги, пришедшие из Германии, для распределения которых были созданы фонды «Взаимопонимание и примирение» и которые, как теперь выясняется, были частично разбазарены – те деньги были широким жестом канцлера Коля, который хотел таким образом ускорить вывод российских войск из Германии. Эти деньги, которых сейчас все ждут, так же формально, юридически никакими компенсациями не являются. Это добровольно-принудительное пожертвование. Но, в общем-то, это сложный политический и теоретический вопрос. Если он вас интересует – пишите. Его можно обсуждать, но изменить ситуацию мы не можем. На практике российский фонд получит в своё распоряжение 835 миллионов марок, украинский 1млрд.724млн., белорусский 694 миллиона. Эти деньги придут в национальные фонды, если судья Ширли Крэм в США примет решение, о котором сегодня шла речь. Это, как все надеются, поможет скорейшему сбору недостающих денег. Если всё получится, тогда - может быть в конце марта - первые суммы будут переведены из немецкого фонда «Память, ответственность, будущее» в национальные фонды, т.е. в российский, украинский и белорусский фонды «Взаимопонимание и примирение». Которые должны к тому времени решить все организационные проблемы, т.е. разработать и согласовать со своими (национальными) правительствами все условия выплат. После этого начнётся и распределение денег. При этом помните, что решение о размерах выплат принимают национальные фонды – в немецком законе сформулированы принципы распределения бывших подневольных рабочих по группам. Об этом мы уже не раз говорили. Если нужно расскажем ещё. Правда, заниматься конкретными делами мы не имеем права. Более того, и немецкий фонд, выделяющий деньги, контролировать их распределение не может и не будет. Это, как я знаю, вызывает у многих сожаление и разочарование, но так сформулирован немецкий закон. Единственное, что мы – редакция - можем, так это выслать общую информацию, но, поверьте, вся эта информация есть и в национальных фондах. И ещё. К нам приходит очень много писем с просьбами помочь в получении справок или в выяснении каких-то конкретных деталей о пребывании тех или иных подневольных рабочих в Германии. К сожалению, и в этом радиостанция помогать не может и не имеет права. Более того, по закону, национальные фонды, т.е. российский, украинский и белорусский фонды «Взаимопонимание и примирение» обязаны бесплатно запрашивать для вас все справки и подтверждения. Кстати, представители архива Красного креста в городке Арользен не раз подчёркивали, что на коллективные запросы из национальных фондов, т.е. так называемых партнёрских организаций, архив отвечает и быстрее и чётче. Поймите, что у Красного Креста, просто, не хватает людей. Некоторые из вас жалуются нам на чиновников, сидящих в национальных фонда. Поверьте: самое большее, что мы можем сделать – это рассказать о ваших проблемах по радио. Но вам это вряд ли поможет. А главное - время уходит – не забывайте, что срок подачи исков истекает в июле этого года. Поэтому, если вы чувствуете, что в национальных фондах от вас просто отмахиваются или вас обманывают, жалуйтесь в наблюдательные советы этих фондов, жалуйтесь в специальные независимые комиссии, которые должны быть образованы при национальных фондах. В конце концов, жалуйтесь в прокуратуру, в счётную палату. Национальные фонды созданы только для того, чтобы раздать вам деньги, которые принадлежат только вам. Никто кроме вас претендовать на них не может – ни фонд, ни чиновники. Следите и за этим. И последний совет, основанный на немецкой практике - старайтесь действовать сообща. Вы не конкуренты. Организуйте свои – общественные, не государственные и не зависящие от фонда - группы потерпевших. Сейчас всё зависит только от вас.

Также по теме