1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

22 сентября, Берлин и "Список Саррацина"

Дискуссии о методах оздоровления городских финансов идут в Берлине не первый месяц и даже не первый год. Но период избирательной кампании – это самое неподходящее время для объявления непопулярных мер.

default

Как и почему проголосовал Берлин?

Электорат и той и другой партии заметно сократился в сравнении с выборами здесь же четыре года назад. За несколько дней до выборов по городу поползли слухи: чтобы выправить финансовое положение, берлинское правительство собирается провести обширные сокращения. Кто пустил слух, кто несет ответственность за утечку информации из ведомства берлинского министра финансов, неизвестно. Но попавший в печать список будущих сокращений, очевидно, возымел свое действие.

То, что город в долгах, знают все. И то, что необходима программа жесткой экономии – тоже. От левого правительства Берлина такой социально безжалостности, однако, никто не ожидал.

Список Саррацина

Дискуссии о методах оздоровления городских финансов идут в Берлине не первый месяц и даже не первый год. Но период избирательной кампании – это самое неподходящее время для объявления непопулярных мер. Сенатор по вопросам финансов Тило Саррацин знает это не хуже других. А потому еще несколько месяцев назад он взял на себя обет молчания – до 22 сентября.

Выдерживать этот обет было не просто: Саррацин – публичный политик, выступающий на митингах, в телевизионных дискуссиях. И вот в конце августа он как-то проговорился и признал, что специалисты его ведомства разработали список сокращений, состоящий из трёхсот позиций на общую сумму в три миллиарда евро.

Детали сенатор не назвал, заметив, что хочет еще какое-то время побыть на своем посту, а подчиненным велел держать язык за зубами, а список за семью печатями. Нашелся, однако, доброжелатель. За четыре дня до выборов список попал в печать.

Зоопарк, театры, вузы...

Радикальные сокращения планируются по всем статьям городских расходов, в том числе в сферах образования, науки и культуры, которые правящие партии обещали пощадить. Будет закрыт, например, один из двух берлинских зоопарков – тот, что в восточной части города . «И что мне делать с его обитателями, - спрашивает теперь его директор – перестрелять?»

Постепенно сокращаются субсидии трём столичным университетам, а общее число учащихся в них будет уменьшено на двадцать пять тысяч – с сегодняшних 85.000 до 60.000.

К 2009 году расходы на высшее образование в Берлине будут уменьшены на треть – что равносильно закрытию одного из трёх университетов. Планируется ввести и плату за обучение, по 665 евро в год – по крайней мере для тех студентов, которые злоупотребляют академическими отпусками или собираются получать уже второе высшее образование. В сфере культуры будут аннулированы дотации трём столичным театрам.

«Фридрихштадтпаласт» с его длинноногим кордебалетом, наверное, выживет, а вот элитарные «Берлинер Ансамбль» и «Шаубюне», наверное, закроются. Значительно меньше городских дотаций будут получать три берлинские оперы – тут ситуация примерно такая же, как с университетами: одна из них может закрыться.

Список не прибавил популярности

Список Саррацина длинный. Вдвое планируется увеличить плату за место в городских детских садах, отменить программы на развитие спорта, на ремонт школ, стадионов и спортзалов, на интеграцию иммигрантов, сделать платными уроки плавания для школьных классов и детсадовских групп в городских бассейнах, отменить льготные проездные билеты для безработных и неимущих, пособия для жертв нацистских репрессий и прочие социальные выплаты сверх установленных законом, распустить центральный городской автопарк, повысить судебные сборы, закрыть детский городок в районе Вульхайде, продать центральный конгресс-центр, прекратить субсидирование городской киноиндустрии, заставить трудиться на общественно-полезных работах тех, кто получает социальное пособие, и так далее, и тому подобное.

Ясно, что такой список не прибавил популярности ни берлинским социал-демократам, ни их партнёрам по коалиции. Обе партии получили на этих выборах меньше, чем на предыдущих. Говорят, утечка списка была организована политическими конкурентами – то есть христианскими демократами. Возможно. Не исключено, однако, что это был акт отчаяния самого сенатора Тило Саррацина. Он нарисовал схему, которая и в самом деле может радикально оздоровить городской бюджет, вывести Берлин из долговой кабалы. Но все понимают, что без помощи федерального центра, без перераспределения средств федеральных земель, решить проблемы столицы не сможет ни Тило Саррацин, ни любой другой сенатор на его месте.

Контекст