1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

21.06.2001 Спорт против наркотиков

В одном из выпусков "Мостов" мы рассказывали о культурно-спортивном объединении "Феникс", ставящем цель через спорт оторвать подростков из иммигрантский семей от наркотиков. Тогда руководитель только что родившегося "Феникса" Сергей Шнайдер делился своими заботами и планами, которые вызвали значительный отклик у вас, уважаемые радиослушатели. Мы получили много писем. Многие из вас при нашем посредничестве сумели связаться с Сергеем, попросить его о помощи и предложить свою.

Сегодня, по прошествии полугода, мы решили вновь обратиться к этой волнующей теме и рассказать о том, чего за это время добился "Феникс", о готовящейся в Кельне детской спортивной Олимпиаде, о новых возможностях для трудоустройства по специальности для педагогов, тренеров и наркологов из стран СНГ, а также о тестах, позволяющих выявить пристрастие подростка к тому или иному виду наркотиков.
С Сергеем Шнайдером встретился мой коллега Виталий Волков.

    - После декабрьских мероприятий, которые были проведены под лозунгом борьбы с наркотиками, у нас будет проходить детская спортивная Олимпиада для детей 10-12 лет. У нас появился союзник в этой работе - детско-юношеская спортивная благотворительная организация "Малышок" в Москве. Огромное количество детей, в том числе очень трудные, из подворотен, некоторые из них с детства знают, что такое тяжелые наркотики. И в этом объединении решают эти вопросы в основном с помощью спорта. Мы подписали договор о совместных намерениях... Мы хотим провести эту Олимпиаду, при этом, используя возможность привлечь прессу, чиновников. Хотим сразу собрать на это мероприятие внимание наших педагогов, учителей, тренеров - всех людей, имеющих опыт работы с детьми. Делается это для того, чтобы помочь им в плане трудоустройства. Наркологов тоже будем рады видеть, но наркологи нам нужны для работы с состоявшимися наркоманами. Опять же, можно трудоустраивать их, используя их знание русского языка и знание специфики,
    - рассказывает Сергей Шнайдер.

    Напомню, что основная позиция, которую защищает Сергей, добиваясь внимания и поддержки у чиновников от спорта, у функционеров министерства иностранных дел Германии, у лиц, ответственных за проведение в жизнь официально существующей программы интеграции переселенческой молодежи в немецкую жизнь посредством спорта - это убеждение, что эффективно влиять на русскоязычную молодежь, авторитетно предлагать ей альтернативу улице, ее авторитетам, нередко оказывающимся наркодилерами, могут только представители близкой им среды, то есть педагоги, тренеры, спортсмены, приехавшие в ФРГ из тех же мест, говорящие на том же языке, выросшие в тех же "понятиях", что и сами подростки. (Замечу, что сейчас по словам немецкий экспертов, занимающихся проблемой наркомании, основным методом по ее профилактике в молодежной среде является консультационная и разъяснительная работа, которая вряд ли может быть успешной в условиях языкового и ментального барьера.) А потому государству просто необходимо, учитывая катастрофически нарастающую волну наркомании, привлечь к совместной работе именно этих специалистов, трудоустроить их в первую очередь. Тем более, что дополнительных расходов это и не потребует, деньги-то на программу интеграции уже были выделены.

      - Этим людям, как физическим лицам, совсем не просто использовать эти каналы. Мы, как юридическое лицо, имеем эти возможности. Вот сейчас мы чего-то добились от немецких властей на самом высоком уровне - представителей бундестага. Мы убедили их, что как буфер в процессе интеграции, необходимы наши российские специалисты. Дети, приехавшие в Германию из России, привыкли к своему человеку, который для них авторитет. Но здесь он теряется. Придти в немецкий клуб, заниматься спортом для них трудно, потому что немецкий тренер просто не понимает его. А нет понимания - нет и результата. Как он может стать ему авторитетом - пусть какой заслуженный и хороший, - когда он просто не понятен ему? А на улице, вполне возможно, такой авторитет найдется, и им вполне может оказаться делец, продающий наркотики. Длительное время наших учителей, тренеров и вообще людей с опытом пытались оттолкнуть от этого, но теперь мы убедили власти, что иначе масштабы, которые принимает наркомания, могут серьезно повлиять на внутреннюю жизнь Германии. Мы получили это обещание, и хотим пригласить учителей. Будем попросить их зарегистрироваться, будем просить их принести свои координаты, биографию, и каждый потом получит от нас письмо, и чиновник на месте уже не отмахнётся от него. Команда мэра города этим занимается, один из его заместителей. Биржа труда - это не последнее дело, но решение не за ним, а за руководством города.

      То есть речь идет о том, что, если замыслу Сергея Шнайдера суждено реализоваться до конца, то на государственном уровне по Германии чиновникам на местах будут предоставлены списки приехавших специалистов из СНГ, которых можно и должно использовать по специальности в программе интеграции. Естественно, при этом необходимо, чтобы специалисты владели не только русским, но и немецким языком. Именно этот момент - опасение, не создастся ли под "немецким крылом" нечто чужеродное, неподконтрольное, - беспокоит тех некоторых бюрократов, кто не торопится поддержать "Феникс".

        - Сложен процесс убеждения. Но он идёт. Любой нормальный человек понимает, что упрёки, будто я стараюсь создать русскую автономию, мешаю интеграции - это отговорки чиновников, которые привыкли ничего не делать и говорить, что они активно занимаются процессом интеграции. Которые получают за это деньги и на это деньги и привыкли использовать их не по назначению. Что значит русская автономия? Мы сейчас доказали, для чего нужны русские тренера. Просто сложность в том, что решения принимают люди, которые сидят очень высоко, у них дома не находятся там, где сидят наркоманы, где подростки могут разбить ящики или ограбить машины. Но сейчас время подвело к этому: даже сидя в таких домах и в таких районах, не заметить этого нельзя. Волна наркомании настолько захлестнула Германию, что об этом стали говорить налогоплательщики, спрашивать, почему это происходит. Многие не понимают, почему. Говорят потому, что понатаскали сюда "этих" русских, теперь и творится что-то невообразимое.

        Но есть немцы более интеллектуальные, они понимают, что платят налоги на интеграцию, на развитие спорта, на культурные мероприятия. А если этого не происходит, то возникает вопрос - куда делись деньги? Наверху, слава богу, стало это заметно. Ну а мелкие чиновники сдавать свои позиции ещё долго не захотят, но для этого и нужно объединяться, создавать объединение, чтобы не слышать о своих правах вот в таких передачах, а знать и пользоваться ими. Мы хотим на этой Олимпиаде создать федерацию клубов культурных, культурно-спортивных, независимо от направлений, русскоязычных. Это даёт огромные возможности самим объединением - если их 50 человек, то свои проблемы они могут решить на уровне своего города. А если это федерация, которая насчитывает несколько тысяч членов, то её права мы отстаиваем на правительственном уровне,

        - объясняет выгоду от объединения различных русскоязычных клубов в единую федерацию Сергей Шнайдер.

        Но пока этого еще не произошло, "Феникс" ведет борьбу с наркоманией своими силами. Объединение заключило договор со всемирно известной кельнской лабораторией, специализирующейся на проведении тестов по выявлению наркотиков в организме. (Тут можно напомнить прогремевшую по всему миру историю с футбольным тренером Кристофом Даумом, чье пристрастие к кокаину было выявлено в результате анализа его волос, проведенного именно в этой лаборатории. Ее клиентами становились многие другие знаменитые спортсмены.)

        Однако Сергея Шнайдера возможности кельнских специалистов заинтересовали не с точки зрения большого спорта. Проведение анонимного тестирования через "Феникс" должно помочь многим родителям в разрешении их сомнений о том, "баловался" ли их ребенок уже наркотиками или их подозрения лишены оснований.

          Самая страшная особенность этой болезни - это её незаметность на начальном периоде. Многие к нам обращаются, спрашивают, как бы узнать - вот у нас сын, дочка 14-15 лет, приезжают с дискотек, глаза ошалевшие... Но это может по разным причинам быть: ребенок мог устать, ведь он танцевал, была шумная музык. А, может, это и наркотик. И когда родители ещё терзают себя сомнениями... это та стадия, когда ребенка ещё можно спасти, вытащить из омута. Когда болезнь уже заметна, ребенок уже находится в той стадии, когда ему всё равно, что о нём думают и что в нём видят - это уже очень больной человек. Это беда. Чтобы успеть предотвратить развитие болезни, мы договорились с одной из ведущих лабораторий Германии, которых всего две, которые могут ответить на эти вопросы. По волосам, анонимно. Волосы любой родитель может собрать при стрижке или с расчески незаметно, чтобы не обижать ребенка недоверием, чтобы не возникали преждевременные распри в семье. Родители присылают нам волосы, мы отсылаем в лабораторию, имена и фамилии не указываем - этот банк данных только у нас, и мы его не будем и не обязаны сообщать никому, потому что речь идёт не о пресечении, а о профилактике и предотвращении болезни.

          Пучок в шесть миллиметров, толщиной в простой карандаш, по нему могут узнать, какой наркотик, как часто и как долго употреблялся. И если результат окажется позитивным, значит, надо бить во все колокола, родители могут к нам обратиться по поводу наркологов. И исходя из места жительства этих людей мы будем смотреть, какие возможности там есть. В ФРГ есть уже два русскоязычных наркологических центра - один в районе Хальброна, а другой где-то за Новым Ульмом.

          - Почему бы не использовать существующие немецкие консультативные и наркологические центры?

            - Можно использовать немецкие центры, но опять же, для нашего российского подростка это проблема: немец - человек незнакомый и непонятный, и стена между ними будет мешать и общению, и лечению. И эти барьеры можно убрать только привлекая наших специалистов, которые достаточно подготовлены.

            - Что позволяет определять тот тест, о котором идет речь? Какие виды наркотиков, какую дозу, на каком интервале длительности со времени приема?

              - Всё зависит от того, что за наркотик, но в среднем месячную давность можно определить. Если тест покажет, что выкурен месяц назад гашиш или приняты таблетки экстази, то это простой случай, и ребенка легко будет убедить, что это не месяц, а вся его жизнь должна быть такая чистая. Что касается цены, то обычный простой тест стоит в Германии 136 марок. Более сложный - там цены идут по нарастающей. Но мы не будем говорить о том, что дорого, а скажу о том, чего нам удалось добиться - мы будем делать по цене 99,99 марок. Хоть небольшая победа, но они сэкономят с нашей помощью. Меньше не получается, оборудование дорогое. Можно сделать дешевле, но это будет направленно только на один наркотик, а нам нужно на все, чтобы в зависимости от его вида определить дальнейший ход событий. Если подросток курит анашу - это проще, чем если он травится героином,

              - рассказывает руководитель объединения "Феникс" Сергей Шнайдер.
              К его словам могу добавить, что они не расходятся с делом - не так давно первый такой анализ по заказу, сделанному матерью, обеспокоенной судьбой своего сына, был проведен в Кельне. К счастью, результат его оказался отрицательным. Более того, интерес к подобному опыту проявили и в Москве, в той самой благотворительной организации "Малышок", с которым установил контакты "Феникс". Как говорит Сергей Шнайдер, "Феникс" может содействовать в проведении анализов не только в Германии, но и в России.

                - Если это понадобится, то мы, конечно, это проведем и поможем, но вскоре такая возможность может появиться на месте. Мы, пользуясь нашими связями с лабораториями, постараемся помочь Москве получить это оборудование по более низкой цене.

                В заключение хочу отметить, что "Фениксу" за полгода существования все-таки удалось добиться поддержки местных политиков, в частности, бургомистра Кельна Вольфрама Шрамма. Внимание к предложенной программе интеграции специалистов для борьбы с наркоманией проявили и многие немецкие объединения, например, ЦМО - Объединение по сотрудничеству с Восточной Европой. Как я уже говорил, значительный отклик деятельность "Феникса" вызвала у частных лиц, у иммигрантов, переселенцев из СНГ, озабоченных будущим своих детей. Кто пока выжидает, не спешит откликаться на призыв к сотрудничеству под единым знаменем, так это как раз русскоязычные объединения. Однако Сергей Шнайдер продолжает ждать.

                  - Я жду понимания и предложений о совместной работе. В единстве наша сила. К сожалению, есть такие, которых история ничему не учит, кто хочет своими княжествами жить и думает, что у них всё очень хорошо сложилось с чиновниками немецкими. Но об этом столько было сказано, что кулак сильнее пальца... А потом, это же интереснее - узнавать другие объединения и общаться с ними.

                  К этому остается лишь добавить, что "Немецкая волна" обязательно сообщит о том, когда и где состоится детская Олимпиада, а вместе с ней и встреча с тренерами и педагогами, планируемая Сергеем Шнайдером. Сроки согласуются с городскими властями Кельна, но в целом проведение этого спортивного праздника намечено на осень.