1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

21.06.2001 За кого проголосует Берлин: бывшие коммунисты рвутся к власти / Гонку остановила полиция

Сегодня в нашем журнале две темы - нелегальные автогонки в восточной Германии и перспективы вполне легального прихода бывших коммунистов к власти в Берлине. Вот с коммунистов-то и начнём:

В Берлине разворачивается политический спектакль. Вот только жанр пока не определён: то ли трагедия, то ли драма, то ли всё-таки фарс. Если отбросить в сторону всю предысторию и детали, то основная интрига заключается в вопросе: можно ли допускать к власти в городском управлении столицы партию демократического социализма - наследницу ГДР-овских коммунистов. А у неё есть все шансы на досрочных выборах в берлинский парламент не только войти в коалиционное правительство, но даже и получить пост правящего бургомистра. Социал-демократы и партия «зелёных» готовы пойти на такую коалицию. Они считают, что сегодня, 11 лет спустя после падения берлинской стены, бывшие коммунисты стали вполне демократической партией. Кроме того, их участие в управлении городом стало бы символом воссоединения Германии. Христианские демократы с негодованием вопрошают: «С кем это Вы собираетесь объединиться, с бывшими стукачами из «Штази» и с партийной номенклатурой?» Ведь партия демократического социализма на 80 процентов состоит из бывших твердолобых коммунистов. А кто подумал о жертвах социалистического режима - как-никак это было большинство населения бывшей ГДР? И что же насчёт договорённости между демократическими партиями не сотрудничать с экстремистами, будь-то слева или справа?

Но это всё мнения политиков. А нас с Вами, я думаю, гораздо больше интересует мнение простых граждан, нормальных избирателей. Вот я и предлагаю послушать результаты телефонного опроса, который провела наша радиостанция-партнёр «WDR». Хайди Брюк из Зинндорфа считает, что никакой трагедии или драмы в том, что бывшие коммунисты придут к власти в Берлине, нет:

    - Я что-то не пойму, как тут обращаются с демократией. Если там 30 процентов берлинцев голосуют за ПДС, то нельзя же сказать: у нас будет демократия минус 30 процентов. Нельзя же их просто отбросить в сторону и сказать: «Ты выбирай, но только так, как мы считаем нужным». Я Вам так скажу, у христианских демократов и у социал-демократов вот этих вечно вчерашних ещё больше чем в ПДС. ПДС хоть говорит, что хочет чего-то нового. Мне они симпатичней, чем все эти националисты на юге Германии. Говорят, коммунисты врут, но если так подходить, то надо всех политиков прогнать к чертовой матери.

    Маленькая фактическая неточность: правые радикалы не представлены ни в одном из правительств федеральных земель Германии. Ну и насчёт 30 процентов тоже накладка вышла: столько голосов бывшие коммунисты набирают только в восточной части Берлина, по всему городу они на прошлых выборах получили всего 19 процентов. Как бы то ни было, Дитер Либих из Изарлона категорически против участия ПДС:

      - Я считаю это абсолютным скандалом, что именно в Берлине, городе который был разделён позорной стеной... Неужели все забыли, что там по приказу коммунистов убивали людей, которые хотели убежать от режима? И теперь эти самые коммунисты, возможно, будут участвовать в городском управлении? Ведь ПДС - это старые номенклатурщики, они только перекрасились и название сменили. Что такое «демократический социализм»? Что это за тарабарщина? Или социализм или демократия. Того и другого вместе не бывает. Я ещё могу понять, что на востоке Берлина в некоторых районах до 40 процентов голосуют за ПДС. Они просто тоскуют по своей молодости и до сих пор не освоились в новой жизни. Но такие же неудачники голосуют и за правых радикалов. Что, теперь и с неонацистами сотрудничать, если они достаточно голосов наберут?

      Франц-Вильгельм Хеес из Ремагена не согласен с этим мнением:

        - Я хочу присоединиться к тому, что сказала первая женщина: а что с этими 30 или даже 40 процентами избирателей, которые в восточной части Берлина голосуют за ПДС? Их же нельзя просто игнорировать. Я хочу подчеркнуть, что я не фашист и не марксист или коммунист какой-нибудь. Но вспомним о Конституции: вся власть определяется волеизъявлением народа. Воля народа проявляется на выборах. Значит, её нельзя игнорировать, даже если одним партийным боссам не нравятся боссы другой партии. Это кстати, касается и правых партий. У нас же есть возможность запретить партию, если она не признаёт конституцию страны и активно борется против Конституции. Вот и запрети её, если суд признает, что она экстремистская. Но пока партия признана, будь это демократические социалисты или так называемые национал-демократы, будьте добры, подчиняйтесь волеизъявлению избирателей.

        Франк Турм из Лёвениха пытается внести ясность в этот вопрос:

          - Вообще-то я хотел сказать о ПДС, но сначала пару слов об этой даме и господине, который только что выступал. Что это за войну с ветряными мельницами они затеяли? Где тут угроза демократии? Избиратели ПДС учитываются. Каждый голос. Она ведь представлена в парламентах тех земель, где её выбирают. Но это же не значит, что каждая партия, которая проходит в парламент, должна участвовать в правительстве. Пусть наберут большинство, тогда и формируют правительство. Или найдут партнёров по коалиции. Вот так, наверное, в Берлине и будет. И если социал-демократы согласятся на коалицию с ПДС - пусть себя правят. То-то посмеёмся. Хотя у меня волосы дыбом становятся, когда я думаю, что эти коммунисты будут распоряжаться бюджетом в Берлине. У них же полная каша в голове. Они только чужие деньги тратить умеют. Вот уж будет катастрофа.

          Йохен Дёринг из Каллеталя - поборник справедливости:

            - Я сразу хочу подчеркнуть, что я не поддерживаю ни ПДС, ни НДП. Но если сравнивать программы демократических социалистов и национал-демократов, то, по-моему, и те и другие - экстремисты. Если крайне правые набирают где-то хоть пару процентов голосов, тут же начинается вой, мол, конец цивилизации и Европа в опасности. А с коммунистами носятся как с писаной торбой. Коммунисты - это перекрашенные в красный цвет фашисты. Вот и весь сказ.

            Ханс Фогель из Денклинга призывает вернуться от эмоций к трезвым аргументам:

              - Перво-наперво надо констатировать, что ПДС - демократическая партия, иначе её бы уже запретили. Меня удивляют эти нападки. Тут кто-то сказал, что у людей короткая память, мол, забыли о прошлом ПДС. Давайте напомню, что после войны даже в федеральном правительстве были бывшие нацисты, тот же Глобке. Так что если ПДС наберёт в Берлине достаточно голосов - пусть участвуют в городском управлении.

              И, в заключение, мнение Герхарда Михаэлиса из Земброка:

                - Я хочу напомнить о недавних высказываниях руководства ПДС насчёт Берлинской стены. Вот и председатель партии госпожа Циммер говорит, что ПДС не собирается выразить сожаление или извиниться за строительство стены и всё, что с ней было связано. Это, мол, был элемент холодной войны, и от немецких коммунистов ничего не зависело. И вообще, нечего ворошить прошлое. Знаете, если бы немцы всегда придерживались такой логики, тогда Германия никогда бы не признала свои преступления против народов Восточной Европы, против еврейского народа. Мы бы сказали, чего ворошить прошлое. Но так же нельзя, это свинство.

                Тут надо сказать, что всё это были мнения немцев западных. А вот какое решение примут берлинцы, мы узнаем после выборов городского управления. Окончательная дата ещё не утверждена, но, судя по всему, выборы пройдут в конце сентября. Вот тогда-то мы и узнаем, какой политический спектакль разыгрывается в столице Германии - трагедия, драма или всё-таки фарс? Во всяком случае, предвыборная гонка наверняка будет увлекательной...

                Гонку остановила полиция

                А теперь - о настоящей драме. И коммунисты тут ни при чём. Хотя речь пойдёт тоже о Восточной Германии. Именно здесь обыденным делом стали нелегальные, стихийные автогонки. Наш корреспондент Свенья Пельцель побывала на таком сборище.

                Воскресный вечер. К семи часам в деревушке Блумберг под Берлином, между автозаправкой и закусочной скопилось около трёхсот машин. А рычат они, как три тысячи.

                Марки машин установить трудно, столько на них наворотов. Вот, например, у Фалька - старенький Опель-кадет. Но ничего родного в машине не осталось - безумный лак, спойлеры, спортивные диски с широченными шинами, усиленные тормоза. Посадка такая низкая, что на любой кочке из-под дна искры летят. Спортивные сиденья, малюсенький руль, как в «Формуле 1», выхлоп диаметром в печную трубу и, конечно, мотор. Что он с ним сделал, Фальк не говорит, но уверяет, что теперь у него под капотом никак не меньше 170 лошадей. Саму машину Фальк купил за 4 тысячи марок, а вложил в неё только за прошлый год где-то около 30 тысяч марок. Поэтому он не пьёт, не курит, и уже два года не был в отпуске. Зачем всё это?

                  - Кайф. Сначала тачку монтируешь. Мы каждый вечер из ямы не вылазили. А потом, пойми, когда тебя давит в сиденье, как в истребителе, эта мощь, этот рёв, мороз по коже. Вот это и есть кайф.

                  Другие ребята тем временем накачиваются пивом. И обсуждают машины - свои и чужие, и, конечно, девчонок - своих и чужих. Мануэлла полна глубочайшего презрения:

                    - Бредятина это всё. Эти типы просто хотят показать, какие они крутые. Ну, мужики, что с них возьмёшь. Они думают, что с такой тачкой любую снять могут. Ты посмотри - вон, дурёха в розовой кофтёнке. А намазалась-то, как шлюха. Вот только такие на эти тачки и западают.

                    В девять часов вся колонна тянется к окраине. Здесь есть подъездной путь к бетонной фабрике. Покрытие хорошее и ни одной машины. Правила гонки простые. Отмеряются сто метров. Один выходит на старт и начинает газовать. Другие прислушиваются, присматриваются, пока не появляется соперник. Кто-то даёт отмашку и.... тут дорогу со всех сторон перекрывает полиция. У 12 человек отбирают права за пьянку. У Хольгера и его соперника, которые успели таки рвануть со старта, отбирают не только права, но ещё и ключи от машин. Во-первых, за нелегальные гонки, во-вторых, оба успели крепко выпить, в третьих, их машины не соответствуют техническим нормам. Теперь придётся потратить уйму времени и денег, чтобы выпутаться из всей этой истории. Но Хольгер относится ко всему философски:

                      - Риск, конечно, есть. Но в этом же и кайф. Какой кайф без риска? Есть, конечно, автодромы, там деньги заплати, и гоняй, сколько хочешь. Но это же скукота.

                      Во всяком случае, на этот раз гонки закончились без битой жести и крови. Но уже к следующему воскресенью те, у кого остались права, договорятся по мобильникам и через «Интернет» о новом месте встречи. И не исключено, что где-нибудь около просёлочной дороги появится ещё один крест в память о гонщике-любителе, которому было 19 лет.

                      Ну, уж очень печально закончила Свенья Пельцель свой репортаж. Похоже, она из тех редких немцев, которые не любят быстрой езды. Всё равно, спасибо ей. Спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на «Немецкую волну.