1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

21.02.2001 Последний пират британской короны

Сегодня я познакомлю вас с двумя вышедшими совсем недавно в Германии книгами на неожиданные даже для пресыщенного немецкого читателя темы. Первая рассказывает о пиратах, вторая – о холостяках. То есть приключенческих романов о пиратах и любовных историй об одиноких мужчинах в Германии, конечно, выходит немало, но неординарность книг, о которых пойдёт речь в нашей передаче, заключается в том, что обе книги документальны. Книга о пиратах – это историческое исследование, посвящённое, как гласит название книги, «последнему пирату британской короны». А книга о немецких холостяках, о том, что они из себя сегодня представляют, как живут, что едят, как проводят свободное время и так далее, – это исследование социологическое, психологическое и, если хотите, ироническое. Но сначала – о морских разбойниках.

Весной 1739 года некий капитан Дженкинс принёс на заседание британского парламента стеклянную бутыль со спиртом, в котором плавало отрезанное ухо. Это было его собственное ухо, а отрезали его английскому капитану испанские военные моряки, патрулировавшие побережье Карибского моря и взявшие на абордаж корабль Дженкинса. Впечатляющая демонстрация в парламенте ускорила начало войны Англии с Испанией за богатые регионы Центральной и Южной Америки, которые были в те времена давно уже колонизированы испанцами. Впрочем, дело было, конечно, не в ухе Дженкинса, а в том, что британская корона хотела заполучить хотя бы часть тех сокровищ, которые испанские галионы доставляли в Европу из Америки. Главным героем этой войны стал капитан Джордж Энсон – будущий баронет и первый лорд Адмиралтейства (то есть военно-морской министр) Британской империи. Именно ему и посвящена книга Глина Уильямса «Последний пират британской короны», вышедшая в переводе с английского в берлинском издательстве «Аргон». Легендарный капитан, воспетый в десятках народных песен и баллад, известен и почитаем в Англии не меньше сэра Фрэнсиса Дрейка. Причём и Дрейк, как напоминает в своей книге Глин Уильямс, тоже начинал как пират, атакуя и грабя торговые суда. Своими набегами Фрэнсис Дрейк прославился не меньше, чем кругосветным путешествием (вторым после Магеллана) и разгромом в 1588 году испанской «Непобедимой армады» (тут, правда, Дрейку, командовавшему английским флотом, помог шторм, разбросавший и потопивший многие испанские корабли в проливе Ла-Манш).

Как раз после этой победы британские капитаны и получили от королевы Елизаветы высочайшее позволение охотиться за золотом и серебром в так называемой «Ост–Индии» (то есть не только в Индии, но также на Филиппинах, в Китае, Индонезии и других странах Юго-Восточной Азии). Елизавета, правда, сделала оговорку: вести торговые дела английским капитанам и купцам разрешалось лишь в том случае, если это не затрагивало интересов «других христианских правителей». Оговорка носила чисто формальный характер - к тому времени все крупные портовые города в «Ост–Индии» находились в руках португальцев и голландцев, и столкновения были неизбежны.

13 февраля 1601 года, то есть почти ровно четыреста лет назад, первые четыре корабля «Лондонской Ост–индской компании» отправились в путь. Сперва нужно было накопить первоначальный капитал. А как объяснил позже Карл Маркс (сидя, между прочим, по странному совпадению, тоже в Лондоне), первоначальное накопление капитала неизбежно является грабительским. Не знаю уж, как насчёт «неизбежности», но в отношении «флибустьеров её величества» это справедливо. Англичане, обладавшие тогда самыми современными фрегатами и самыми мощными орудиями, нападали на португальские конвои и без труда брали на абордаж гружёные товарами по самую палубу и медленно переваливавшиеся с волны на волну трёхмачтовые торговые галионы.

С упрямыми голландцами пришлось повозиться подольше. Но и с этими конкурентами королевские пираты тоже сладили. В конце концов, между двумя «Ост–индскими компаниями» – британской и голландской – было достигнуто соглашение. Нидерландские купцы вынуждены были ограничиться лишь территорией сегодняшней Индонезии и торговлей пряностями (тоже, впрочем, очень и очень прибыльной), а британцам досталась вся огромная Индия. «Лондонская Ост–индская компания», постепенно трансформировавшаяся в государственную структуру колониального управления, у которой была даже своя армия, превратила индийский субконтинент в подсобное хозяйство Британской империи. Здесь становилось всё больше чайных и хлопковых плантаций, всё больше карьеров, где добывали селитру, и всё больше пороховых заводов. В 1858 году королева Виктория стала официально называться также и «королевой Индии». Ну а Британия получила неофициальный титул «владычицы морей» ещё раньше.

Немалая заслуга в том, что Британия стала владычицей морей, принадлежит именно капитану Энсону. Он, напомню, зарабатывал славу империи не в Ост–Индии, а у берегов Америки. Кстати говоря, отомстить испанцам за отрезанное ухо Дженкинса поначалу оказалось непросто. Попытки британских флотилий с наскока взять Картагену и организовать блокаду Сантьяго–де–Кубы провалились. И окончилась бы эта кампания весьма бесславно для англичан, если бы не дерзкий морской поход легендарного флибустьера. Как рассказывает книга «Последний пират британской короны», 18 сентября 1740 года эскадра под командованием Энсона – шесть парусных кораблей, экипаж которых составляли почти две тысячи человек, – отправилась в обход мыса Горн. По пути англичане обстреливали из орудий занятые испанцами порты, высаживали на побережье Южной Америки десанты и грабили мелкие испанские суда. Но добыча была весьма скудной. Кроме того, она доставалась слишком дорогой ценой. Что только не пришлось испытать англичанам во время этой продолжавшейся три года морской одиссеи! Страшные ураганы, кораблекрушения, бунт на одном из кораблей, цинга, унёсшая уже в Атлантике сотни человеческих жизней... Всё это могло привести в отчаяние любого человека, но только не капитана Энсона. Он категорически отказывался признать провал экспедиции и с пустыми (или, точнее, с полупустыми) руками возвращаться домой. И счастье улыбнулось ему.

После трёх лет мучений единственный оставшийся от эскадры корабль вошёл в благословенные тёплые воды, омывающие берега острова Минданао. И здесь, у побережья Филиппин, Энсон наткнулся на легендарную «жемчужину океанов» – испанский галион, на котором раз в год переправлялось в Манилу серебро, добытое в перуанских рудниках. У Энсона оставалось всего четыреста обессилевших и ослабленных болезнями матросов, но даже для них галион был очень лёгкой добычей. Кроме того, нападение англичан застало испанцев врасплох: никаких вражеских кораблей в этих водах никогда не было.

Прошёл ещё год, прежде чем фрегат Энсона добрался до родных британских берегов. В Лондоне капитана встречали как римского триумфатора – с необычайными почестями. Понадобились тридцать две конные фуры, чтобы вывезти награбленное им серебро. Имя Энсона, которому вскоре было пожаловано дворянство, стало символом британского могущества, военной доблести и веры в собственные силы, которая, в конце концов, всегда вознаграждается.

Профессор Глин Уильямс скептически относится к такой идеализации Энсона и его легендарного похода. За награбленное серебро заплатили своими жизнями полторы тысячи британских матросов, напоминает автор книги «Последний пират британской короны». «Особыми военными талантами Энсон тоже не отличался, – констатирует он далее. – Единственную свою «битву» он выиграл, совершенно неожиданно напав на беззащитный галион. Что же касается посмертной славы Энсона, то она основана на легендах. И уж, во всяком случае, капитан должен был бы разделить эту славу с простыми матросами, участвовавшими в экспедиции. Но история даже не сохранила их имена». Лишь несколько из этих имён Глину Уильямсу удалось найти в архивах. По иронии судьбы, они остались в полицейских архивах. Речь идёт о матросах капитана Энсона, которые были посажены в кутузку за пьяную драку в кабаке.

«Они пришли туда, где можно без труда достать себе и женщин, и вина...» Слова этой песни, написанной уже в двадцатом веке, спустя два столетия после пышных похорон «последнего пирата британской короны», вполне можно отнести не только к матросам, но и к холостякам, точнее, к стереотипному образу холостяка, которому только и надо, что напиться и «прикадрить» доступную женщину – с минимальным трудом и затратами.

Состариться в одиночку

Стереотипы, однако, вещь сомнительная. Разумеется, есть сегодня ещё холостяки, соответствующие приведённому описанию, но, по крайней мере, в Германии они составляют меньшинство. Об этом рассказывает книга, о которой сейчас пойдёт речь. Вышла она в издательстве «Ровольт» и называется «Состариться в одиночку».

В Германии по статистике восемь миллионов неженатых мужчин. Но, как замечает в своей книге «Состариться в одиночку» Франк Науман, далеко не всех этих представителей взрослого мужского населения страны можно назвать холостяками. Лишь примерно три с половиной миллиона живут отдельно. Жить в гражданском браке (то есть не расписываясь) давно стало в Германии как для мужчин, так и для женщин совершенно нормальным явлением. В обществе относятся к этому спокойно, жилищной проблемы в Германии нет, любого заработка с лихвой хватает на то, чтобы себя содержать... Всё это заметно изменило отношение немцев к институту брака.

Есть и ещё один важный фактор, который особо выделяет в своей книге Франк Науман: эмансипация женщин. Домостроевские порядки ушли в прошлое. И хотя половина женского населения Германии по-прежнему занимается лишь домашним хозяйством (заработка мужа вполне достаточно на семью), но без дела мужчина дома тоже не остаётся. Ему приходится и готовить, и отводить детей в школу, и гладить себе рубашки... В общем, это преимущество женатой жизни тоже постепенно сводится на нет, что, естественно, увеличивает число холостяков.

Но прогресс происходит не только в области социальной. Техническая революция одарила одиноких мужчин (как, впрочем, и всех представителей рода человеческого) стиральными и посудомоечными машинами, химчистками и прачечными, микроволновыми печами и закусочными, доставляющими готовые блюда на дом...

Однако, как утверждает автор книги «Состариться в одиночку», кое-что осталось неизменным. Например, ёршик для мытья посуды на холостяцких кухнях. Ещё лет двадцать-тридцать назад этот ёршик стали насмешливо называть в Германии «щёткой холостяка». Дело в том, что посуду немцы (точнее, немки) моют обычно с помощью губки или щёточки. Но вот среди холостяков стал популярен именно ёршик, потому что он позволяет особенно хорошо убирать застарелые следы чая и кофе, остающиеся на кружках.

Холостяки предпочитают также цветное постельное бельё белому. Это потому, как утверждают злые языки, что цветное бельё можно менять реже (не так заметно, что это уже пора делать).

Типичному немецкому холостяку – 45-50 лет. Он живёт в двухкомнатной квартире и зарабатывает, в среднем, около четырёх тысяч марок (это чуть больше среднестатистической зарплаты в Германии). Между прочим, немецкими холостяцкими «столицами» являются Берлин и Кёльн (здесь живёт больше всего неженатых мужчин). Естественно, что именно в Берлине и Кёльне больше всего клубов для одиноких, встреч «тех, кому за сорок» и тому подобных мероприятий. Сегодня в Германии уже нечасто встретишь заливающего своё одиночество пивом и время от времени посещающего публичный дом холостяка. Современный немецкий холостяк с большей пользой проводит своё свободное время. Обычно у него есть какое-то хобби. Многие активно занимаются спортом и регулярно посещают фитнес-клубы (спортивные студии). И не случайно книга Франка Наумана называется «Состариться в одиночку», а не «Состариться в одиночестве».

Впрочем, гимном холостяцкой жизни эта книга вовсе не является. Любовь близкого человека и тепло семейной жизни никакими микроволновыми печами и срочными химчистками не компенсируешь. И многие из холостяков, с которыми встречался Франк Науман, признавались ему, что они бы и рады завести постоянную подружку, да всё как-то не получается.