1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

21.01.2001 DX-рубрика

Здравствуйте друзья.
В новый год входишь с надеждой, что теперь-то уж точно всё будет иначе - лучше, конечно. А уж коли посчастливилось встречать новое столетие с тысячелетием, то ждёшь лишь сплошного счастья. Пребывая в столь радужном настроении, сразу после православного Рождества я открыла почтовый ящик своей электронной почты. И на меня обрушился град писем с одним и тем же сообщением, от которого сразу стало холодно и больно... Увы, по мановению какой-то одной календарной страницы ничего не меняется в одночасье.

Жизнь идёт своим чередом: с горестями, бедами и потерями. Если задуматься, то всё закономерно в этом мире. Кроме, пожалуй, одного - неожиданной смерти. 9 января я узнала о трагической гибели российского ДХ-иста - Пашкевича Николая - человека, хорошо известного не только в России, но и за её пределами. Я была лично знакома с Николаем, но сегодня я предоставлю слово его друзьям. Передо мной письмо из Приморского края от Игоря Ашихмина. Вот, что он пишет:

    "Когда раскрыл послание со скорбным известием, у самого едва не остановилось сердце. Мы потеряли не просто опытнейшего и известного коллегу по общему увлечению. От нас ушёл Человек, человек с большой буквы. Познакомившись с Николаем 10 лет назад, на основе тогда общего с ним интереса к христианскому радиовещанию, не думал, что буквально в самом начале третьего тысячелетия придёт пора такого горького с ним расставания. Все мы, рано или поздно тоже уйдём в Вечность. Но 47 лет, которые должны были ему исполниться 15 января - это СЛИШКОМ мало! Так уж, наверное, повелось, что лучшие уходят первыми..."

    Ещё одно письмо. Из Москвы. Пишет Андрей Некрасов - сотрудник христианской радиостанции "Центр":

      "О гибели моего друга и коллеги я узнал глубокой ночью на Православное Рождество от Сергея Соседкина, который позвонил мне из США. Это сообщение повергло меня в глубокий шок. Трагическая и вместе с тем очень странная смерть сильно взволновала и потрясла.

      Недавно, в последние дни уходящего года мы совершенно случайно встретились с Николаем на Никольской. Это была неожиданная и радостная встреча. Провели в разговоре свыше часа. Почему-то вспомнили всех и вся. Очень необычно... Николай спросил, куда исчезла наша ДХ-программа "Moscow Calling". В ответ на вопрос я предложил ему стать постоянным автором и ведущим этой рубрики. Он неожиданно сразу согласился. А спустя четыре дня Николая не стало..."

      Николай Пашкевич был профессионалом ДХ-инга, специалистом с большой буквы. Его сообщения часто проходили во всевозможных зарубежных ДХ-изданиях, в том числе и немецком бюллетене "Kurier". А сколько раз в "Клубе ДХ" Всемирной Русской службы "Голоса России" звучала благодарность в адрес Николая за предоставленную информацию. Автор и ведущий этой программы - Павел Михайлов прислал письмо, полное боли и горечи. Вот, что он пишет:

        "Это не просто невероятно, это, пожалуй, даже как-то дико: "Коли Пашкевича больше нет! Николай погиб как-то нелепо, в высшей степени буднично и совершенно неожиданно. Как сообщила семья Николая, он отравился угарным газом, находясь в закрытом автомобиле при прогреве двигателя. Удивительная, непостижимо странная закономерность: Григорий Григорьев из-под Питера, Владимир Гукасов из Тбилиси, Фуад Кулиев из Баку, Николай Пашкевич из Москвы... Ребята моего поколения, ДХ-исты первой волны, первооткрыватели этого хобби в стране, встретившей ДХ в незримые, но очень острые штыки. Ребята с нашего "ДХ-двора", двора, тогда ещё маленького, ничем не защищённого, открытого всем злым ветрам и напастям... Как известно, нашкодившими подростками занимаются "детские комнаты" милиции. А мы, вероятно, были настолько опасны для того странного общества, что нами занимался КГБ. Занимался всерьёз и беспощадно: от уговоров отказаться от занятий дальним радиоприёмом и склонений к сотрудничеству (то есть "стукачеству" на своих же коллег по хобби), до прямых репрессий- как по отношению к нам самим, так и по отношению к нашим родным и близким. Николаю (да и мне, кстати) тоже пришлось пройти через эти жернова, но от ДХ мы не отказались, на провокации не поддались, "стукачами" не стали. И вот - начинают уходить ДХ-исты моего поколения - неожиданно и странно, словно растворяясь в эфире. Я не верю в случайные совпадения. Всё имеет свою природу, просто эта природа видна не всегда и не во всём... Николая больше нет - я это знаю. Знаю, но всё равно не верю и никогда не поверю."

        Я, как и Павел Михайлов, не могу поверить в гибель Коли. Передо мной письма Николая, фотография. С неё смотрит удивительно симпатичный человек с живыми, добрыми и слегка озорными глазами. Скромная обстановка, всё предельно аккуратно: на письменном столе полный комплект ДХ-иста-профессионала: радиоприёмная аппаратура, компьютер, на стене, сколько вошло в кадр, богатая коллекция вымпелов. А вот и письмо, с которого началось знакомство:

          "Я начал слушать короткие волны в конце 60-х, а первую QSL получил в 1970. Слушал в то время и "Немецкую волну", хотя после вторжения в Чехословакию передачи глушились. Помню была тогда у вас рубрика под названием "Для радиолюбителей-слухачей", но там передавалась информация только о радиолюбительских станциях. Рад, что теперь появилась передача для ДХ-истов. "

          Кстати, как мне стало известно, начинал Николай, как радиолюбитель, но в 70-х за нежелательное увлечение ДХ-ингом был лишён права выхода в эфир, лишён позывного. А летом 80 года на время Олимпиады был выдворен из столицы. Но ДХ-гу Коля не изменил. В конце 80-х климат стал меняться. В новых условиях появлялись и новые возможности. С этого времени начинается период мониторинга и интересной работы: организовал электронную информационную радиолюбительскую сеть, был официальным представителем христианской радиостанции "Трансмировое Радио", принимал активное участие в подготовке различных ДХ-программы и ДХ-бюллетеней. Одним словом- ДХ-ист с большой буквы, большого масштаба и с большими планами.

          Судьба ли это или безжалостный рок, знаю одно - отпущенных 46 лет Григорию Григорьеву, 54 года Фуаду Кулиеву, не полных 47 Коле Пашкевичу - это непростительно мало, просто жестоко. А ведь в прошлом году не стало ещё и Владимира Гукасова и Владимира Кофанова. В голову лезет нехорошая мысль - потеря друзей: ДХ-истов, мониторов становится закономерностью. Я не хочу больше никого из вас терять, друзья. Будьте внимательны, берегите себя и будьте здоровы. Я на этом прощаюсь с вами до следующего раза.