1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

21.01.2001 Комиксы - макулатура или культ?

О комиксах, культура которых зародилась в Америке в самом начале 20 века, существует расхожее мнение, что это жанр самый что ни на есть низкий, чтиво для маленьких детей и взрослых дебилов. И что именно благодаря существованию этих пёстрых тетрадок, молодёжь с младых ногтей приучается разглядывать глупые картинки вместо того, чтобы читать умные книги. В середине 50-х годов в некоторых штатах США ретивые борцы со злом даже сжигали комиксы на кострах, чему в значительной степени способствовала книга психолога Фредрика Вертхэма «Совращение невинных» ("Seduction of the Innocent"), в которой автор восстаёт против секса и насилия в массовой культуре. Но враждебное отношение обычно происходит от незнания общей ситуации в поистине необъятном мире комиксов или от знакомства с исключительно его наихудшими образцами. Комикс отнюдь не ограничивается пошлыми дешёвыми тетрадками и стандартизированной массовой продукцией анонимных художников американских издательств Marvel и DC. Перове распространяет, например, приключения Человека-паука и Великолепной четвёрки, а DC подарило миру Супермена и Бэтмена.

Конечно, пик популярности комикса в прошлом, он пришёлся где-то на середину 80-х годов. К этому времени комикс распался на коммерческую и авангардную линии. И если первая находится в затяжном состоянии упадка, то авангарду удаётся выживать за счёт элитарной, интеллектуальной публики, для которой комикс наравне с культовым кино, актуальной музыкой и искусством продолжает оставаться частью культуры. Один из может быть самых необычных авторов комиксов - итальянец Лоренцо Маттоти, дизайнер и живописец, сотрудничающий не только с издательствами, но и с галеристами. Настроения и состояния, выражаемые в обычном комиксе с помощью графики, Матотти весьма оригинально передаёт цветом, игрой красок.

С давних пор каждый уважающий себя журнал или газета имеют своего графика по комиксам или даже нескольких. Известный журнал по современному искусству Flash Art, который издаётся в Милане, из номера в номер развлекает читателя комиксами известного таиландского художника Навина Равачанкуля (фото) на темы криминала в мире искусства. В последних выпусках эксперты расследуют фантастическую историю о том, что главный шедевр Лувра «Мона Лиза» - фальшивка, якобы изготовленая в Таиланде и неведомо каким образом попавшая в коллекцию музея. Кстати, в одном из залов Лувра можно увидеть и шедевры комиксной графики.

Комикс стал источником вдохновения для первоклассного мастера поп-арта Роя Лихтенстайна, который открыл, что для сильного воздействия на зрителя можно использовать этот простой, привычный и знакомый всем язык. Выразительные средства комикса использует и один из наиболее интересных молодых американских художников Раймонд Петтибон, в конце 70-х - начале 80-х оформлявший обложки альбомов группы "Sonic Youth". Его ранние самиздатовские тетрадки, которые он «отпускал» своим друзьям по 2-3 доллара, предмет вожделения многих собирателей, и стоят огромных денег. В утешение любителям его творчества в конце прошлого года в кёльнском художественном издательстве Вальтера Кёнига вышел пухлый том в тысячу страниц с избранными рисунками раннего Петтибона.

Ну, а кто вообще читает и собирает комиксы? Чтобы внести ясность в этот вопрос, я отправился в специализированный кёльнский магазин , вывеску которого "Pumpkin" украшает ощерившаяся «хэллоуинская» тыква. На полках и в ящиках - сотни наименований комиксов, всё остальное можно заказать. Говорит владелец "Pumpkin" Штефан Вебер:

    - Дети и подростки обычно покупают комиксы в киосках. Ко мне приходит взрослая публика, люди самых разных профессий. В основном это люди в возрасте от 20 до 50 лет, служащие банков и страховых контор, студенты, лица свободных профессий. Увлечение это не самое дешёвое, особенно, если коллекционировать несколько серий сразу, или альбомы и издания в твёрдых обложках. Некоторые коллекционеры рассматривают комиксы как своего рода «вложение капитала», скупая все серии какого-то издательства подряд, в ожидании, что через десяток лет они поднимутся в цене. И на самом деле есть тетрадки, вышедшие всего лишь три-четыре года назад по цене несколько долларов за экземпляр, которые сегодня уже стоят до 300 долларов.

    Само название "comics" или "comics streep" вводит в заблуждение. Юмористические комиксы - это особая отрасль, но обычно юмор вовсе не является составной частью «рассказов в картинках». И «рассказ в картинках» тоже не совсем верная формулировка, поскольку хорошего автора комиксов отличает, скорее, «кинематографическое видение», нежели литературный талант.

    По своей структуре комикс напоминает мультипликационную раскадровку, её смысловая ёмкость, конечно, ниже литературы или кино, но качество продукта всё же сильно зависит от таланта рисовальщика, от стиля, от подтекста. «Графические новеллы» корифеев жанра выполнены столь виртуозно, что способны захватывать внимание «зрителя» от первого и до последнего кадра. Это, например, специализирующиеся на эротике итальянцы Мило Манара и Либераторе, американец Фрэнк Миллер, организовавший сенсационное «Возвращение Тёмного рыцаря» в середине 80-х, или автор «Акиры» - японец Кацухиро Отомо.

    Кроме американской и появившейся на её основе японской, существует целый ряд национальных традиций комикса. В некоторых европейских странах, прежде всего франкоязычных, комиксы считаются частью национального культурного достояния. На десятки языков переведены приключения французского незадачливого пса Пифа или бельгийского подростка Тентена. Серию о Тентене и Сноуи бельгийский художник Жорж Реми, принявший псевдоним Эрже, начал 10 января 1929 года. После его смерти в 1983 году, в Брюсселе был создан Фонд имени Эрже , а во французском городе Ангулеме, где проходят престижные международные фестивали комикса, в 1989 году состоялась его обширная ретроспектива. Свои культовые авторы есть и в Германии. Это Вальтер Мёрс, Ральф Кёниг, Ули Штайн, Брёзель, условно к ним можно добавить и швейцарца Ханса-Руди Вешера. Однако мода на комиксы пришла в Германию позже, чем в другие европейские страны. Штефан Вебер поясняет, почему.

      - Проблема в том, что в Германии ещё лет 15 назад можно было купить в основном серии про Мики-мауса. «Бэтмен» и «Супермен» тоже выходили в немецких издательствах с периодичностью в два месяца, но стоили по 29 марок, что для такого «быстрого чтива» очень недёшево. Американские серии появились на нашем рынке лет 10 назад. Сегодня этот жанр подвержен влиянию моды, как и вся остальная поп-культура. Но пристрастие к тому или иному персонажу, связано и с возрастом. У 50-летних, например, спросом пользуется серия «Тибо и Ник», что молодым кажется анахронизмом, но не исключено, что сегодняшний авангард лет через десять тоже будет восприниматься, по меньшей мере, странно.

      По общепринятому мнению, современный комикс появился в США в 1895 году. Это были серии Ричарда Фелтона Аутколта , рисованные истории о приключениях маленького китайского мальчика-эмигранта Yellow Kid. Нью-йоркская газета The World публиковала их на протяжении почти трёх лет. Yellow Kid приобрёл тогда огромную популярность, превратившись в "торговую марку" под которой выпускались самые разные продукты от туалетного мыла до виски. Сто лет спустя Yellow Kid был аппроприирован авторами японских манга, запустивших в оборот он-лайн-комикс для скейтеров с одноимённым названием. Японский стиль сегодня наиболее популярен и в Германии. В Европу он проник в начале 90-х, а в США первый манга о приключениях принца Акиры поступил в продажу в 1988 году. Позже на рынке появились Покемоны и прочие монстры и герои из страны Восходящего солнца. Говорит Штефан Вебер, владелец кёльнского магазина комиксов "Pumpkin":

        - Я замечаю, что мода на японские комиксы манга, кстати, эти рассказы в картинках заменяют японцам обычные книги и иногда достигают толщины телефонного справочника, так вот эта мода, утвердившаяся в Европе в последние два года, понемногу начинает идти на убыль. Думаю, что отчасти в этом виноваты и издательства. Рынок перенасыщен. Только в Германии каждый месяц выходит не менее 20 альбомов в стиле манга. Но у каждого поколения свои герои. Я полагаю, что популярность серий о сверхлюдях, о героях - это либо своего рода попытка уйти от реальности, либо выражение недовольства своим положением.

        Герои - для комикса слово ключевое. Но, наряду с бесчисленными сверхсуществами, занятыми истреблением зла, или наоборот его повсеместным насаждением, существуют герои комические. Национальный юмор - дело тонкое, и за рубежом такие культовые персонажи, как немецкий Маленький засранец или голландский Гаагский Гарри практически не известны. О Гарри из Гааги вам расскажет Владимир Рябоконь.

        Образ Гаагского Гарри появился на свет в атмосфере чиновничьей Гааги благодаря художнику Марниксу Руэпу и эстрадному артисту Щаку Бралу. Придумали его, и сразу запустили в производство серии комиксов, где Гарри принимает главное участие. Совершенно неожиданно эти книжечки приобрели огромную популярность. Прежде всего, в Гааге, конечно, если брать всю Голландию в целом. С бешеной самоиронией, в общем-то голландцам не очень свойственной, авторы обрисовали не слишком привлекательные, до боли родные черты типичного обитателя гаагских низов, дешевых домов и кварталов, заселенных люмпенским элементом, где льется рекой пиво, с чавканьем уплетаются гамбургеры, где можно всегда получить ответы на вечные вопросы русского интеллигента "Кто виноват?" и "Что делать?". Причем объяснения даются доходчиво и энергично, без всяких там "парламентских выражений". Кто бы мог подумать, что внутренний мир нидерландского гопника привлечет внимание гаагских артистов-интеллектуалов... Вообще, остается загадкой, почему Руэп и Брал не остановились на персонаже государственного чиновника - фигуры для Гааги типической. Или, скажем, отважного рыбака, тоже, кстати, явление знаковое по местным меркам - в Гааге весьма бойкий порт и рыболовецкий бизнес процветает.

        Как бы там ни было, Гаагский Гарри - пузатый тип, почти безо лба, с кривым бычком в углу рта, в цветастом спортивном костюмчике, с перстнем, оттягивающем руку - ведет нескучную жизнь. То есть околачивается в произвольных направлениях, влипая в разные ситуации. И создавая их, конечно.

        Несмотря на имидж мелкого бандита, Гарри не агрессивен. А сомнительные и небезопасные игры, которые он ведет, - результат длинного языка и собственного понимания идеи справедливости. Если пользоваться поверхностной литературной аналогией, то Гаагский Гарри - это европейский правнук деда Щукаря (по интеллектуальной линии). Еще пока относительно молодой, но уже вполне овладевший искусством жлобской прибаутки.

        Очень сложно понять, как сами авторы относятся к созданному ими персонажу. Симпатия к своему, родному, гаагскому, исконно-посконному вполне уживается с неприязнью к человеку, утверждающему, например, что земля - плоская. Сам же Гарри - явление, безусловно, цельное. Цельное, как танк. Словом, из таких людей гвозди можно делать.

        В своих путешествиях по городу Гарри проникает даже в высшие сферы. Видится то с бургомистром, то с Её величеством королевой Биатрикс. Последний дворцовый эпизод - шедевр остроумия, как, впрочем, и многие другие- образец полного непочтения к монархии. Всего на одной странице сконцентрированно штук 20 высококлассных хохм, как графических, так и текстовых. Начнем с того, что королева, придя во дворец на работу, компостирует в специальном автомате карточку, где проставляется время прихода и ухода, вроде тех, что используют на фабриках для поддержания трудовой дисциплины. В каждом кадрике, составляющем этот эпизод, на королеве новый головной убор - то корона, то малярская треуголка, то колпак Деда Мороза. Ну вот не полюбили почему-то авторы страсть Её величества к частой смене шляпок. А под конец эпизода, когда королева жестом опытного вышибалы отправляет Гарри из дворца восвояси, на её боку можно увидеть ленту со спародированным девизом "С нами Бог". В данном случае эта надпись, которая отчеканена на голландских монетах, читается как "С нами Кок" (имеется ввиду премьер-министр Вин Кок - человек, в государстве не последний). На заднем же плане высовывается из-за двери голова наследного принца Вильяма-Александра, который с плаксивой гримасой произносит: "Мам, а можно я пойду поиграю с Эмилей?" Вильям-Александр известен в Голландии как заядлый персонаж альковых историй. Юмор этот, надо сказать, сугубо локальный. Однако, зная контекст, есть шанс надорвать живот.

        В другом эпизоде Гарри случайно оказывается в центре мирной демонстрации, проходящей под лозунгом "Стоп ненависти к иностранцам!" Моментально проникнувшись этой идеей, он присоединяется к рядам смуглокожих пузачей, держащим в руке походя выломанный из мостовой дорожный знак "Стоп". Разумеется, эта мирная демонстрация завершается дракой между участвующими в ней турками и курдами. Гарри же, увидев это, и тоже "за компанию" пустив в ход кулаки, изрекает: "Глянь-ка, они такие же люди, как и мы!"

        Еще через пару страниц Гарри пытается очаровать пышную блондинку под зонтом. На алом зонтике можно различить рекламную надпись "Мисс Сан Кон", пародию на идущего в Гааге тошнотворного музикла "Мисс Сайгон". "Мисс Сан Кон", в переводе с голландского означает "мисс скучная задница".

        Помимо Гарри в этих комиксах есть и еще один важный персонаж - язык. Тот самый гаагский диалект, который используется в надписях на трамваях и домах. Марникс Руэп и Щак Брал - эти хриплые трубадуры гаагской жизни - помимо комиксов выпустили в свет труд под титулом "Зелено-желтая книжка". Это псевдонаучное исследование гаагского диалекта с фигурой того же Гарри почти на каждой странице. Открывается книжка пространным авторским предисловием. Вот пассаж оттуда: "Гаагский является праязыком и вот уже в течение веков сосредоточием лингвистической культуры человечества. Это началось в древние времена, когда все люди говорили по-гаагски. Но в один небезызвестный момент случилось всем известное вавилонское смешение языков. Это привело к тому, что в тысяча девятьсот нынешнем году и в две тысячи ближайшем по земле будет ходить больше людей, не говорящих по-гаагски, чем тех, для кого этот язык - родной".

        В общем, не плохие книжечки. Обдумав прочитанное, легко придти к выводу, что Гаага действительно "пуп земли", а также её Северный и Южный полюс. жаль, что в этом городе не проводятся шахматные турниры, иначе можно было бы начать кампанию по переименованию Гааги в Нью-Васюки.