1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

20.11.2001 "Мой единственный критерий - я хочу показывать хорошее кино" (2) / Раммштайн

Позволю себе задать вам ещё один, «чисто русский» вопрос: отношения Берлинале с российским кино не всегда были безоблачными. Сперва, в 80-ые годы, оно пользовалось привилегиями «нацменьшинства» - картины, в том числе и непервоклассные, показывались только за свою «русскость». Потом Россия вышла из фавора, и фестиваль начал отклонять российские ленты – в то том числе и картины первоклассных режиссёров, а политика протекционизма перенеслась на азиатское кино. Что ожидает нас в этом году? Будут ли на Берлинале российские ленты? Насколько важно для Вас вообще иметь «russian connection»?

- Я полагаю, что географическое положение Берлина не изменилось в результате падения стены: до польской границы по-прежнему всего 60 километров, и этот город был и остаётся точкой пересечения, своего рода «перевалочным пунктом» между востоком и западом. И Берлинале вполне осознаёт себя в этой функции. Что касается российского кинематографа, то он переживает те же проблемы, что и кино большинства центрально- и восточноевропейских стран. Необходимо время, чтобы новые таланты, порождённые общественными изменениями, «проросли» и стали видимы. Кстати, то же происходит в последнее десятилетие и в Германии. Изменилась и наша функция по отношению к российскому кино: нам больше не надо показывать запрещённые или полузапрещённые картины. Мы с огромным удовольствием покажем в Берлине те фильмы, которые нравятся массовому российскому зрителю. У меня прекрасные отношения с министром культуры России, господином Швыдким, к счастью, он и сам большой любитель кино. В декабре я нанесу ему визит, и я надеюсь, что нам удастся в ближайшие два-три года перенести наши замечательные личные отношения и на фестивальный уровень. Наша задача – обнаружить, выявить новые таланты и, так сказать, направить на них свет европейских прожекторов. Я надеюсь, что это нам удастся уже во время Берлинале 2001 года. Дать конкретного ответа на ваш вопрос я дать не могу: пока я не включил ни одного российского фильма в программу фестиваля, но надеюсь, что мне ещё предстоит это сделать.

Господин Косслик, и последний вопрос. Пару недель назад министр культуры Германии господин Нида-Рюмелин опубликовал в газете «Франкфуртер альгемайне» статью под называнием «Дополнительные занятия с Амели». В ней он сравнивает кино-ситуации во Франции и в Германии, и ставит французов – с их влётом популярности национального кинематографа, и суперуспехом картины «Амели» - в пример немцам, где доля национального кино составляет лишь порядка 12-15%. Впрочем, в последние недели у Германии появилась своя «Амели» - кинокомедию «Башмак Маниту» посмотрело почти десять миллионов человек. Что же – цель выполнена?

  • Ну, если целью было, чтобы пятнадцать процентов национального кинооброта пришлась на долю фильма об индейцах – что же, поздравляю. Впрочем, этот успех – замечательная вещь, и он очень на пользу немецкой кинопромышленности в целом, пусть все хоть треснут от смеха. Лично у меня так или иначе есть поводы для веселья, потому что это я дал на деньги на «Маниту» – ещё будучи председателем кинофонда земли Северный Рейн-Вестфалия. Что же касается «Амели», то должен заметить, что этот новый символ французского кино – совместное производство Франции и Германии, и снимался фильм главным образом в Кёльне. В шарм прелестной Амели вложено много миллионов денег немецких налогоплательщиков. Что сейчас все об этом как-то забыли – конечно, обидно, хоть и понятно. Впрочем, говоря о «дополнительных занятиях с Амели», министр культуры, как я полагаю, имел в виду несколько другое: было бы здорово, если бы немецкая кинематография была столь же хорошо организованной, как и французская (впрочем, тогда бы мы хотели иметь и столько же денег, у французов их пока в три раза больше) и если бы немецкая киноиндустрия столь же внимательно относилась к своей презентации на Берлинале, как это делают их французские коллеги в Каннах. Если это будет так, то можно считать, что наша цель выполнена – и если для этого нужны «дополнительные занятия», то - «бегом за парты». Первый цикл лекций состоится с 6 по 17 февраля 2002 года в Берлине.

    Раммштайн

    В прошедший уик-энд в Москве выступила группа Раммштайн, находящаяся в мировом турне, проматывая свой новый альбом «Муттер» – что одновременно означает и «мать», и «гайка» - или ещё что-нибудь тяжёлое и однозначное.

    Альбом уже не первую неделю в первых строках хит-парада. «Раммштайн» – гордость восточногерманского рока, они вышли из шинели восточно-берлинского панка. О лидере группе Тиле Линдемане ходят слухи, что он год жил на полунелегальном положении в Москве, во всяком случае, он неплохо говорит по-русски. Вообще же чем занимались музыканты до 91 года – науке в точности не известно, и они старательно мистифицируют публику и наводят тень на плетень. В Германии «Раммштайн» любят. В России тоже. Дмитрий Добрынин рассказывает:

    В прошедшую субботу в Москве на спортивной арене стадиона Лужники выступала немецкая группа «Раммштайн». Новость о предстоящем концерте пришла за два месяца и многие поклонники творчества группы, которую можно услышать не только на московских радиостанциях, но и в центральных дискотеках, ожидали приезд своих кумиров, забыв о последних предложениях американской поп-индустрии. Группа названа в честь немецкого города, который в отличие от названия группы пишется с одним «м». В августе 1988 года в этом месте произошла трагедия, унесшая жизни более 80 человек. На происходившем тогда авиа-шоу два самолета столкнулись в воздухе и упали в толпу людей. Известность группе пришла благодаря режиссеру Дэвиду Линчу, который включил два номера «Раммштайн» в саундтрек фильма «Шоссе в никуда». Эстетика устрашения, вспышки огня, звучание мощных гитар, низкий вокал – это шоу, которое предлагает своим поклонникам «Раммштайн», многие из которых так объясняют свое желание пойти на концерт этой группы:

    - Я люблю такую музыку, эти высокие ноты, это мне нравится.

    - Хорошая, нормальная, энергичная музыка.

    - В духе современной молодежи. Пускай даже на немецком, но это классно.

    - Музыка такая прикольная, жесткая. Вообще немецкий язык, мне кажется, такой грубый, но интересный.

    - Своеобразный «тяжеляк».

    - Это как удары сердца. Стиль, настроение, завод, стимулирует.

    Пиротехнические эффекты на концертах «Раммштайн» уже стали знаменитыми. И от количества взрывов и вспышек огня стены «Лужников» сотрясались и озарялись. Но не только пиротехникой достигает успеха «Раммштайн». По мнению известного московского гитариста Александра Василенко, в звучании раммштайновских гитар есть некий секрет.

    - Секрет очень хитрый. Группа всем известна, отличное шоу. Прелесть в звучании гитар, вот этих мощных, утроенных, удесятеренных. Но я думаю, что это, скорее всего, секрет записи этих гитар. Многие хотят добиться такого же звучания, но не у многих получается. В Москве один человек знает, как эту гитару писать, но это секрет. Играют просто сказочно. Многим покажется, что все очень просто, но в этой простоте и весь кайф.

    Любой, побывавший на концерте «Раммштайна», мог бы заметить, что на сцене эти люди напоминают вовсе не людей, а совершенные в своем роде машины, исполняющие заданную программу с предельной точностью. Гитарист «Раммштайн» Кристоф Шнайдер в одном из интервью шутил, что у вокалиста Линдемана на лбу постоянно кровавая рана, потому что на каждом концерте он бьётся лбом в микрофон одним и тем же местом. Все это значит, что страхи по поводу раммштайновской пиротехники совершенно напрасны. Каждый язык пламени подымится на точно рассчитанную высоту, каждый взрыв бабахнет с заранее известной силой и каждая гитара будут звучать с отрегулированной громкостью. Просто правила игры у них такие. Рок-н-ролл – это когда громко и шумно, а совершенство жанра – это когда пропорции между взрывом и музыкальными аккордами соблюдены безукоризненно.

    Дмитрий Добрынин поведал нам о Московской одиссее Раммштайн.
    Кстати, в буквальном переводе называние группы означает «стенобитное орудие» – точнее говоря, тяжёлый камень, которым в старину принято было выбивать ворота осаждённых крепостей.

    Канал МТV снова начал показывать «Раммштайн». На некоторое время клипы группы были изгнаны из программы за то, что во время телеинтервью музыканты незаметно привязали к ноге ведущего одну из своих знаменитых концертных бомб. Какие всё-таки славные ребята.