1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

19.11.2001 Правительственный кризис / Кто бросит перчатку Герхарду Шрёдеру? / Новости «Русского Берлина»

Канцлер получил вотум доверия депутатов правящих партий, но разногласия остаются.

Тема, о которой я рассказывал в прошлый понедельник – освоение Берлином своей новой, полновесной роли на мировой арене, получила неожиданное продолжение и едва не привела к развалу правящей «красно-зеленой» коалиции. Первые симптомы правительственного кризиса появились сразу же после решения канцлера оказать военную поддержку американцам в борьбе с международным терроризмом. И среди социал-демократов, и среди «зеленых» объявились депутаты, заявившие о своем несогласии с предстоящим участием бундесвера в афганской кампании. Причем столько, что при голосовании в бундестаге Шрёдер рисковал не получить большинства голосов из своего собственного правительственного лагеря. Позитивное решение всё равно было бы принято – но за счет поддержки оппозиции. Разница – принципиальная. Ведь это означало бы, что федеральный канцлер проводит внешнеполитический курс, который не имеет поддержки со стороны правящих партий. Такая ситуация грозила Шрёдеру крупными неприятностями, потребуйся ему вотум парламента еще по каким-нибудь вопросам из внешнеполитической сферы. Стать слабым канцлером, зависимым от внутрипартийных разногласий и настроений оппозиции Герхард Шрёдер не захотел. Он пошел ва-банк, увязав голосование по вопросу об участии бундесвера в афганской операции с вотумом доверия самому себе. Такое голосование в пакете по сути дела означало шантаж своих социал-демократических товарищей по партии и «зеленых» партнеров: либо вы мне, как канцлеру, доверяете и даете карт-бланш на принятие решения о военном участии Германии в мировых делах, либо не доверяете, а значит правительственный пасьянс надо раскладывать заново.

Итоги голосования в прошлую пятницу были предсказуемы. В конце концов канцлер получил необходимое большинство голосов депутатов от правящих партий. Всего четверо «зеленых» парламентариев поставили свои убеждения выше государственного резона и желания продолжить участие в правящей коалиции. Они проголосовали против, отказав канцлеру в доверии. Но таких стойких «зеленых» пацифистов оказалось слишком мало. Подавляющая их часть всё-таки поступилась принципами. Как не без юмора заметил генеральный секретарь оппозиционного ХДС Лоренц Майер, цитирую, «да «зеленые», скорее, сами сядут за рычаги танков, чем откажутся от правительственных портфелей». Ведь если бы Шрёдеру было отказано в доверии, правительственная коалиция прекратила бы свое существование. В этом случае у Шредера было бы два варианта. Он мог пригласить в правительство другого политического партнера – на эту роль давно уже напрашиваются немецкие либералы из СвДП – или обратился бы к федеральному президенту с просьбой распустить парламент и объявить досрочные выборы. Рейтинг же «зеленых» в настоящий момент таков, что они рисковали вообще не преодолеть пятипроцентный барьер. Впрочем, чего теперь рассуждать об этом в сослагательном наклонении. Правительственный кризис в ФРГ преодолен, забудьте?

Отнюдь. Внесение в парламент вотума о доверии самому себе – это самый последний рубеж главы кабинета, его последний аргумент и последнее средство нажима. В истории страны к нему прибегали всего три раза – в семьдесят втором году Вилли Брандт, в феврале восемьдесят второго – Гельмут Шмидт, а в декабре того же года – Гельмут Коль. И все три раза вслед за этим либо менялась власть, пусть и не сразу, либо проходили досрочные выборы. Голосование же пакетом – о вотуме доверия и по конкретному политическому вопросу – такого вообще еще не было. И в данном случае позитивный исход голосования отнюдь не свидетельствует о том, что в «красно-зеленом» правительственном доме всё в порядке. Уже сам факт, что канцлер Шрёдер оказался вынужденным использовать этот свой последний аргумент свидетельствует о крупных разногласиях в правительственном лагере. В правительстве сегодняшней Германии спорная тема – это внешняя политика и проблемы безопасности. Линия канцлера и, кстати, его «зеленого» заместителя, министра иностранных дел Йошки Фишера однозначна: Германия имеет союзнические обязательства, которые надлежит выполнять, а кроме того, страна должна более активно участвовать в выработке мировой политики, если надо, то и с применением военной силы. Особая, исторически обусловленная, воздержанная роль Германии сыграна. Пора начинать новую партию на мировых подмостках. И при этом использование воооруженных сил страны должно быть таким же само собой разумеящимся, как во Франции или Англии. Несогласные с такой концепцией есть и среди левых социал-демократов, но особенно много их среди «зеленых» – партии, выросшей из немецкого антивоенного движения. Внешнеполитический курс правительства ставит «зеленых» на излом, требует отказываться от собственных идеалов, поступаться принципами. Это – высокая плата за участие в работе правительства. И плата рискованная. Ведь избиратель «зеленых» три года назад связывал с этой партией вполне определенные надежды, которые теперь эта партия не оправдывает. Значит, на следующих выборах он может за неё не проголосовать.

Чтобы сохранить лицо, ранее критически настроенные представители «зеленых» стали после голосования утверждать, что изменить свою точку зрения и всё-таки проголосовать «за» выделение бундесвера и доверие канцлеру их заставили последние события в Афганистане, открывающие перед армией ФРГ перспективу участия скорее в привычной миротворческой миссии, а не военых действиях. Но сути разногласий это не меняет. Отношение немецких социал-демократов и «зеленых» к новой роли Германии на международной арене остается различным. И чем большее значение будут приобретать внешнеполитические вопросы в деятельности правительства, тем более реальной будет становиться перспектива развала коалиции и проведение досрочных выборов.

Кто бросит перчатку Герхарду Шрёдеру?

Досрочные выборы были бы как нельзя некстати и для оппозиционного ХДС. У христианских демократов пока нет даже кандидата, который мог бы стать достойным соперником канцлера Шрёдера. Но это уже – другая тема.

Председатель Христианско-демократического союза Ангела Меркель долго ломала голову над тем, что бы такое подарить на шестидесятилетие Эдмунду Штойберу, лидеру братского союза – Христианско-социального. Перебрала кучу вариантов – от боксерских перчаток до ноутбука. В конце концов её осенило: баварский премьер – заядлый турист, любит ходить в пешие походы. Наверняка ему пригодиться карманный Джи-Пи-Эс. Это приборчик размером с сотовый телефон, который по сигналам с трёх спутников с точностью до метра определяет на Земле своё, а значит и своего владельца местоположение. Полезная штуковина, с ней не заблудишься, решила Ангела Меркель, тем более, что Штойбера всё время тянет за пределы родной Баварии – в Германию, Европу, в дальние края. Вручая подарок, она подчеркнула, что с ним юбиляр всегда будет знать, где находится. Презент с подтекстом, мол, знай своё место.

Менее чем через год в Германии пройдут общефедеральные выборы, и христианские демократы судорожно ищут достойного дуэлянта, который мог бы бросить перчатку популярному Герхарду Шрёдеру. Собственно, возможных кандидатов ХДС/ХСС в германские канцлеры только двое – Ангела Меркель и Эдмунд Штойбер. Ни тот, ни другая не говорят о своих намерениях влезать в общефедеральный политический ринг, но и о том, что не будут выставляться тоже молчат. Окончательное решение они собираются принять только в феврале следующего года. Однако, похоже, что решение фактически уже принято. На съезде ХСС в Нюрнберге, который был обставлен как грандиозное празднование Дня рождения Эдмунда Штойбера, он был переизбран на пост председателя партии с феноменальным результатом в девяносто семь процентов. Его речь, которая звучала как правительственное заявление канцлера, была встречена на ура. У делегатов съезда не осталось сомнений в том, что на общефедеральные выборы христианских демократов поведет их любимый баварский премьер. И, в общем-то, отступать ему теперь поздно. Штойбер упустил тот момент, когда мог сказать, что предпочитает оставаться в Мюнхене. Теперь это выглядело бы уже как трусость, как признание поражения еще до начала поединка. Последствия для партии были бы печальными. Прослыть трусом – еще хуже, чем проиграть на выборах.

Кандидатуру Эдмунта Штойбера считают предпочтительней не только баварские, но – что, конечно, особенно обидно для Ангелы Меркель – и большинство всех остальных немецких христианских демократов. Внутри ХДС растет недовольство собственным председателем, которая упрямиться, набивает себе цену и никак не хочет признать очевидное: ну, не тянет она на канцлера. Меркель не позавидуешь. Она, наверное, и рада была бы отойти на второй план и уступить поле брани куда более харизматичному, опытному и компетентному Штойберу. Но ведь это означало бы, во-первых, расписаться в собственном бессилии, а во-вторых, признать, что большой Христианско-демократический Союз оказался не в состоянии взрастить внутри своих рядов ни одного политика, достойного кресла федерального канцлера и вынужденного по этой причине прибегать к помощи маленькой братской партии ХСС, действующей только в Баварии. Поэтому заявление Ангелы Меркель об отказе выставлять собственную кандидатуру на предстоящих выборах было бы равнозначно политическому самоубийству – она в этом случае не смогла бы удержаться на посту председателя ХДС. Правда, не исключено, что уже в декабре на очередном партийном съезде её снимут с этой должности. Её позиции еще больше пошатнулись после сокрушительного поражения ХДС на внеочередных выборах в Берлине в конце октября.

Как ни парадоксально, однако, именно кандидатура Ангелы Меркель была бы более опасной для правящих в Германии социал-демократов и канцлера Шредера. И дело вовсе не в том, что вести поединок с дамой джентльмену труднее. Несколько аморфная и расплывчатая политическая философия Меркель создает для ХДС/ХСС более широкую избирательную базу. У неё есть тезисы на любой вкус. Симпатии политического центра Германии стараются удержать и социал-демократы. А вот Эдмунт Штойбер – политик другой. Под его руководством христианский блок заметно сдвинется вправо – в ущерб либеральному крылу в собственных рядах. Упор будет сделан на жестком подходе к иммиграционной политике, на мерах по обеспечению внутренней безопасности, граничащих со свёртыванием гражданских свобод. Социал-демократам будет легче противостоять такому «поправевшему» христианскому блоку, а также мобилизовать своих традиционных сторонников и привлечь на свою сторону колеблющихся из политического центра.

Впрочем, у христианских демократов есть и еще один, запасной вариант - бывший председатель партии и парламентской фракции Вольфганг Шойбле. Эти два поста он занимал недолго, хотя и считался своего рода крон-принцем Гельмута Коля. Но как выяснилось, крон-принц, как и его патрон, был с изъяном и также оказался замешанным в финансовую аферу христианских демократов, от которой партия не оправилась до сих пор. Когда наружу стали выплывать все нове подпробности, Шойбле, не дожидаясь собственного разоблачения, признал, что и он брал деньги от подозрительных спонсоров. И эти суммы также закачивались в «черные кассы» ХДС. А ведь в самом начале скандала Шойбле с трибуны парламента заверял, что непричастен к нему. Спасая свою шкуру тогда перегрызлись чуть ли не все бывшие бонзы ХДС – в том числе Гельмут Коль с Вольфгангом Шойбле, а Шойбле с бывшим казначеем ХДС Бригиттой Баумайстер. Берлинская пркуратура вела даже дознание в отношении двух последних, поскольку они дали взаимоисключающие показания, описывая процедуру получения одиозного стотысячного пожерствования. В какой-то момент Шойбле надоело огрызаться и он ушел в отставку. Около года он находился в тени, но вот теперь на страницах газет его имя снова замелькало – как возможного кандидата в канцлеры. Да и подследственным он быть перестал. Прокуратура официально уведомила, что прекращает дознание, поскольку выяснить правду всё равно не удасться.

Вольфганг Шойбле, конечно, более крупная политическаяч фигура, чем Ангела Меркель и даже Эдмунд Штойбер. Под руководством Шойбле ХДС добивался одной за другой победы на земельных выборах. В нынешней ситуации повышенного террористического риска он мог бы получить и дополнительные очки как человек, который в прошлом занимал должность министра внутренних дел и между прочим сам стал жертвой покушения и прикован после него к инвалидному креслу. Став же преемником Коля на посту председателя партии, Шойбле олицетворял реформаторское, прагматичное крыло христианских демократов. Короче, он мог бы стать достойным соперником Герхарду Шрёдеру. Пока, однако, он молчит. Шойбле не отрицает своих намерений стать кандидатом в канцлеры, но и не подтверждает своего желания воспользоваться вторым политическим шансом.

Дискуссия о возможных кандидатах ХДС подтверждает наличие глубочайшего кризиса в этой партии. Похоже, что она рискует повторить судьбу немецких социал-демократов, которым после низвержения их канцлера Гельмута Шмидта в восемьдесят втором году понадобилось долгих шестнадцать лет, чтобы взрастить в своих рядах политика, способного победить на выборах Гельмута Коля. Это был бесславный период для немецкой социал-демократии и годы упущенных возможностей в последний период правления Гельмута Коля. Коль заслужил того, чтобы быть смещенным раньше. Но, кстати, и Герхард Шрёдер заслуживает того, чтобы иметь сильную оппозицию.

Новости «Русского Берлина»

Берлинский суд приговорил выходцев из России Вячеслава Орлова и Сергея Серова к 15 годам тюремного заключения каждого. Их признали виновными в похищении торговца компьютерами Александра Галюса. Галюс пропал без вести в 1997 году. Подсудимые заявляли о своей непричастности к этому делу, однако прокурору удалось доказать его существенное сходство с другим похищением, закончившимся смертельным исходом – жителя земли Бранденбург Матиаса Хинце. На процессе, состоявшемся два года назад, Серов и Орлов сознались, что похитили Хинце и спрятали его в подземный тайник, где тот задохнулся. И в случае Хинце, и в случае Галюса преступники вступали в контакт с семьями похищенных, требуя от них выкуп в миллион марок. За убийство Хинце Серов и Орлов уже были приговорены к длительным срокам заключения, которые отбывали во время только что закончившегося процесса...

На одном из берлинских кладбищ сооружен памятник, напоминающий о женщинах, подвергшихся насилию во время и после окончания второй мировой войны. В торжественной церемонии его открытия приняла участие федеральный министр по делам семьи, женщин и молодежи Кристине Бергманн. Памятник с надписью «Жертвы изгнания, насильственного переселения, изнасилования и принудительного труда предостерегают» представляет собой точную копию мемориальной плиты, возложенной шесть лет назад в сибирском городе Шадринске над массовым захоронением немецких женщин. Вывезенные из Германии после войны, они погибли в сталинском трудовом лагере...

В Доме науки и культуры Российской федерации на Фридрихштрассе состоялся показ документального фильма «Из ада на небо», снятого в России и Германии по заказу немецкой телекомпании ВДР. Фильм рассказывает о судьбе бывшего узника концлагеря Заксенхаузен, летчика Михаила Девятаева. Он приобрел в годы войны широкую известность, совершив побег из плена на бомбардировщике люфтваффе Хенкель 111. Девятаев лично присутствовал на показе фильма, который был приурочен к открытию в мемориале Заксенхаузен, расположенном к северу от Берлина, выставки, посвященной жизни советских военнопленных в этом лагере...

Необычно высокая цена за манускрипт на русском языке была достигнута на берлинском аукционе «Штаргардт». Неизвестный покупатель заплатил 280 тысяч марок за письмо Александра Пушкина, датируемое 1833 годом. В тексте письма содержится один из вариантов поэмы Пушкина «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»...