1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

19.04.2001 Не все кошки ночью серы

Как у Вас с режимом дня? Вы - сова или всё-таки жаворонок? Я вот, например, типичная сова, то есть, с утра раскачиваюсь трудно, зато к вечеру и к ночи оживаю. А жаворонки с утра заливаются во весь голос, так, что даже завидно становится. Во многих профессиях эти прирождённые свойства каждого человека давно учитывают. Команды космонавтов, например, подбирают так, что у одного пик активности приходился на утро, а у другого - на вечер. В земных профессиях часто выбора нет. Нужно работать в ночь - работай, к какому бы виду пернатых ты не относился. Вот о том, как отражается ночная работа на психологии человека, почему люди вообще соглашаются работать ночью, мы сегодня и поговорим. Наш корреспондент Катя Бюрки нашла в Кёльне трёх людей, которые вот уже много лет работают по ночам. Это акушерка, комиссар полиции и таксист:

Даниэла Хайдорн - акушерка. Ей 33 года. Рукопожатие такое решительное, что пальцы трещат. А иначе в этой профессии и нельзя, считает Даниэла. На раздумья и сомненья у неё зачастую просто времени нет. Она работает по вызовам, принимает роды на дому:

    Мы много работаем по ночам, в основном по ночам. Дело в том, что большинство детей рождается ночью, во всяком случае, роды начинаются обычно ночью. Меня чаще всего вызывают где-то между 3 и 4 часами утра. Только сладко заснёшь - мобильный телефон трезвонит или пейджер. И так уже 12 лет, с тех самых пор, как я начала работать акушеркой. Кстати, ничего таинственного в этом нет, просто гормон, который вызывает схватки, срабатывает ночью, это ночной такой гормон.

    Вот и последние роды Даниэла принимала ночью:

      Ну, я немножко пораньше туда поехала, потому что у меня уже такое шестое чувство выработалось. А у неё уже схватки начались. Семья молодая, они как раз переезжать собирались, сняли квартиру побольше в связи с пополнением семейства. Представляете, что у них в квартире творилось? Ящики кругом, картонные коробки. Вот среди всего этого хаоса мы и устроили что-то вроде гнезда, там ребёнок и родился. Так что ему, наверное, на роду написано непоседой быть, вечно странствовать.

      Вообще-то Даниэла считает себя типичным жаворонком. А почему она тогда соглашается на такую работу? Акушерки, между прочим, требуются и в родильных домах. Там, конечно, тоже есть и ночные смены, но хотя бы знаешь, когда у тебя дежурство:

        Разница с больницей в том, что там обычная ситуация такая: приходит совершенно незнакомая женщина, говорит, моя фамилия Мюллер или Майер, а у неё уже схватки начались. Она меня не знает, я её в первый раз вижу. Вот и начинаешь судорожно её историю беременности листать, нет ли каких-нибудь осложнений или противопоказаний. У меня совсем другое дело: звонит Петра, мы с ней давно «на ты», потому что я её во время беременности консультировала, к родам готовила. Я про неё всё знаю, могу заранее сказать, как она себя будет вести, не впадёт ли в истерику отец ребёнка. Трудно, конечно, по ночам не высыпаться, зато нет этого обезличенного конвейера, как в больнице.

        А вот комиссар полиции Томас Кремер уже и сам толком не знает, сова он или жаворонок. Ему 36 лет, из них уже 14 он работает посменно. Вот и в эту неделю он выходит в ночную:

          Ну, я с удовольствием работаю в ночную, но потом наступает момент, когда отключаешься, как будто аккумуляторы сели. Это обычно часа в 3, в 4 утра. Но зато в это время у нас и работы поменьше. Наверное, наши клиенты тоже засыпают. Где-то час надо продержаться, а потом снова набираешь обороты.

          Коллеги Томаса уже давно знают, когда у него наступает сбой ритма, и в это время его подстраховывают.

            Так что я могу ночью работать, хотя работать приходится по-другому. В темноте всё как-то опасней. Да и люди ночью ведут себя иначе. Простая вещь: останавливаем машину. Я толком не вижу, что делает водитель, а может быть, кто-то на заднем сиденье спрятался. Тут и фонарь не помогает. Главное, чтобы напарники был надёжные. Знаете, в прошлом году было несколько случаев, когда в полицейских стреляли. Безо всякого повода и предупреждения. Просто коллеги остановили машину, чтобы документы проверить, а водитель начал стрелять. Правда, оба случая днём были. Так что, может быть, у страха глаза велики, особенно в темноте.

            Вольфганг Корниенко - шофёр такси, крутит баранку уже 28 лет. Причём последние 13 лет выходит всегда в вечернюю и ночную смену - где-то часов с 5 вечера и до утра. График у него свободный - когда хочет и может, тогда и работает:

              Мне это нравится. Летом только плохо, когда рано светает. Я тогда плохо себя чувствую. Иногда даже на полчаса раньше закругляюсь, только чтобы по темноте домой доехать. Полумрак - самое противное время, всё серое, всё сливается. Я люблю работать ночью, я темноту люблю. Может быть, у меня с головой что-то не в порядке, пора к психиатру на приём? Не знаю. Жена говорит, что я - типичная сова. А может быть, я просто привык, потому что у нас, таксистов, ночью заработки лучше?

              Вот так наши герои справляются со своим необычным распорядком дня. А как они оценивают ночную публику? Насколько она отличается от обычной, то есть дневной?

              Тут у каждого свой опыт. Таксист Вольфганг Корниенко считает, что разницы особой нет, надо просто к каждому человеку нужно найти свой подход:

                Конечно, публика ночью особенная. Это почти всегда, ну, скажем, зачастую люди, которые либо выпили, либо чего-то там наглотались. Конечно, ночью подбираешь людей у баров, у пивных, у дискотек. Но есть и такие же, как я, кому ночью на работу. Или студентка, которая до двух ночи подрабатывала официанткой в кафе. Кому-то в аэропорт надо. Одним словом, разные люди. Только не надо всякие ужасы расписывать. Тут я как-то ночью посадил пожилую даму у вокзала. Она меня спрашивает: «И как Вам не страшно ночью ездить?!» А я говорю: «Кого мне бояться? Может быть, Вас, мадам?» Знаете, ведь и днём публика разная попадается. Я недавно напарника подменял, так в 8 утра уже пассажир пьяный в стельку попался. Я так и не понял, он уже с утра успел так набраться или ещё с вечера не протрезвел? А если человек дерьмо - так он и днём и ночью дерьмо. Таксист должен с каждым уметь договориться. Иначе меняй профессию.

                А вот комиссар полиции Томас Кремер считает, что по ночам на улицах совсем другая публика. У него опыт в основном негативный:

                  Совсем другой потенциал на улице, преступный потенциал. Днём это люди, которые идут на работу, просто прогуливаются, ходят по магазинам. Мамы с детьми, стариков много. А ночью - люди помоложе и гораздо агрессивней. Это драки в пивных, на дискотеках. Семейные драки и трагедии тоже обычно ночью случаются. У нас в участке самая разная публика набивается - пьяные, наркоманы, бомжи. Или вдруг прибегает врач, у которого машину украли, или адвокат, которого девочки в заведении обчистили. Мне так кажется, что именно на ночь люди приберегают все глупости, все преступления, которые они днём не успели совершить.

                  Но бывают и курьёзные случаи, когда наша полиция нас бережёт:

                    Ночью звонит женщина и говорит: у меня в стенах радиация. Излучение у меня в стенах и всё тут. И такое отчаяние в голосе, что мало ли что она с собой натворит? Вот мы и поехали по адресу сразу на двух машинах. Оказалось, пожилая дама, вдова, совершенно одинокая. Явно не в себе. Ребята говорят, вызывай врача, это же случай для психиатра. А мне её жалко стало. И вот мы стали проводить «дезактивацию». Поставили щит от излучения. Как? А просто взяли две рации, настроили на одну частоту. Их когда друг к другу подносишь, начинается обратная связь, такой визг и скрежет, что любая радиация испугается. А бабушка всё недовольна - за шкафами, говорит, за шкафами всё излучение попряталось. Что делать, стали мы шкафы двигать. Это всё в 3 часа ночи. Слава Богу, соседи не проснулись. Ну, где-то через полчаса она успокоилась. Её просто страшно было одной в пустой квартире, захотелось с живым человеком поговорить.

                    А вот у акушерки Даниэлы Хайдорн опыт ночной работы сугубо положительный:

                      Ночью люди открываются, они гораздо тоньше чувствуют. Я по опыту уже знаю, что ночью у каждого слова больше значения, чем днём. Пустая болтовня куда-то отступает. И это не только у меня на работе. Не знаю, как у Вас, но у меня такое впечатление, что ночью люди как-то добрее делаются.

                      Вот и всё на сегодня. Спасибо нашему автору Кате Бюрки, спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на «Немецкую волну». Следующий выпуск радиожурнала «Германия из первых рук» - ровно через неделю.