1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

19.01.2001 Энергия ветра / Реабилитационный центр для вьетнамских детей-инвалидов

За последние 10 лет доля энергии ветра в общем производстве энергии в Германии увеличилась в 15 раз. Только в этом году вступило в строй более 900 ветроэнергетических установок. Уже подано 20 заявок на установку новых - прежде всего, в воде у побережья Северного и Балтийского морей. В экологической чистоте энергии ветра сомнений нет. Но как влияют на окружающую среду сами установки? Этот вопрос обсуждали участники прошедшего в Киле семинара, организованного министерством защиты окружающей среды федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, где на долю энергии ветра приходится уже 20% от общего количества, которое потребляется в этой земле. Здесь уже накоплено достаточно опыта в том, что касается использования отдельных ветряков или целых парков. Но установка ветряков в море требует особой подготовки. Говорит министр защиты окружающей среды Шлезвиг-Гольштейна Клаус Мюллер:

«Речь идёт о больших участках, порядка 100 квадратных километров. Высота ветряков должна достигать 130 метров с соответствующим размером ротора. Не исключено, что установив их в море, мы в значительной мере нарушим естественное равновесие. Но точных данных на этот счёт у нас пока нет.»

Ветряки предполагается установить в прибрежной зоне, которая представляет собой экосистему, существующую по своим законам. Боннское федеральное ведомство защиты природы составило специальные карты, на которых обозначены важные в экологическом отношении регионы, где запрещено любого рода строительство.

«Совершенно ясно, что Национальный парк Ваттенмеер на мелководье Северного моря в Шлезвиг-Гольштейне, а также ландшафты, включённые в список «Natura 2000», - это табу. Но мы и не собирались там ничего строить. Это было бы крайне безответственно.»

«Но есть целый ряд регионов, относительно которых мнения экспертов разделились. И здесь приходится решать, что важнее - производство экологически чистой энергии ветра или перелётные птицы, которые два раза в год появляются в этих местах».

Вопросов много: Как, например, будут влиять фундаменты ветроэнергетических установок на животный и растительный мир моря? Не станут ли они помехой для перелётных птиц? Не изменится ли взаимодействие обитающих в регионе видов? Не скажется ли установка ветряков на поведении китов и тюленей, которые ориентируются по звуковым волнам? Согласно данным исследования, проведённого научно-исследовательским институтом морской биологии города Киля, некоторые участки, в которых планируется установить ветряки, служат тюленям местами охоты. И не исключено, что их будет пугать шум установок, даже если они будут работать сравнительно тихо. Немецкий Союз защиты природы NABU и Всемирный фонд дикой природы пока выступают против установки ветряков в открытом море, опасаясь, что они создадут дополнительную угрозу судоходству: неспособные маневрировать суда станут врезаться в их мачты и, разбиваясь, наносить и морю и побережью непредсказуемый экологический ущерб.
Говорит сотрудник ведомства защиты природы Хеннинг фон Нордхайм:

«Мы очень хорошо знаем, что происходит на мелководье Северного моря, но происходящее в открытом море ещё изучено очень мало, что не в последнюю очередь, связано с отсутствием денег на соответствующие исследования.»

«Правда, сейчас ведётся исследование, цель которого - точно определить маршруты следования перелётных птиц. Но это только первые шаги, и пройдёт ещё немало времени, прежде чем мы сможем составить себе полное представление о происходящем в регионе, где планируется установить ветряки.»

«Agent Orange не более ядовит, чем аспирин», - утверждали в середине шестидесятых годов американские военные, распылявшие десятки миллионов литров содержащего диоксин дефолианта над центральным и южным Вьетнамом.

Над Вьетнамом было распылено более 250 килограммов диоксина, одного из самых губительных для всего живого ядов, который, как утверждали американцы, попал в состав дефолианта «по ошибке». Сегодня, через 30 лет после войны, от её последствий страдает более миллиона вьетнамцев, по сей день на свет появляются дети с чудовищными врождёнными уродствами и пороками развития. В 1991 году немецкая частная благотворительная организация Friedensdorf International открыла в одном из пригородов Ханоя реабилитационный центр для вьетнамских детей-инвалидов.

«Моим родителям больно смотреть на меня. Дома, в нашей деревне, я боялась выходить на улицу: другие дети вечно дразнили меня. А когда родителей не было дома, даже били,"

- говорит 15-тилетняя Вин Ким Тхуа, лицо и тело которой покрыто чёрными пятнами.

«Моя чёрная кожа совсем тонкая. Эти пятна болят, особенно, если их задеть. А царапины долго не заживают и потом от них остаются шрамы. Эти шрамы всегда белые.»

Отец девочки почти 30 лет назад воевал в центральном и южном Вьетнаме. Он видел, как над джунглями пролетали американские самолёты, видел, как с неба лились на землю оранжевые потоки яда, видел, как яд покрывал деревья и кусты, чувствовал яд на собственной коже. Ни он, ни другие солдаты, чьи дети страдают сегодня от тяжелейших пороков развития, сделать ничего не могли. В реабилитационном центре, созданном частной немецкой организацией помощи Friedensdorf International живёт и учится 100 вьетнамских детей- жертв применения дефолианта Agent Orange. Возглавляет этот центр врач-педиатр Нгуен Мы Хьен.

«Семьи, в которых есть больные дети и дети-инвалиды, в основном, очень бедные и многодетные. Родители каждый раз надеются, что на свет появится наконец здоровый ребёнок, который потом сможет помогать по хозяйству и зарабатывать на пропитание. Эти люди совершенно измучены. Они счастливы, если им удаётся пристроить хотя бы одно больного ребёнка в наш центр Friedensdorf.»

Доктор Нгуен Мы Хьен часто бывает в детских больницах и санаториях в провинциях, расположенных к северу от Ханоя. Она видит, что число детей в врождёнными уродствами и пороками развития с годами не уменьшается. Напротив. От последствий применения дефолианта Agent Orange страдает уже третье поколение - внуки тех вьетнамских солдат, которые воевали против американцев. Во всех крупных клиниках в Ханое и в Хошимине созданы специальные отделения для детей, которые родились без глаз, без головного мозга, без половых органов, отделения для сиамских близнецов, для детей с непомерных размеров головами и чудовищно деформированными челюстями, отделения для детей, больных лейкемией. Профессор Ле Коа Даи возглавляет созданный в Ханое фонд помощи жертвам применения дефолианта Agent Orange.

«Я скажу честно: научно доказать, что уродства и отклонения в развитии наших детей являются следствием применения дефолианта в годы войны во Вьетнаме, очень трудно. Однако в рамках исследования, которое проводится в различных клиниках Вьетнама, мы обнаружили, что больные дети и дети-инвалиды, как правило рождаются у людей, которые вступали в контакт с содержащим диоксин дефолиантом Agent Orange.»

Фонд, который возглавляет профессор Ле Коа Даи, не получает от США ни гроша, хотя в самой Америке крупные химические предприятия выплачивают компенсации американцам, пострадавшим от применения диоксина, с середины восьмидесятых годов. США требуют, чтобы Вьетнам предоставил конкретные данные исследований относительно ущерба, нанесённого применением дефолианта Agent Orange, однако вьетнамские врачи не располагают средствами, необходимыми для проведения дорогостоящих цитологических и гистологических анализов.

«Я не думаю, что американцы сомневаются в существовании зависимости между применением содержащего диоксин дефолианта и пороками развития среди вьетнамских детей. Я ещё готов поверить в то, что американские солдаты, которые воевали во Вьетнаме, действительно, тогда не подозревали, чем чревато распыление ядов над нашими джунглями. Но я уверен, что специалисты с самого начала прекрасно знали, на что они обрекают людей, знали о долгосрочном воздействии диоксина на всё живое. Они просто не хотят сейчас признавать свою вину».

Не все дети и внуки тех, кто вступал в контакт с содержащим диоксин дефолиантом Agent Orange появляются на свет с пороками развития. Однако это ни в коем случае не означает, что опасность минует четвёртое, пятое, шестое поколения. Диоксин - яд очень стойкий. Вызванные им генетические изменения будут сказываться ещё долго.

«зелёные новости»

Берлин: Экологические организации и союзы защиты животных призвали Немецкое объединение крестьян к радикальному изменению аграрной политики в Германии. Президент Немецкого союза защиты природы (Deutscher Naturschutzring) Хуберт Вайнцирль сравнил кризис, вызванный коровьим бешенством с Чернобыльской катастрофой: как после этой катастрофы стала очевидна необходимость радикального изменения энергетической политики, так и сейчас необходимо пересмотреть отношение к природе и полезным животным, а также разработать новые концепции производства продуктов питания. По мнению Хуберта Вайнцирля, кризис, вызванный коровьим бешенством, должен повлечь за собой и «переоценку многих ценностей».

Лондон: Палата представителей британского парламента проголосовала за запрет традиционной охоты на лис. Закон, однако, ещё должна утвердить Палата лордов, так что до принятия окончательного решения пройдёт ещё несколько месяцев. Противники запрета опасаются, что с прекращением охоты на лис этот хищник расплодится на Британских островах в неимоверном количестве. Уже более 100 лет численность популяции лис здесь регулируют только охотники, других хищников на островах уже давно нет. Увеличение числа лис может повлечь за собой и исчезновение многих других, в том числе, и редких, животных, которых пожрёт этот единственный британский хищник.

Осло: Правительство Норвегии отказывается впредь придерживаться запрета на экспорт китового мяса и жира, несмотря на то, что международный запрет на китобойный промысел по-прежнему остаётся в силе. Норвегия намерена продавать мясо и жир китов Японии, Исландии и Перу - трём странам, которые наряду с самой Норвегией, отказались в 1983 году включить китов в список животных, находящихся под угрозой уничтожения. Международный мораторий на китобойный промысел в коммерческих целях действует с 1986 года. Несмотря на широкие протесты природозащитников всего мира, Норвегия нарушает этот мораторий с 1993 года.

Брисбен: Австралийские природозащитники выступили с протестом против планов предприятия TGS-NOPEC приступить к сейсмической разведке нефтяных месторождений в 50 километрах от Большого барьерного рифа, находящегося под защитой правительства Австралии с 1980 года. Согласно данным природозащитников, взрывы, производящиеся в ходе сейсмической разведки нефтяных месторождений даже на расстоянии 100 километров вызывают у китов и дельфинов лёгочные кровотечения.

Кобленц: Завезённый из Чёрного моря агрессивный рачок вытесняет мелкую живность, обитающую в водах Рейна. Как заявил в интервью информационному агентству dpa сотрудник федерального ведомства водных ресурсов Германии Франц Шёль, этот рачок, который по латыни называется D ikerogammarus villosus, попал в Германию в системах охлаждения судовых двигателей. Он легко приспособился к новой среде обитания и оказался очень активным хищником. Никаких экологически приемлемых методов регулирования численности популяции этого рачка не существует. Франц Шёль предостерёг, однако, от паники: в появлении новых видов животных в реках Германии нет ничего необычного. И хотя некоторые виды, появившись, начинают стремительно размножаться, рано или поздно устанавливается новое биологическое равновесие.

Берлин: В прошлом году немцы истратили на своих домашних животных почти 5,5 миллиардов марок. На первом месте по популярности - кошки: их в Германии 6 миллионов 300 тысяч. На втором - собаки: их 4 миллиона 800 тысяч. На третьем - хомяки, морские свинки и кролики: их 4 миллиона 600 тысяч.