1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

18.10.2001 Контрабандой на Запад

Великое переселение народов, охватившее Европу в 4-7 веках н.э. было вызвано передвижением на запад гуннов. Остановить кочевые народы, оказались не в состоянии ни Великая Китайская Стена, ни глубокие воды Волги, ни отчаянное сопротивление народов. Для гуннов не существовало границ и таможен. Обладание несказанными сокровищами Запада, которые ожидали их впереди, вселяло в кочевников надежду. Многие сложили головы в погоне за птицей счастья. Этот длительный процесс сыграл не последнюю роль в падении Римской империи и формировании новых границ государств.

Сегодня в мире сложилась ситуация, которую вполне можно было бы окрестить новым Переселением народов. Собственно говоря, ведь старое никогда и не прекращалось. Чем более либеральными становятся законы высокоразвитых стран, тем больше причин у граждан менее развитых и по многим причинам безнадежно отсталых регионов мира отправляться на поиски лучшей жизни. И здесь самый простой путь - перебраться на запад, где по представлению многих и есть "земля обетованная", и где их непременно ждет счастье.

О причинах и возможностях его поиска мы и поговорим в сегодняшней передаче.

Нелегальная иммиграция стала серьезным испытанием для многих стран мира: рост преступности, проституции, оборота наркотиков - вот лишь несколько последствий, обычно ассоциируемых с этим явлением. Но и сами беженцы часто разочаровываются в мифическом "Эльдорадо", которым им представлялась Австралия, Япония, Западная Европа или США. Тем не менее, тысячи людей ежедневно нелегально пересекают границы в стремлении достичь заветной цели - " стран золотого миллиарда" современной цивилизации. От чего же они бегут?

Причины ясны. Это военные и религиозные конфликты, преследования по политическим причинам, просто стремление к нормальной жизни, которую они не могут себе обеспечить на родине.

И таких стран немало. А вот целей у нелегальных иммигрантов не так уж и много. В основном это страны Европейского Союза, особенно те из них, которые входят в Шенген. Ведь передвижение по странам Шенгенского договора требует разрешения всего лишь для одной из них.

Европейские страны в соответствии с Женевской конвенцией предоставляют беженцам из неблагоприятных регионов, прежде всего, из стран, где ведутся боевые действия либо ущемляются права человека, возможность получения, так называемого, политического убежища.

Беженцев размещают в специальных лагерях, где они проходят карантин и проверку документов. Порой пребывание в этих лагерях затягивается на целые годы. Причина тому - необходимость предоставить доказательства политических гонений. А у многих просителей заветного статуса кроме желания жить так, как живут на Западе, других оснований просто нет. Что ж, причина вполне объяснимая, жаль только, для европейских чиновников пока недостаточная.

Наш собеседник Максим сейчас живет в Чехии. Он также прошел этот путь. Максим - один из тех немногих, кому удалось получить статус политического беженца в европейской стране. Он рассказал о своих впечатлениях от первых месяцев пребывания в лагере беженцев на территории Чехии.

    - Я сразу попал в лагерь. В лагере карантин. Система такая – две недели медицинские проверки и изоляция. Не можешь никуда отсюда убежать. Ограниченная территория. После этого, в течение двух недель даешь интервью, то есть объясняешь, что тебя сюда привело, какие проблемы. Это интервью является основным документом, в соответствии с которым рассматривается твое заявление о предоставления убежища.

    В лагере большинство людей было, как ни странно, из Советского Союза. Лагеря Чехии были забиты. Все эти люди не попадали в Чехию прямо непосредственно, они не стремились в Чехию. Всех их возвращали из Германии. Контингент такой: люди из ближней Азии, афганцы из Сирии, люди из Африки, из Нигерии. Те, кто добрались каким-то образом до Европы. Очень много из Советского Союза, масса людей. И были единичные случаи из таких стран, как Польша, Куба или Словакия. В основном украинцы, русские, русские с Кавказа. Тогда после первой Чеченской войны люди шли. Из Белоруссии было довольно мало людей. Очень мало из них имели политические мотивы выезда из своих стран.

    В основном это люди, которые принадлежали к низшим социальным слоям, которые имели экономические проблемы. Были, может быть, те, кто скрывался от мафии. Но в основном это были беженцы по экономическим причинам, а также покинувшие места военных действий.

    Это группа людей, на которых распространяется право предоставления гуманитарного убежища, не политического, то есть временного. Таких случаев было 90%, даже больше. Многие думали, что чем дольше на Западе находится страна, тем меньше в нее приток беженцев из СССР и Восточной Европы, и тем больше шансов, что какой-то единичный случай будет рассмотрен положительно. Но шансов попасть в Швейцарию намного меньше, чем в другие европейские страны. В основном в Бельгии находится много людей. В Чехию такие беженцы доставлялись, потому что ни одна страна, ни Германия, ни Швейцария не могла принять столько беженцев.

    Поэтому использовали бюрократическую зацепку, правило, которое гласит, что если человек уехав из страны, пересек какую-либо другую страну, в которой он мог бы остаться, то его могут вернуть в эту страну. Это правило соблюдалось не строго. В моем случае я тоже проезжал через территорию Польши и мог бы там остаться, но в отношении меня это правило почему-то не применили. Меня оставили в Чехии.

    Но здесь возникает правомерный вопрос: как же все эти тысячи иммигрантов попадают в ЕС? Ведь нелегально перейти границу не так уж и просто?

      - В Германию можно попасть двумя путями. Либо самостоятельно, что делают практически каждый день, потому что люди живут в чешском лагере. Ситуация в лагере была такова, что терять было нечего. Несмотря на то, что там была бесплатная еда, довольно сносная, для основной массы – 90%, этого было недостаточно. Мне, например, было достаточно того, что у меня есть жилье, что я в безопасности и так далее. Их представление о Западе было другое, мол, здесь какая-то роскошь. Они поняли, что не за то боролись, и их задачей было идти на Запад, в Германию.

      Я был в лагере, который был ближе всего расположен к германской границе. Это был рай. Попасть в этот лагерь было мечтой. Каждый день люди ходили в Германию. Когда я пришел в комнату, в ней были индус и пакистанец. Первый вопрос был сразу: «Ты уже был в Германии?» И когда я отвечал, что нет, это всегда вызывало большое удивление, что я даже не попытался туда попасть. Попытаться – было святой обязанностью.

      В основном люди были бедные. Но были и другие, которые заранее прослышали о каналах, по которым можно попасть на Запад, которые были при деньгах. Иногда это были большие семьи, например, курдские беженцы, афганские беженцы. Они более-менее знали куда едут. Они имели деньги для того, чтобы заплатить нелегальным организациям, которые с ними сотрудничали, то есть мафии. В разных странах это было по-разному. Это не обязательно были чехи, это могла быть организация, которая имела место жительства в стране имеющий свободный въезд в Чехию, например из Венгрии. И, естественно, имеющая хорошее представление о ситуации на чешско-немецкой границе. Границы никакой нет, но есть пограничные переходы. На некоторых пограничных переходах режим зависит от того, на какой ты машине едешь, какие у нее номера.

      Очень часто удавалось переезжать границу на машине с чешскими номерами без всякого досмотра на территорию Германии. Потом в определенной точке всю эту группу выгружали. Люди платили по 1000 марок с человека. Это просто перевоз. В лучшем случае закинут поближе к лагерю. Ходили слухи, что в Германии существует 90-километровая зона, в которой, если кто-то сообщит в полицию о наличии подозрительно выглядящих лиц, похожих на беженцев, то за донос получит вроде бы 80 марок, точно сказать не берусь, но определенная денежная премия была установлена. Если их в этой зоне ловили, считалось, что они нелегально перешли границу. В основном они переходили без документов, чтобы не получить в паспорте отметку о депортации. Поэтому они его прятали в подошвы, старались не давать документ. Их посылали назад. Но, если человек 90-килметровую зону прошел, появлялся шанс прийти сдаться в полицию. Все стремились в Нюрнберг и в Дрезден, чтобы уже в глубине страны сдаться для получения убежища. Удавалось это практически всем, кто обращался к так называемым переводчикам, который переводили, точнее перевозили через границу.

      В отношении людей, которые переходили пешком, можно сказать, что это практически никогда не удавалось. Они просто не успевали пройти эту 90-километровую зону. Если видят, что кто-то идет пешком, и вид у него явно не прогулочный, никакая машина не остановится, чтобы подвезти. Люди боятся около границы кого-то брать.

      Содействие в нелегальной иммиграции стало в последние годы одной из наиболее прибыльных отраслей теневой экономики.

      Большое количество нигде не зарегистрированных организаций с разветвленной инфраструктурой специализируется на переправке людей через границу - это, так сказать, и теневые посольства и бюро путешествий в одном.

      Услуги включают в себя фальсификацию въездных виз, обеспечение крыши над головой и даже предоставление работы. Прейскурант варьируется в зависимости от платежеспособности клиента. А здесь сервис отличается разительно: например за 100 немецких марок вы можете получить набросок немецких пограничных заграждений на немецко-чешской границе. Пересечение Гибралтарского пролива со стороны Марокко в направлении Испании в трюме старого рыбацкого судна или на надувной лодке обходится в 1000 марок. Примерно столько же стоит переправа через Адриатическое море для албанских беженцев, стремящихся в Италию.

      Существует и "пятизвездочный " сервис: в несколько десятков тысяч долларов обходятся богатым клиентам индивидуальные "туры": на самолетах различных авиалиний с многочисленными пересадками, фальшивый паспорт, визы и гарантия успеха включительно. Для семей имеется скидка. Если по каким-то причинам операция срывается, то дальнейшие попытки оплачиваются "за счет фирмы". По информации Министерства внутренних дел Германии, число таких попыток может достигать более 10.

      Откуда же у беженцев и нелегальных иммигрантов столько денег, чтобы заплатить за дорогу?

      Ответ на этот вопрос кроется в структуре самих организаций перевозчиков. Пути и методы их работы пересекаются с тропами торговцев наркотиками и контрабандистов.

      Прибыльность этого бизнеса, как ни парадоксально это может звучать, прежде всего, в том, что мигрант в большинстве случаев оказывается неспособен самостоятельно собрать необходимую для оплаты проводников сумму. Перевозчики охотно идут навстречу. Средством оплаты могут быть героин и кокаин, как это делает, например, турецкая мафия, использующая албанских беженцев в качестве наркокурьеров.

      Дугой вариант: перевозчики могут годами держать нелегальных мигрантов в рабской зависимости и использовать их в качестве дешевой рабочей силы. Они вынуждают претендентов на место в переполненном автофургоне или трюме корабля продавать домашнее имущество и одалживать на деньги на дорогу у них же. По данным Интерпола только в Париже на сегодняшний день проживает 80 тысяч нелегальных китайских иммигрантов, которые отрабатывают "билет в счастливое будущее" в ресторанах и на текстильных фабриках китайских Триад во Франции.

      Многие женщины оплачивают дорогу уже в стране назначения, сразу же попадая в руки уличных торговцев живым товаром. Мафиозные структуры пользуются полным бесправием своих клиентов, особенно тех, которые сжигают за собой все мосты, отправляясь на поиски лучшей жизни. Ослепленные картиной грядущего благосостояния, жертвы не замечают, как, еще не достигнув желанной цели, становятся рабами на всю оставшуюся жизнь.

      Говорит Член парламентской комиссии по вопросам женщин, депутат бундестага Ирмингард Шеве-Герик:

        - Полиция и местные органы власти часто не воспринимают женщину, как жертву. Ее ставят в один ряд с преступниками, которые нарушают закон о беженцах, и поэтому их без дальнейших разбирательств в течение 48 часов депортируют из страны. Приведу в пример только один из отчетов Европейского Союза: в тюрьмах стран ЕС содержится больше жертв, чем преступников. Бесправие нелегальных иммигрантов - идеальное прикрытие для организованных банд перевозчиков.

        Чаще всего перевозкой и дальнейшим "трудоустройством" занимаются разные подразделения одной организации.

        По мнению Мехмета Терциоглу, руководителя ведомства по делам иностранцев в Анкаре, нелегальный извоз стал за короткий срок более выгодным бизнесом, чем торговля наркотиками. Ответственность за содействие в незаконном пересечении границы не идет ни в какое сравнение со сроками заключения, грозящими наркодельцам.

        В последнее время эти мафиозные структуры растут, как грибы. По мнению экспертов, ничто не оказало такого воздействия на активизацию организованной преступности, как глобализация мировой экономики. Открытие границ, отсутствие механизмов контроля за финансовыми потоками, свободная торговля и неограниченные возможности коммуникации создали просто идеальную почву для их деятельности.

        По оценке ООН, организованная преступность является одной из наиболее крупных отраслей мировой экономики. Ежегодный оборот этой области "жизнедеятельности" достигает сотен миллиардов долларов. Огромные суммы отмываются и легально реинвестируются. Ввозится и вывозится все, что приносит доход - прежде всего - это наркотики, оружие и, как ни странно, люди. Франк Килуффо, эксперт-криминалист Международного центра стратегических исследований в Вашингтоне считает, что доходы каждой из перечисленных отраслей теневого бизнеса можно поставить в один ряд с доходами 500 крупнейших фирм мира.

        Любой вооруженный конфликт только на руку мафиозным структурам. С августа 1998 года десятки тысяч косовских албанцев нелегально пересекли границу с Италией. В 1999 году, когда конфликт в Сербии перерос в кровавое противостояние, цена за перевод через границу возросла до 1300 марок за человека. Несмотря на столь высокую цену, многие из беженцев не достигают желанной цели.

        Нередки случаи, когда при проверке итальянской береговой охраной кораблей, идущий из Турции, команда выбрасывала безбилетных пассажиров за борт или просто оставляла их в открытом море. В августе 1999 года 30 трупов было обнаружено у итальянского порта Лекке, а еще годом позже несколько десятков мертвых тел прибило к греческому берегу. В мае 2000 года 58 китайцев, в течение 4 месяцев колесивших по Европе были найдены мертвыми в закрытом фургоне-рефрижераторе в английском городе Дувре. Выяснилось, что о них просто "забыли." Всего с 1993 года при попытке нелегального проникновения на территорию Европейского Союза погибло 1500 человек.

        Чем больше зарабатывают на нелегальном извозе мафиозные организации, тем выше уровень риска, на который они готовы пойти, чтобы избежать столкновений с полицией.

        На сегодняшний день в мире насчитывается около 30 миллионов нелегальных иммигрантов. Для сравнения можно сказать, что это число примерно равно населению Канады. На территорию Западной Европы ежегодно проникает 500 тысяч нелегалов. 60% из них осуществляют это рискованное предприятие с помощью преступных организаций. Оборот средств от этого бизнеса по оценке Немецкой внешней разведки составляет 30 млрд. долларов в год.

        Через всю Восточную и Южную Европу пролегли трассы, по которым проникают на Запад нелегальные иммигранты. Многие из них в течение долгих месяцев вынуждены отсиживаться в транзитных странах. Только в треугольнике Москва- Минск- Киев своей очереди дожидаются 2 миллиона граждан Китая, Бангладеша, Афганистана, Пакистана и многих Африканских стран.

        Пограничные службы европейских государств зачастую оказываются не в состоянии собственными усилиями предотвратить нелегальное проникновение на свои территории. Министр внутренних дел Германии Отто Шили выступает за создание общеевропейской пограничной полиции. Правительствами европейских стран недавно заключено соглашение об ужесточении мер наказания за контрабанду "живого товара". Но самое важное - Европейские государства начали разработку закона о единых критериях отношения к беженцам и эмигрантам.

        Но до тех пор, пока контрабандисты могут прикрываться живым щитом бесправных и отчаявшихся людей и наживаться на этом, их очень трудно будет привлечь к ответственности. В любом случае, недостатка в горе никогда не возникнет и пока существует человечество, одни его представители будут кочевать в поисках лучшей жизни, другие же на этом наживаться.