1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

18.01.2001 Встречи и беседы в Нюмбрехте(Часть II)

Здравствуйте, дорогие друзья,
у микрофона Виктор Вайц.

Сегодня, как я и обещал вам в прошлом выпуске передачи, мы покинем с вами студию и отправимся в городок Нюмбрехт, что в шестидесяти километрах от Кёльна. Уютный, в стороне от суетного мира, городок утопает в зелени. Живёт здесь 16,5 тысяч человек, из которых 2,5 тысяч - переселенцы из бывшего СССР, то есть почти каждый седьмой житель Нюмбрехта - выходец из бывшего Советского Союза. В одном из районов городка - West 2 - переселенцев по численности больше, чем местных жителей. Но и на гетто в обычном представлении этот район не похож: здесь много больших частных домов, ухоженные дворики, ровные улочки. Здесь же разместился «Бюргерцентрум» - место встречи переселенцев и коренных жителей. Хотя, конечно, местные жители сюда приходят реже. Однако, назвать этот дом местом встречи только переселенцев, по мнению его руководителя Елены Зотке и внештатного сотрудника Вальдемара Хенце, нельзя.

- Скажите, Вальдемар, у Вас складывается ощущение, что переселенцы живут сами по себе, местные жители живут сами по себе, что две разные жизни проистекают в городе?

- Именно такое впечатление и складывается. Для этого и существует наш "Бюргерцентрум», мы хотим, чтобы эти границы исчезли. Мы хотим, чтобы люди, которые здесь давно живут, которые здесь рождены, и люди, которые сюда приехали, сблизились, и чтобы эта граница, ее так не видно, но она ощущается постоянно, исчезла.

- У Вас много друзей среди местного населения?

- Я не могу похвастаться, что у меня очень много друзей, но один друг у меня есть среди коренных немцев, а знакомых достаточно много.

- Что, по вашему мнению, мешает переселенцам стать понятнее и ближе местным жителям?

- Наверное, наши привычки, то, что называют менталитетом. Мы привыкли жить немножко по-другому, у нас склад жизни немного другой. Играет роль и то, что мы живем здесь в одном месте, и мы привыкли к тому, что здесь ближе общение, здесь свой круг людей, не надо напрягаться, разговаривать, с какими-то соседями отношения новые строить, когда здесь те привычные отношения, по которым люди там жили. Каждый из нас по натуре ленивый, если человек не хочет двинуться дальше, то ему легче всего так.

- Вы думаете, это не создает ощущения, что люди живут в гетто? Что не могут потом выбраться от сюда?

- Существует такое мнение, но я не считаю, что это гетто. Просто среди местных порой распространяются слухи и многие считают, что здесь страшно пройти вечером и т.д. Здесь все нормально. Не страшней, чем на любой другой улице. Просто, может быть, местные люди не привыкли к тому, как молодежь организует здесь свое время.

- Бывают такие разговоры, что на Нюмбрехт - West 2 опасно - драки и пр. Раньше это было, надо сказать, 6-7 лет назад, не так часто, когда молодежь между собой что-то выясняла, но уже долгие годы этого нет. Но у людей почему-то такое мнение существует. Они думают, что раз там живут переселенцы, значит там обязательно должны быть пьянки, драки..
Это стереотип. Мои дети учатся в гимназии и сын с дочерью рассказывали, что периодически такие разговоры были. Мы ведь тоже жили здесь до этого года, моя семья пять лет жила в этом районе. И мои дети на это говорили: "Нет, ничего подобного, мы тоже там живем, таково нет.

- А что делает ваш центр, чтобы разрушить эти стереотипы?

- Вот мы и организуем какие-то совместные мероприятия, планируем выставку детских картин в здании администрации города, и мы приглашаем туда все население Нюмбрехта, а также посылаем приглашения конкретным людям, чтобы еще раз рассказать, чем мы здесь занимаемся, какие у нас есть предложения для детей, для молодежи, для взрослых людей. Также мы хотим рассказать о том, что мы планируем организовать союз "Бюргерцентрум", чем он будет заниматься.

- У вас есть хор, расскажите немного о нем.

- Хор "Ивушка", да, с типично русским названием, потому что в этом хоре почти все переселенцы, и вот несколько месяцев назад к нам пришла одна местная женщина. Сейчас она поет с нами вместе, она учит русский язык у меня.

- Хор "Ивушка" хоть и с чисто русским названием, но они поют и немецкие песни, в основном в репертуаре народные песни.

- Скажите, вы оказываете в вашем центре и правовую помощь переселенцам?

- Мы помогаем переселенцам ответить на какие-то вопросы, составить какие-то заявления, написать какие-то письма, разобраться в каких-то документах. Что касается, допустим, пенсий, еще чего-то, мы не специалисты сами, но мы знаем, куда нужно обратиться, чтобы выяснить тот или иной вопрос.

- У переселенцев, которые здесь живут, есть собственные дома, которые они сами построили?

- Есть, вот пожалуйста, вот эти четыре дома.

Вместе с Вальдемаром и Еленой мы решили пройтись по улицам West-2 и поговорить с людьми.
Во дворе одного из домов увидели женщину, представилась она Анной Фризен. Родом из Оренбургской области.

- Скажите пожалуйста, вот этот большой, красивый, добротный дом - это Ваш дом?

- Это наш дом, построить было тяжело, конечно. Я сама клала эти плиты, бывало, до утра работали. Мы уже три года живем в этом доме и с детьми сейчас много места, гораздо лучше. У нас сзади много места, чтобы дети играли, качели, песок. Двухэтажный дом, 160 квадратных метров, и детям хватает, и всем спать хорошо.

- Такой дом, например, в Кельне стоил бы 1 миллион марок, даже больше, потому что там земля дорогая. А здесь, чтобы построить дом, вам, семье переселенцев, вероятно пришлось взять кредит. И вы до сих пор выплачиваете эти деньги?

- Ну, да, конечно. Приходится покупать где подешевле, экономить. И готовим мы сами, чтобы не отдавать где-то деньги. Чтобы все можно было выплатить. У меня пятеро детей. Старшему 11 лет, а мы приехали, когда я была беременна. Приехали мы из Оренбургской области, село Сюзаново. У нас было немецкое село - пять линий домов, мы там хорошо жили. Там сразу замуж и сразу сюда, и здесь сразу строить.

- Вы счастливы здесь?

- Ну, да, конечно, здесь свой дом, спокойно живем, пока никто ничего не говорит на нас...

- А Вы работаете?

- Муж работает, уже почти 8 лет. Дом построить родственники помогали, тяжело было, а сейчас сделали - и хорошо.

- Если не секрет, сколько стоит такой дом здесь построить?

- 450 тысяч. Мы за землю почти сто тысяч отдали, дорогая земля.

- Вам придется еще долго выплачивать кредит?

- Да, пока мы на пенсию не уйдем.

- Ваш дом, Ваша крепость, Вы не прячетесь в этом доме от местного населения? У Вас есть контакты с местными немцами?

- Некоторые как-то смотрят на нас...

- Так Вы же с акцентом говорите по-русски, по-немецки совершенно без акцента, почему они на вас смотрят?

- Они же видят, кто приезжие, а кто нет. Мы многое в доме сами делали - балкон муж делал сам, а я в доме клала эти плиты. Они смотрят на нас и думают: "Вот вы все можете, все умеете, специалисты во всем", - и завидуют из-за этого.

По дороге нам встретился пожилой человек, по внешнему облику сразу было понятно - переселенец.

- Вы принесли сейчас 100 марок для детей в России.

- Да-да. Жалко же их.

- Вы давно живете в Германии?

- 9 лет.

- Откуда Вы приехали?

- Из Казахстана, Караганда.

- В Казахстане у Вас родственников не осталось?

- Нет, ни знакомых, никого.

- А то можете привет передать, как Вас зовут?

- Альберт Бендер.

А что думают о новых соседях и жителях городка местные жители. Об этом мы расспросили двух женщин с детскими колясками. Вот что они нам поведали:

- Мы живём, как мне кажется, каждый своей жизнью. Скажем так, у нас мало точек соприкосновений. Как бы это ещё сказать... Может быть, нам мешает сблизиться то, что между нами существует большая разница, скажем, ментальная, разница менталитетов. Есть люди, с которыми общаешься чаще и между нами возникает взаимопонимание. Но есть и другие: с ними видишься, говоришь: добрый день, и тут же желаешь доброго пути. На этом всё и кончается.

- А что именно отличает коренных жителей от переселенцев?

- Возможно, это жизненная установка, мировоззрение. Может быть, если взять конкретно наш квартал, то здесь живёт и достаточно много безработных. А так называемый нормальный коренной житель с утра пораньше уходит на работу и возвращается вечером усталый и ему не до общения с соседями. Это, как мне кажется, два разных мира.

- Нередко можно услышать, что местные жители с долей зависти смотрят на переселенцев, стремящихся как можно быстрее благоустроить свою жизнь. Так ли это?

- Я совершенно не завидую людям, которые живут в построенных своими руками частных домах. У них обычно много детей и им нужно достаточно много места. Я думаю, что некоторым тесно даже в своих домах из-за большого числа детей. Мы со своими детьми, конечно, не смогли бы жить в таких стеснённых условиях. Но с другой стороны есть среди коренных немцев и такие, которые завидуют, дескать, только приехали, а уже дом построили. Дом наших соседей, приезжих из Казахстана, строился на наших глазах и мы видели, как родственники помогали строить. У людей из стран Восточной Европы ещё сохранились тесные семейные и родственные узы, которые у нас, на Западе, довольно ослабли и не играют больше такой роли, как у этих людей. Этого, разумеется, нам не достаёт. Об этом стоит даже и пожалеть. А зависти у меня лично нет никакой.

До встречи в это же время ровно через неделю.