1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

18.01.2001 Балканский синдром

Вот уже две недели на западе - в средствах массовой информации, в политических кругах, среди военных и медиков - идут споры о «балканском синдроме». Понять суть и причины появления этого медицинского термина мы и попытаемся сегодня. К тому же, «балканский синдром» едва ли не самый яркий пример того, как работает пресса в западном обществе.

Выражением «балканский синдром» журналисты окрестили зарегистрированные в последнее время среди солдат НАТО случаи лейкемии - рака крови. Все заболевшие - их примерно три десятка - родились и выросли в разных странах Европы, но все служили на Балканах в 1999-2000 гг. во время и после косовского конфликта, а потому в чём-то, что связано с этим конфликтом, сейчас пытаются найти и объяснение неожиданному всплеску лейкемии у совершенно здоровых молодых людей. Больше всего подозрений при этом падает на обеднённый уран, которым были снаряжены некоторые боеприпасы, применяемые войсками НАТО. Здесь на всякий случай необходимы маленькие пояснения.

Обеднённый уран это вещество, обладающее примерно наполовину меньшей радиоактивностью, чем природный уран, но столь же массивное - значительно тяжелее свинца. Это-то и привлекает военных (в данном случае). Хотя такой обеднённый уран применяется и - как балласт - при строительстве гражданских кораблей и самолётов.

Этот уран, точнее, стержень из обеднённого урана, помещённый в бомбу или снаряд не превращает их в атомное оружие, а только повышает их разрушающую силу, что особенно важно для борьбы с танками. Такие взрывные компоненты высокоэффективны так же для взлома бетонных укреплений и авиационных полос. Причём, эта техника не нова - она есть в армиях США, Великобритании и Франции. Она использовалась уже в ходе войны в Персидском заливе, затем в Боснии, и в 99-м году в Косово. По словам представителя Пентагона, в 99-м году была выпущена 31 тысяча снарядов с обеднённым ураном. А в 94-95 годах - в Боснии в районе Сараево - 10.800 таких снарядов.

Их применение всегда вызывало протесты пацифистов, врачей и гуманитарных организаций, но военные всегда доказывали, что радиационной опасности людям такое оружие не несёт. Когда же недавно возникли подозрения, что у солдат НАТО, имевших контакт с боеприпасами, снаряженными этим ураном, чаще, чем у других военных, наблюдаются случаи раковых заболеваний, в том числе и со смертельным исходом, руководство НАТО решило создать своего рода кризисный штаб. На этой неделе включённые в него политики, военные и врачи заседали в Брюсселе в штаб-квартире НАТО, где аккредитован наш корреспондент Леонид Сокольников:

    Последние два месяца слово уран стало едва ли не самым популярным в натовских документах. Надо сказать, что еще во время вооруженной операции НАТО против бывшей Югославии военным задавались вопросы, связанные с применением боеприпасов с наполнителем из обедненного урана. Ответ был всегда однозначен: никакой радиационной опасности эти снаряды не представляют.

    Низкообогащенный уран применяется и в сугубо гражданском судо- и авиастроении. Он в два раза тяжелее свинца и им наполняют кили морских яхт и используют как балластный наполнитель в транспортных самолетах.

    Броня американских и британских танков также содержит обедненный уран. Десять лет назад во время операции "Буря в пустыне" 33 солдата американской армии по ошибке попали под обстрел своих же орудий. Врачи заявляют, что все они живы и здоровы, несмотря на то, что носят в себе осколки урановой шрапнели.

    Неплохую поддержку натовским военным сделал руководитель гематологического центра российской медицинской академии Андрей Воробьев, заявивший, что обедненный уран в боеприпасах не может вызвать заболеваний крови, в частности, лейкемию.

    Хотя на всю территорию бывшей Югославии натовцы выпустили десять тонн урановых боеприпасов - в 30 раз меньше, чем за время операции "Буря в пустыне" - среди косовских миротворцев начались массовые заболевания раком крови. А когда от лейкемии умерло 7 итальянцев, 5 бельгийцев, военнослужащие Голландии, Испании, Португалии - о Балканском синдроме заговорили руководители стран-участниц миротворческой операции и общественность.

    Альянс, в начале хранивший полное молчание на этот счет, начал активную кампанию по безопасности применяемых боеприпасов для ракетных расчетов и танковых экипажей. В штаб-квартире прошло заседание Совета НАТО. На специальное заседание собрались военные медики, был экстренно образован специальный комитет по изучению последствий применения обедненного урана, открыт информационный центр. Перед журналистами с разъяснением позиций НАТО выступил генсек Альянса Джордж Робертсон:

    "Позвольте мне отметить, что нет никаких прямых свидетельств связи между очень низким уровнем радиации урановых боеприпасов и заболеванием рака крови. Об этом свидетельствуют выводы, к которым пришли Всемирная организация здравоохранения и департамент экологии ООН. НАТО тесно сотрудничает с этими организациями".

    Главный врач бельгийской армии, которая потеряла пять человек из своего косовского контингента от скоротечной лейкемии, после длительных дебатов специального медицинского комитета заявил:

    "Мы отказались от применения термина "Балканский синдром". В дальнейшем мы будем употреблять только понятие "жалобы на здоровье".

    Однако, "жалоба на здоровье", отправляющая на тот свет все большее количество военнослужащих, подрывает широко рекламируемое расширение Альянса. Новый член НАТО, Чехия, фиксирует первые потери среди своих солдат от лейкемии. Германский министр обороны Рудольф Шарпинг настаивает на необходимости изъятия снарядов с урановым наполнителем из натовских арсеналов. Ко всему прочему, верная союзница НАТО Карла дель Понте, генеральный прокурор военного трибунала по бывшей Югославии, пригрозила начать свое расследование "Балканского синдрома", и если удастся доказать, что массовые заболевания вызваны использованием урановых боеприпасов, Пентагону, основному поставщику урановых боеприпасов, придется пойти на выплату немалых денег в порядке компенсации пострадавшим. Но дело не только в финансовых издержках. Урановый синдром обострил противоречия в рядах союзников по НАТО, которые обозначились еще в период балканской кампании и особенно в последнее время, в связи с решением ЕС о создании собственной оборонной системы. К тому же, судя по заявлениям новой американской администрации, Соединенные Штаты не прочь дистанцироваться от операции НАТО на европейском континенте.

    "Мы совершили большую ошибку, - сказал в частной беседе с журналистами один из натовских генералов, - в свое время при постановке на вооружение урановых боеприпасов кодовое название было такое: высокоэффективные наконечники из тяжелого металла. Но военным понравилось слово уран. Никто не знал, что через десять лет этим дешевым, мощным и, при соблюдении необходимых мер безопасности в принципе, безвредным для личного состава оружием будут испытывать на прочность натовское единство".

    Кстати, бельгийские специалисты по ядерной безопасности считают какую-либо связь между ураном и заболеваниями солдат лейкемией маловероятной, а симптомы не соответствующими привычным. Того же мнения придерживаются и немецкие специалисты:

    "Все анализы, взятые у 120 немецких солдат, находившихся в Косово в составе миротворческих сил, ничем не отличаются от нормальных показателей, типичных для этой возрастной группы,"-

    указал Пауль Рот, профессор медицинской физики, руководитель группы независимых экспертов, которые более года сравнивали содержание урана в моче молодых людей, находившихся всё это время в Германии, с аналогичными анализами солдат, занимавшихся в Косово, например, разборкой бронемашин, уничтоженных урансодержащими снарядами.

    "В принципе, на этом можно и остановиться: если урана в моче нет, то он не может быть причиной болезни, вызываемой ураном,"-

    заключил немецкий профессор Пауль Рот. Американский профессор Даг Рокке видит проблему иначе. Он, кстати, разрабатывал в своё время нормы и правила обращения с ураносодержащим оружием. В статье, опубликованной журналом «Шпигель», Рокке, в частности, пишет:

      "После удара урановой чушки по броне примерно 70% массы урана превращаются в высокотоксичную пыль, которая рано или поздно может попасть через рот, нос, через открытые раны в организм человека и вызвать таким образом радиоактивное поражение или специфическое отравление. И эта опасность существует до тех пор, пока не будет убран, скажем, танк, поражённый ураносодержащим снарядом, и не будет собрана вся высокотоксичная пыль. И хотя пыль обеднённого урана имеет радиоактивность близкую к естественному фону, опасность, созданная применением таких боеприпасов, огромна. Ведь, если пушка истребителя выпускает 3900 снарядов в минуту, то за секунду разбрасывается, распыляется до 20 кг урана. Причём он распределяется по поверхности почвы очень неравномерно."

      Стоит напомнить, что подобная ситуация была и после чернобыльской катастрофы: на одном пятачке - смертельная доза, а тремя метрами дальше - чисто. Поэтому, неудивительно, что и после войны в Персидском заливе...

        "...даже у некоторых членов американской дезактивационной группы, работавшей 10 лет назад в иракской пустыне и имевшей защитные маски и костюмы, через восемь - девять месяцев был обнаружен рак. Через два года первые умерли. Мне был поставлен диагноз - заболевание лёгких, обусловленное вдыханием урановой пыли", - пишет профессор Рокке в журнале «Шпигель». Однако, как указал представитель Всемирной организации здравоохранения Грегори Хартл:

        "Пока ещё всё очень и очень неясно. Однозначно говорить о связи между ураносодержащими боеприпасами и случаями лейкемии преждевременно. Мы должны получить новые и однозначные доказательства."

        Свидетельством того, сколь сложна картина, стали и появившиеся сегодня в прессе сообщения о том, что снаряды, о которых столько говорится, имели не только уран, но и плутоний, или какие-то неприродные изотопы урана, т.е. изотопы полученные в реакторах. А тогда нужно вести речь не только об отравлении тяжёлыми металлами, но и о превышении допустимых доз радиации, что может привести, если и не к онкологическим заболеваниям, то к повреждениям иммунной системы. Кроме того, специалисты рекомендуют не забывать и о том, что разбитые этим оружием танки, так же имели на борту источники радиационной опасности: приборы, технику, оружие. Как бы то ни было, в Германии будет расширено медицинское обследование военнослужащих.

        Но критика в адрес военных не утихает. И касается она, прежде всего, их информационной политики, ведь, как подчёркивает полковник Бернхард Гертц, председатель союза военнослужащих бундесвера:

        "Сразу же после ввода войск НАТО в Косово штаб-квартира альянса через командующих силами КФОР передала предостережение всем военнослужащим. Полагаю также, что к этой проблеме следует подходить с крайней осторожностью и сдержанностью. Пока нет конкретных данных о том, что применение подобных видов вооружений негативно отразилось на состоянии здоровья солдат. В то же время нет сомнений в том, что в результате взрывов снарядов с обеднённым ураном распыляются вещества, которые могут представлять опасность."

        Как бы подтверждая это, «Нью-Йорк Таймс», цитирует текст секретного документа, где говорится:

          "Военнослужащие, входящие внутрь разбитых танков или соприкасающиеся с боеголовками отстрелянных танковых бронебойных снарядов, должны надевать защитные маски и рукавицы, а после этого подвергаться медицинскому осмотру. Эти снаряды безопасны в обращении, но в осколках наблюдается остаточная токсичность, представляющая определённую опасность для здоровья."

          У тех, кто анализирует существующую информацию, крепнет ощущение, что, скорее всего, главная причина «балканского синдрома» в халатности военных. Командиры «просто» проявляли халатность или беспечность не инструктировали своих подчиненных, и те обращались с ураносодержащими боеприпасами не так, как того требуют правила. Возможно так же, что в НАТО не было достаточной координации. Так, немецкие военные, например, не знали, что британцы однажды - лет двадцать назад - использовали ураносодержащие боеприпасы на учениях на территории ФРГ. Правда, по ошибке. Это стало известно только на днях. На днях стало известно и о том, что сами немцы разрабатывали свои боеприпасы такого типа. Об этом журналистам сказал солдат, сообщивший, что он сам тогда стрелял ими, но не получал никаких особых инструкций о мерах предосторожности.

          За спорами о том, насколько опасны радары или обеднённый уран для солдат, все как-то забыли о том, насколько всё это опасно для мирного населения. В том же Косово. Правда, университетская клиника в Приштине обнародовала данные за минувшие четыре года, согласно которым число заболеваний лейкемией не увеличились, а даже уменьшилось. Однако трудно сказать, насколько объективны эти сведения. Исследования, проведённые в ноябре минувшего года комиссией экспертов, которую возглавлял бывший министр по делам экологии Финляндии Пекка Хаависто, будут опубликованы только в марте, но специалисты уже сообщили, что там, где применялись снаряды с обеднённым ураном, уровень излучения превышает норму. А тем временем главный обвинитель Гаагского Трибунала Карла дель Понте занялась проработкой вопроса о возможности привлечения к ответу тех, кто использовал ураносодержащие боеприпасы в косовской операции.

          Естественно, мы ещё не раз вернёмся к этой теме, а сейчас - на прощание - я хочу ещё раз обратить ваше внимание на ту решающую роль, которую играет в раскрытии всех перипетий этого скандала пресса и особенно телевидение. Кстати, задумайтесь: если бы оно было государственным, смогло бы оно столь же открыто и прямо искать причины лейкемии у солдат, посланных государством в Косово?