1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Уик-энд

17.11.2001 Хор Донских Казаков

«Какой русский не любит быстрой езды?» - воскликнул поэт. «Какой немец не любит хорового пения?» - мог бы воскликнуть ему в ответ германский собрат.

Пожалуй, ни в одной другой стране мира искусство «согласного пения» не котируется столь высоко, как в Германии, собственные хоры существуют при церквях, школах, крупных предприятиях, при домах престарелых и при больницах, в министерствах, судах и пожарных командах. Кстати, хор пожарников берлинского района Кройцберг, на концерте которых как-то довелось побывать автору сиих строк, далеко не так уж плох. Узнав, что я родом из России пожарники, как по команде, захлопали себя по ляжкам» «Ja-ja, Russland! Volga! Donkosaken!».

И действительно, для многих жителей Германии – как поющих, так и для не поющих, - понятие о России и о российской музыке неразрывно связано с перманентно странствующими по Германии мужскими хорами, выступающими под названиями типа «Ориджинл Дон Козакен», «Козакен фром Вольга» или что-то в таком же духе. Аляповато-лубочные афиши с луковками-маковками – как правило, собора Василия Блаженного, - бородатыми мужиками в высоких меховых шапках и тому подобной развесистой клюквой – появляются на тех же местах, что и цветистые афиши цирков-шапито.

Кто они такие, все эти оригинальные, настоящие, исконно русские волго-донские «козакен»? За расследование этого вопроса решила взяться моя коллега Карина Кардашева.

«Дон-козакен»: само это слово стало в Германии нарицательным: под ним подразумевается мужской хор, без сопровождения исполняющий русские народные песни и церковную музыку.

Ещё задолго до революции, в конце 19 самом начале 20 веков, в Германию начали наезжать с гастролями хоровые коллективы тогда ещё почти настоящих казаков – немецкие концертные агенты наперебой боролись за право заполучить казачий хор. Мощь голосов, будившая в душах тоску по, пусть неведомым, дальним просторам, врезалась в немецкие сердца раз и навсегда. Уже тогда многие русские песни были переведены на немецкий язык и их взяли на вооружение немецкие хоровые коллективы...

Прошло два десятилетия.

После неудачной попытки оказать сопротивление ленинскому режиму множество казаков эмигрировали: в основном во Францию, Югославию и Германию. Именно тогда в этих странах возникли эмигрантские казачьи хоры, прославившие казаков в 20 веке.

«Хор Уральских казаков» Андрея Шолуха, «Хор Донских казаков» генерала Платова, «Хор Черноморских казаков» Бориса Ледковского,– добрый десяток коллективов, которые только в своем названии содержали слово «казак». Разумеется, был среди них и «самый-самый»: «Хор Донских казаков», основанный в 1920 Сергеем Жаровым в лагере для интернированных белогвардейцев в турецкой деревне Чилингир, что недалеко от Константинополя.

Никто тогда не мог и предположить, что горстка оборванных и голодных певчих из полковых хоров донского казачьего воинства станет, пожалуй, самым знаменитым хоровым коллективом 20 столетия.

В двадцатые и тридцатые годы, казачьи хоры относились к числу наипопулярнейших эстрадных коллективов Европы, да и, пожалуй, всего мира. Они объездили с гастролями весь Старый и Новый свет, бывали даже в Австралии и Латинской Америке, выступали при дворах иранского падишаха и английской королевы. Гонорары казаков взлетали до баснословных высот, однако, если в городе, где проходили гастроли, имелся православный храм – казаки непременно пели в нём литургию. При этом штаб-квартиры большинства казачьих хоров, в том числе, знаменитых хоров Ледковского и Жарова, находились в Германии – стране, где их любили, пожалуй, всё же больше всего... Правда, неумеренная любовь к голосистым кумирам порою доставляла проблемы импресарио: так во время концертов чинная немецкая публика принималась порою крушить в экстазе мебель – в будущем подобное будет происходить в Германии лишь в послевоенный период, во время первых концертов королей рок-н-ролла Билла Хейли и Элвиса Пресли.

С приходом нацистов к власти казачьему расцвету в Германии пришел конец: участники хоров сочли за благо вовремя переселиться в США, некоторое время по Германии еще скитались поддельные хоры Жарова и Ледковского, но потом исчезли и они...

Война кончилось, и в пятидесятые годы, годы экономического чуда, Германия, как никогда радостно принимавшая после многолетней диеты всех иностранных артистов, вспомнила и о своих прежних любимцах - Донских Казаках. Старая любовь вспыхнула новым пламенем...

Сергея Жарова, или как его называют в Германии – Сергей «Ярофф» - немцы любят примерно также, как и Марлен Дитрих или Святослава Рихтера. О нём сняты фильмы, написаны статьи и книги, выпущены многочисленные пластинки и компакт-диски. Об актуальной популярности говорит, к примеру, неплохой немецко-русский сайт в интернете.

Гастролями хора Жарова заведовало концертное агентство «Отто Хофнер». Его нынешний руководитель, Еберхард Бауер-Хофнер, вспоминает:

- 25 лет назад наше агентство организовало для хора «Дон Козакен» под управлением Сергея Жарова турне по всей Европе. Я был тогда ещё маленьким мальчиком, мой отец – Отто Хофнер – к тому времени уже много лет работал с Сергеем Жаровым и с его хором. Во время того памятного турне мы все очень подружились с Жаровым и его семьей, которая тогда жила в Америке. Когда я сейчас об этом вспоминаю - у меня мурашки по коже. С Жаровым было невероятно приятно общаться. Он был небольшого роста, но вместе с тем - грандиозным человеком и очень-очень скромным. Он будто и сейчас стоит передо мной - маленький Наполеон, как его называли. Он был, кстати, большим почитателем Бонапарта.

Из-за слабого притока новых казачьих сил в шестидесятые и семидесятые годы певчими в многочисленных «казацких» хорах были всевозможные восточноевропейские певцы – болгары, поляки, сербы – и просто немцы. Так, именно в таком хоре началась одна из самых странных «немецко-казацких» карьер – карьера берлинского певца Рольфа Рипперта, который, назвавшись Иванов Ребровым, отпустив бороду и украсив грудь большим золотым крестом, стал одним из самых знаменитых «русаков» европейской эстрады.

Однако вернемся к «Донским казакам». Жаровский хор был распущен в 1979 году, а несколькими годами позже, в 1985, умер и сам Сергей Жаров.

Еще во второй половине восьмидесятых годов, с началом перестройки, моды на все русское и падением железного занавеса на возделанные Жаровым европейские поля ринулись армии его не совсем бескорыстных последователей. В восьмидесятых – девяностых годах возникло примерно пять десятков хоров, называющих себя «Don Kosaken». По вполне понятным причинам, им стало тесно в одной маленькой Европе.

Говорит руководитель одного из хоров «Don Kosaken» – Ваня Хлибка, имевший счастье много лет работать в хоре самого Жарова.

- Я ничего не имею против конкуренции – они имеют право на жизнь, мы тоже. Но я считаю не совсем корректным то, что это имя - «Don Kosaken» – эксплуатируется людьми, которые Жарова никогда в жизни не видели, и не знают, что он хотел, или как он понимал эту музыку. Некоторые концертные агентства одновременно отправляют на гастроли до пяти хоров под именем «Don Kosaken Chor». Публика сбивается с толку, и однажды может так случится, что люди и вовсе перестанут ходить на «Don Kosaken», потому что они говорят: «Мы не понимаем, какой хор настоящий, а какой - нет. Я считаю это несправедливым.

Что же получается, каждый, кто хочет, может назвать себя «Don Kosaken Chor»? А как обстоят дела с правами на это имя?

- На это имя есть права, их имеют господин Бауер-Хофнер – агентство «Отто Хофнер». Однако проблема в том, что имя «Don Kosaken Chor» состоит из трех слов: слово «Дон» нельзя защитить, так как это река, «Козакен» – это казаки, и «хор» – это хор. Это означает, что в принципе имя «Don Kosaken Chor» по сегодняшним правилам в Германии на 100 процентов защитить нельзя.

Более того, многие коллективы повадились добавлять к имени «Don Kosaken» слово «original». Одним из первых так назвал свою группу Ваня Хлибка: ”Original Don Kosaken Solisten Vanja Hlibka». На то у него действительно было некоторое, по крайней мере, моральное право: ведь он и другой солист – Георгий Тимченко – действительно много лет пропели у Жарова. Наименование стало предметом судебного разбирательства. Процесс начался по вине хора-конкурента, который был заявлен в афише как «Original Don Kosaken». Похоже, его руководитель - Максим Ковалев - изменил свое мнение.

- Мы называемся сегодня «Maxim Kowalew Don Kosaken», так, как я всегда хотел назвать этот хор. Для нас на самом деле всё равно, как мы называемся. Мы - Don Kosaken, и слово Original нам, по сути, и не нужно.

Придется возразить Максиму Ковалеву, который, кстати, начинал свою «казачью» карьеру в ансамбле у Вани Хлибка. Кому как не Ковалеву знать, что заявленное на афише имя «Original Don Kosaken» - половина успеха!

Итак, суд постановил: впредь никто не имеет право называть себя «Original Don Kosaken». Однако вернемся из зала суда в концертный зал. Похоже, публику вся эта тяжба нисколько не смущает:

- Да, в настоящее время существует много различных хоров под именем «Don Kosaken». Но, должен заметить, певцы, которые приезжают из России, все примерно одинаково хорошо образованы. Конечно, есть различия, потому что у всех разные голоса. Но эти различия лишь в нюансах, оттенках. Меня восхищает, прежде всего, то, в каком диапазоне они поют. От самых высоких нот до самых низких. Это зачаровывает.

Что нужно ещё для того, чтобы называть себя «Don Kosaken»? Конечно, обязательный репертуар: без «Колокольчика», «Калинки» и «Стеньки Разина», а также без ставшего обязательным номером программы - гимна Бортнянского ”Коль славен наш господь в Сионе”, причем желательно на немецком языке, хор «Don Kosaken» абсолютно немыслим. Но это, пожалуй, единственное произведение на немецком. Незнакомый язык публику ни сколько не отталкивает. Напротив:

- Я знаю почти все тексты наизусть, на русском языке. У меня есть дома пластинки.

Впрочем, иностранным язык является не только для публики. Певцами новых казачьих хоров становятся не только русские, украинцы или белорусы, но и болгары, чехи - да кто угодно - лишь бы глотка была луженой.

Казачьей родословной похвастаться могут не многие. Хотя некоторые были посвящены в казаки, как, например голландец Марсель Верхоев - с 1996 года руководитель «Хора донских казаков России», который, кстати, тоже раньше назывался «Original Don Kosaken Chor Russland». Этот хор действительно состоит целиком из певцов родом из бывшего СССР, но и среди них казаков далеко не 100 процентов, да и те не донские, а московские.

Кстати, примечателен тот факт, что руководители хоров, как правило – западные граждане: голландец Верхоев, или наполовину немцы Ваня Хлибка или Максим Ковалев.

Но вот составить хор из нынешних эмигрантов, или музыкантов, проживающих в Европе – оказывается нерентабельно:

- После того, как пал железный занавес, нет никаких проблем пригласить певцов из Восточной Европы, из России. У них также есть интерес здесь работать, они очень хорошо зарабатывают.

Что же ещё отличает «Don Kosaken»? Ну, конечно, внешний вид. Помимо галифе, гимнастерки и сапог желательно на голове иметь папаху, или на худой конец фуражку, а в руках нагайку. И, что немаловажно, с голой физиономией появляться на сцене - это моветон - изволь отрастить усы. Ну, а что если не растут, или растут, но светлые, издали их не видать? Тогда придется, как в старые добрые времена, фабрить, рисовать или клеить искусственные.

Что ж, возможно из всех выше названных и неназванных «новых» казачьих хоровых коллективов и выкристаллизуется самый-самый, который и войдет в историю 21 столетия. А пока публика с трудом отличает хор Максима Ковалева от хора Марселя Верхоева или ансамбля солистов Вани Хлибка.

- Я была четыре раза на концертах «Don Kosaken». Я их отличаю лишь по составу – бывает, что выступает 9 певцов, или, как сегодня, 16. Но это всегда – восхитительно. Я люблю эту музыку.

- Недавно мы были на концерте хора «Уральские Донские Казаки». Нам всё нравится. Это же одна традиция. Русская душа!

Да, кстати, встретила я на этих концертах и немало соотечественников:

- Я, честно говоря, здесь, в Германии, значительно чаще посещаю какие-то концерты, связанные с русской культурой, чем я посещал в России, в Москве. Наверное, какой-то элемент ностальгии есть.

- Я тоже думаю, что, наверное, здесь мы больше ходим на разные мероприятия, поскольку, когда живешь у себя, то вроде особо и не ценишь. А здесь пользуешься любой возможностью. Мне очень понравилось!

В России западные казачьи коллективы практически не выступают – не выгодно. Так что хотите послушать «Don Kosaken» - приезжайте в Германию!

Тем более что на днях в Кёльне вновь появились красно-черно-золотистые афиши с до боли знакомыми куполами собора Василия Блаженного: не иначе как очередные казаки пожаловали! Ну, конечно, скоро Рождество, а значит, немцы будут вновь и вновь с восторгом слушать баллады о Стеньке Разине и двенадцати разбойниках, всхлипывать под «Вечерний звон» и на «бис» требовать «Калинку».

  • Дата 21.02.2002
  • Автор Карина Кардашева, Анастасия Рахманова
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1sFW
  • Дата 21.02.2002
  • Автор Карина Кардашева, Анастасия Рахманова
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1sFW